• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
8 ноября 2016 г. 12:55:28

Откуда в Бруклине церковь белгородского святителя

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Иоасаф в Нью-Йорке
Фото Олега Шевцова

На 65-й улице в Бруклине английская речь звучит гораздо реже, чем русская или украинская. Видимо, сказывается близость Брайтон-Бич, где компактно проживают тысячи выходцев из бывшего СССР. Сама улица местами напоминает тихую американскую провинцию: с виду и не скажешь, что ты в Нью-Йорке. Аккуратные двухэтажные дома вплотную примыкают друг к другу.

Именно здесь между спа-салоном и мастерской, где делают кухонную мебель, находится неприметное здание из красного кирпича с изображением святителя Иоасафа Белгородского. И хотя роль привычных нам церковных куполов здесь выполняет соответствующая вывеска, это – самый настоящий православный храм.

«Входите скорее! – приветствует меня на входе настоятель храма отец Борис. – Давайте я только закрою изнутри, чтобы какие‑нибудь мексиканцы ненароком не заявились и не помешали нашей беседе».

Настоятель

Борис Опарин родился и вырос в Кемерово. В конце восьмидесятых отслужил в советской армии. В 1990-е вместе с семьёй перебрался в Курск, где окончил духовную семинарию. А в 2000-х неожиданно для себя оказался в Америке.

«Сам я в Штаты никогда не стремился, – рассказывает он. – Но мою жену позвала её сестра, ранее перебравшаяся сюда. Мы подали в посольство документы на иммиграцию и стали ждать».

Фото Олега Шевцова

Ждать пришлось долго – больше года. За это время в Америке случились теракты 11 сентября. Борис Опарин уже сомневался и в целесообразности переезда, и в том, что американские власти разрешат им въезд. Но тут у него случилась неожиданная паломническая поездка.

«Я приехал в Белгород, приложился к мощам святителя Иоасафа и обратился к нему с молитвой: вразуми, святой отче, может, мне не нужно никуда ехать? И ровно через три дня нас с женой вызывают в посольство: ваша заявка одобрена!»

В Нью-Йорке отец Борис поначалу служил при храме Новомучеников и Исповедников Российских. Вскоре после переезда произошло и другое значимое для него событие – воссоединение РПЦ с Русской зарубежной церковью. А ещё через несколько лет митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Илларион предложил Опарину основать новый храм.

Храм

Если в России основание храма подразумевает строительство, то в Америке ищут помещение для аренды. Арендованный вариант представляет собой небольшое двухэтажное здание из красного кирпича. Подвал занимает трапезная, где проходят уроки воскресной школы. На первом этаже – собственно храм со всеми необходимыми атрибутами: есть алтарь, иконостас, притвор. А вот на втором снимают апартаменты совершенно посторонние люди.

«Я ни на минуту не сомневался, в честь кого освятить храм, – говорит отец Борис. – Конечно, в честь святителя Иоасафа Белгородского! По степени святости я бы поставил его рядом с Николаем Угодником».

Часть церковной утвари новому храму досталась в наследство от закрывшегося храма в соседнем штате, Нью-Джерси. Главной ценностью отец Борис считает храмовую икону Николая Угодника («Она намоленная – на неё ещё белые эмигранты молились»). А икону Иоасафа Белгородского с частицей мощей святителя передал в дар патриарх Кирилл.

На аренду и коммунальные услуги уходит 2 500 долларов в месяц («Мы платим за рент лендлорду»). Ещё 1 000 долларов в месяц уходит на зарплату руководителю церковного хора – регенту. Сам батюшка, как и матушка, в храме трудится на общественных началах: раньше он зарабатывал на жизнь таксистом, но теперь его основная работа – дипломированный соцработник. Матушка Татьяна в миру занимается бухгалтерией и оформлением налоговых документов. Все церковные службы настоятель проводит сам: на оплату труда дьякона денег нет. Впрочем, он не жалуется.

«Я живу в духовной радости, – говорит отец Борис. – Господь даёт мне здоровье для служения, чудесных людей вокруг. У нас есть небольшая квартира. Словом, Господь полностью подготовил моё настоятельство, поэтому даже при скромных финансах я могу служить и помогать людям».

Фото Олега Шевцова

Люди

Практически все прихожане храма – эмигранты из бывших советских республик. Именно их пожертвования позволяют оплачивать аренду. Люди они, как правило, небогатые: представители среднего класса и выше в церкви появляются редко. Последних отец Борис называет не прихожанами, а захожанами. Но их вины в том не видит:

«Кто‑то однажды сказал, что Америка – это огромный трудовой лагерь с усиленным режимом питания. Люди так устают на работе, что им просто не хватает сил или времени прийти, скажем, на вечернюю службу. Приходят обычно человек 25. Вообще, наш приход официально насчитывает 67 членов. Но, например, на Пасху причастились 88 человек. Храм маленький, поэтому многие ожидали своей очереди на улице».

При храме действуют сразу две воскресных школы – для детей и для взрослых. Детям преподают Закон Божий, историю России, русский язык и литературу, коррекцию речи (для тех, кто родился в США, предмет нелишний). При храме даже действует детская театральная студия. Для взрослых – другая программа.

«После воскресной литургии мы идём с прихожанами в трапезную, – рассказывает Борис Опарин. – Еду люди приносят с собой по принципу «возьми для себя и для того парня». Потом проходит духовная беседа. Часть прихожан остаётся и на занятия: я преподаю им Закон Божий и нравственное богословие. Бывает, что по три-четыре часа сидим».

Несколько раз в храм приезжала жительница Старого Оскола. Причем не по пути к родственникам или в турпоездке, а целенаправленно организовывала себе паломническую поездку в бруклинский храм. Правда, добиралась она сюда не без приключений. Один раз её задержала полиция на Таймс-сквер, где оскольчанка пыталась проповедовать православие попавшимся под руку индусам. В другой раз она переругалась в аэропорту с американскими таможенниками, которые никак не могли взять в толк, зачем россиянка привезла с собой столько иконок и угощений для русскоязычной общины.

Фото из архива храма
Фото из архива храма

Будущее

«Наш храм в Бруклине некоторые называют храмом любви, – говорит Борис Опарин. – В том смысле, что тут никогда не бывает склок и пересудов: мы все как одна большая духовная семья, члены которой любят друг друга. Русские, украинцы, белорусы, выходцы из Казахстана – настоящий Ноев ковчег получается».

Впрочем, как‑то раз у отца Бориса случился небольшой конфликт по политическим причинам. Часть прихожан украинского происхождения выразила недовольство георгиевскими лентами, которыми священник украсил к 9 Мая свой храм и автомобиль.

«Я сказал им: вот – Бог, а вот – порог. Не хотите быть с нами – идите с Богом, – рассказывает настоятель. – Эти люди перестали быть моими прихожанами, но остались в моих молитвах об их здравии и вразумлении».

Через два года у храма Святителя Иоасафа закончится срок действия аренды. Уже сейчас отец Борис занимается поиском нового помещения: собственники дали понять, что не намерены продлевать аренду, поскольку собираются продавать здание. Предварительно озвученная ими стоимость – 900 тыс. долларов – для прихода выглядит нереальной: сейчас он не располагает и десятой частью этой суммы.


для комментариев используется HyperComments