• 63,91 ↑
  • 68,50 ↓
  • 2,46 ↑
3 ноября 2015 г. 17:37:45

«Джазовая провинция» в Белгороде продолжается

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Интеллектуальный джаз, босанова и свинг
Фото Юрия Бограда

Вот уже 20 лет передвижной международный фестиваль Леонида Винцкевича собирает мировую элиту джаза, превращая запад европейской части России в Мекку для его поклонников. 2 ноября в Белгородской государственной филармонии их ожидала новая встреча с выдающимися джазовыми виртуозами, прибывшими в наш город из Норвегии, Бельгии, а также из Москвы и Курска.

Эспен Эриксен: Джаз есть проявление нас настоящих

Первый концерт второго этапа «Джазовой провинции» в Белгороде открыли норвежские джазмены. Espen EriksenTrio – уникальный союз совершенно потрясающих музыкантов: пианист Эспен Эриксен (Espen Eriksen), контрабасист Ларс Тормод Дженсет (Lars Tormod Jenset) и ударник Андреас Бай (Andreas Bye). Их джаз прохладный, интеллектуальный. Композиции очень мелодичны, лиричны, одни проникнуты нежностью светлой грусти, другие – несколько меланхоличны, но каждая исключительно красива. Это музыка состояний, которую сложно с чем-то сопоставить.

«Мы не хотим, чтобы нас с кем-то сравнивали. Ни с мастерами прошлого, ни настоящего. Скажем, мы слушаем большое количество европейских групп и не слышим собственного звучания многих из них. Они – подобие американского джаза. Мы же не стремимся подражать ни американским джазменам, ни кому бы то ни было. Ищем своё лицо. Хотим быть самими собой. Теми, кем мы являемся. И наш джаз есть проявление нас настоящих», – рассказывает Эриксен.

– При этом ваша музыка имеет подчёркнуто национальный характер. В ней в том числе отражается и романтическая традиция Норвегии, в первую очередь идущая от Эдварда Грига, и скандинавский фолк. И, когда вы играете, в воображении возникают развёрнутые прекрасные картины сурового норвежского леса, величественных гор, фьордов, водопадов-гигантов… – претворённые в жизнь сказки Севера.

Эспен Эриксен: Собственно, как и романтики, я обращаюсь к народной музыке, но, черпая из неё, стараюсь осмыслить её по-своему, осовременить – ищу другие звучания, звучания сегодняшнего дня. Что касается образности моих композиций, то я не задумываюсь об этом, не создаю сознательно. Всё происходит так: начинаю играть и полностью погружаюсь в музыку, она меня ведёт.

– Вы играете с Ларсом и Андреасом уже около десяти лет. В этом ли причина или в другом, но между вами полное взаимопонимание, чёткое, гармоничное взаимодействие. Всё-таки как случилось, что вы основали не квартет, не секстет, а именно трио?

Э. Э.: Трио – это не много и не мало, это идеально. И это очень сложный формат, где всё должно работать точно. Мне легко объяснить, чего я хочу, что нужно делать. Мы чувствуем друг друга, направляем друг друга, помогаем друг другу. В результате достигаем гармонии, баланса между импровизационной свободой и нашими техническими возможностями.

– А как обстоят дела с лидерством? В вашем ансамбле есть место музыкальному эгоизму или вы его преодолеваете во имя общего звучания?

Э. Э.: Если говорить об организационной, экономической стороне нашей деятельности, то лидер я. И я пишу музыку. Но когда мы её исполняем, лидеров среди нас нет, мы все становимся единым организмом. При этом каждый из нас особенный. И каждый выражает себя, ведь джаз – музыка души.
– Что за возможности открывает перед вами «Джазовая провинция»? Чем она привлекла вас?

Э. Э.: Фестиваль Леонида Винцкевича – замечательный случай посетить разные российские города, встретить множество потрясающих музыкантов, услышать их оригинальную музыку. И, разумеется, исполнить свою и обрести вас, фантастических слушателей.

– You Had Me At Goodbye (2010), What Took You So Long (2012) – оба ваши альбома получили ежегодную награду «Выбор критиков» американского джазового журнала Jazziz в номинации CD. Профессиональное сообщество уже успело оценить и ваш последний Never Ending January (вышел в минувшем сентябре). Выступая в Белгороде, вы представите новый диск?

Э. Э.: Для фестивального концерт мы выбрали и будем играть для вас всё лучшее из трёх альбомов.

Лучшие или нет, но точно невероятно прекрасные произведения исполнили Espen EriksenTrio. Anthem, All Good Things, Third Stop, Floating, Never Ending January, In the wood – их пьесы музыкального минимализма не большие, но удивительно выразительные, с яркими и краткими совершенными соло каждого из инструментов. Интеллигентной уникальной авторской музыкой назовёт их конферансье концерта – заслуженный деятель искусств России Владимир Фейертаг, собственно, один из символов эпохи, когда джаз только приходил на нашу, тогда ещё советскую территорию. Если вы поклонник этой музыкальной культуры, то наверняка знаете о первой в России энциклопедии «Джаз. XX век» (2001). Так вот, Фейертаг – её составитель. Он и автор первой на русском языке книги о джазе.

  • Конферансье концерта – заслуженный деятель искусств России Владимир Фейертаг.

Сергио Бастос: Для меня джаз – это свобода

А норвежскую команду на сцене уже сменяет бразильско-курско-московская. Специальный гость феста, феноменальный бразильский гитарист и вокалист Сергио Бастос (Sergio Bastos, сейчас живёт в бельгийском Брюсселе), выступит в сопровождении музыкантов экстра-класса: гитариста Алексея Кузнецова, саксофониста Николая Винцкевича (альт и сопрано) и басиста Сергея Винцкевича, ударника Вардана Бабаяна и перкуссиониста Дмитрия Храмцова. Но пока, предваряя их выступление, Владимир Борисович рассказывает о босанове:

«Босанова – экспортный продукт Бразилии для Америки. Там босанову принимают как джазовый стандарт. Естественно, есть корифеи этого жанра: Жуан Жилберту (с Жоао, его дочерью, Бастос сотрудничал) и Антониу Карлос Жобим. Сегодня вы услышите достаточно много их музыки. Я считаю, что босанова возникла из самбы, когда её один такт разделили на два и замедлили темп. Практически это так. И да, босанова богата этническими ритмами. Другой вопрос – джаз это или нет? Но есть ведь чувство ритма. Есть энергетика. Есть собственное неповторимое звукоизвлечение. Значит, это джаз. По энергетике это всё наша музыка».

Наконец, выходит Бастос и Ко. Звучит изумительный голос Сергио, его искусная игра на гитаре, придающее особый шарм шейкер-яйцо в его руках, развёрнутые соло сакса и межинструментальные диалоги… Начинается время изощрённых, гипнотических ритмов, довольно простых мелодий и импровизации без границ – музыки, точно принесённой бризом с берегов Копакабаны.

Удивительный человек, Бастос открытый, добродушный, обаятельный. Он уже во второй раз выступает в нашем городе в рамках «Джазовой провинции». Говорит, что нежно любит Россию, русских.

«В вашей стране меня всегда прекрасно принимают. Каждый концерт здесь оборачивается праздником. И пусть сегодня было не так много человек, но я чувствовал подлинный интерес тех, кто пришёл. Их любовь и необходимость в этой музыке», – делится бразильский джазмен.

К слову, зал едва ли был и наполовину заполен. Почему? То ли из-за катастрофы, потрясшей всех нас, и траура. То ли, потому что 31 октября прозвучал масштабный концерт No comment band под управлением Владимира Уварова, ознаменовавший собой открытие джазового сезона в белгородской филармонии, и публика несколько пресытилась джазом... Вопрос без ответа. Но, несмотря на пустые кресла, атмосфера сложилась необыкновенная, почти камерная. Слушатели следили за происходящим на сцене с двойным вниманием и аплодировали, что называется, за двоих.

– Сергио, а как вы оцениваете опыт сегодняшней коллаборации с курско-московскими музыкантами?

– Я черпаю вдохновение из каждого проявления этого мира, того, что я вижу, того, что слышу. И любой новый опыт для меня важен, особенно если речь о творческом эксперименте. Сегодня, когда мы играли в ансамбле, а главное, исполняли наше новое, совместное с Николаем Винцкевичем сочинение «Босанова», я был очень доволен. Случился крайне интересный, плодотворный тандем. И мне кажется, мы добились оригинального звучания.

И единственно, о чём остаётся жалеть, что такой сложносочинённый союз не предполагал соло выдающегося гитариста – народного артиста России Алексея Кузнецова (Москва). Об этом я и спросила самого мастера, а ещё о том, как ему удаётся так точно чувствовать других участников ансамбля.

«Мой опыт даёт мне возможность слышать своего партнёра. Когда меня об этом спрашивают музыканты, говорю: «Откройте уши, если ваши уши слышат, то всё получится». Что касается сольных партий, обязательно разверну их в следующий раз. А сегодня я доволен тем, что аккомпанирую. Тем, что я умею это делать. А солисты получают удовольствие, танцуя на этом блюдце. Для меня это – удовольствие», – улыбаясь, отвечает Кузнецов.

Владимир Уваров: Мы в десятке лучших биг-бендов страны

Два года назад, общаясь с белгородскими журналистами, Леонид Винцкевич сказал: «Мы задумывали «Джазовую провинцию» так, чтобы в её рамках выступали и российские музыканты. Знаменитые и достойнейшие из них в фестивале участвуют».

Тогда возник вопрос о белгородских коллективах, в частности филармонического биг-бенда Владимира Уварова, который в конце 1990-х в рамках феста выступал. И вот наш замечательный коллектив снова влился в его течение.

«Джазовая провинция» для нас, безусловно, осенний праздник. Мы к нему всегда готовимся. Стараемся близко к фестивальным концертам начинать и свой сезон. В этом году наше открытие пришлось на 31 октября. По этому случаю к нам приехал легенда отечественного джаза Анатолий Кролл, что свидетельствует о том, насколько мы выросли за почти 14 лет своего существования. Он поднялся на сцену и официально пригласил нас на свой фестиваль в честь столетия со дня рождения великого джазмена Олега Лундстрема (апрель 2016-го). Напомню, что коллектив, носящий имя Лундстрема, до сих пор единственный в России в статусе Государственного камерного оркестра джазовой музыки. Так вот, Кролл соберёт десять лучших больших джазовых оркестров страны, и наш бенд один из них. Ещё радостная новость: у бенда появился второй дирижёр – Игорь Овчаров», – делится перед выходом на сцену художественный руководитель No comment band.

А в зале уже раздаётся голос Фейертага:

«Если бы биг-бенда не было, то его стоило бы придумать», – сказал один из сильнейших эгоистов-индивидуалистов в джазе Диззи Гиллеспи. Биг-бенд – это классический состав. И его создание возможно лишь тогда, когда находится человек, для которого это становится делом всей жизни. Таков Владимир Уваров».

Сам Владимир Павлович называет оркестр «высшей формой джазовой музыки в коллективном исполнении», отмечая, что «играть в нём должны хорошие солисты, которые умеют импровизировать, а в противном случае в джазе делать нечего». А ещё он сторонник старой американской традиции. Ему ещё давно Кролл говорил: «Играй американцев – научишься играть». И вот во втором отделении концерта «Джазовой провинции» мы слышим фирменный звук уваровского бенда, его массивный, блестящий свинг.

Первые две композиции – Alexander's Big Time Band Тома Кубиса и джазовый стандарт When you're smiling в его же аранжировке – дирижирует сам мэтр. А после худрука сменяет Игорь Овчаров – звучит классика в джазе: интерпретации Пятой симфонии Бетховена и эпизод из Сороковой симфонии Моцарта. Наконец, финал гранд-концерта – популярная «Садись в поезд А» Дюка Эллингтона и время прощания со своим особым и таким благодарным слушателем.

Напоминаем, в связи с днём траура концерт «Джазовой провинции», который должен был прозвучать 1 ноября, состоится 4-го.




для комментариев используется HyperComments