• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
21 сентября 2015 г. 18:31:40

В Белгородской области пытаются сблизить изобретателей и предприятия реального сектора

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Интеллект в помощь
Фото Вадима Заблоцкого

Большинство полученных патентов в России не работают, а из всех изобретений внедряют едва ли не десятую часть. В регионе поставили амбициозную задачу: за пять лет нарастить в общем объёме удельный вес инновационной продукции в пять раз.

Деньги на ветер

Рынок интеллектуальной собственности в области начал формироваться ещё до появления самой области. Тогда ни о каком рынке речи, конечно, не шло, но схема работала: патентные службы на каждом предприятии фиксировали рационализаторские предложения и изобретения. Описания изобретений с 1924 года (!) собирали и хранили в центре научно-технической информации.

«В сложной экономической ситуации 1990-х годов нужны были свободные площади, и фонд, который к тому моменту насчитывал около 1,5 млрд единиц, хранить стало нерентабельно. И тогда их забрала областная научная библиотека, как единственное и самое крупное региональное хранилище документов, – рассказывает директор Белгородской государственной универсальной научной библиотеки Надежда Рожкова. – Если бы мы этого не сделали, трудно сказать, что бы с ними было. У нас сначала был сектор при отделе производственной литературы, потом патентная служба, а сейчас серьёзный патентно-информационный центр».

После того как правительство области, Роспатент и научная библиотека подписали трёхстороннее соглашение, в патентно-информационный центр приходят светлые головы с идеями на миллион.

«Запатентовать можно почти всё, но извлекать прибыль из технического новшества, на которое получен патент, – это уже другое, – говорит заведующая центром Юнона Маркина. – Я знаю три варианта, для чего подают заявки на получение патента. Во-первых, для получения научной степени нужны публикации в журналах, а заявка на изобретение или на полезную модель приравнивается к ним. Во-вторых, для собственного удовлетворения – когда много идей, но нет денег на их реализацию. И третий, идеальный вариант, – служебные изобретения, которые представляют предприятия, где усовершенствовали какие-то свои процессы».

Государство заинтересовано в прибыли, поэтому, помимо пошлины, обладатель должен ежегодно платить и за поддержание патента. За весь срок действия (25 лет) набегает более 130 тыс. рублей.

«Если обладатель патента не внедряет свои изобретения, он просто выбрасывает деньги на ветер, а если он перестаёт платить, то через три года патент теряет свою силу, и восстановить его уже невозможно», – продолжает Юнона Маркина.

Выпадающее звено

Российский путь к инновационной экономике, в основе которой не только знания, но и готовность к их практической реализации, пока чётко прочерчен только на бумаге. Концепции, планы мероприятий и региональные госпрограммы разработаны, но наука по-прежнему далека от реального производства, а интеллектуальный рынок существует обособленно от рынка товарного. По статистике, которую приводит генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ), академик РАН Евгений Каблов, в Японии используется почти 95 % инновационных идей и проектов, в США – больше 60 %, в России – не более 10 %. На этом фоне претензии на импортозамещение с переходом на собственные технологии выглядят просто по-детски.

Но такая картина сложилась не сегодня. Уже в 1980-е СССР, застолбив за собой на мировом интеллектуальном рынке четверть всех изобретений, не был лидером в их реализации. Разработки и мозги утекали на запад, где были деньги и желание для этого. С середины 2000-х заговорил о переходе на инновационное развитие. В 2010 году на инновации из федерального бюджета выделяли 477 млрд рублей, в 2012-м – 950 млрд. В 2015-м по 45 федеральным целевым программам выделено 1,117 трлн рублей. Но бизнес по-прежнему не торопится внедрять отечественное, предпочитая купить готовое за рубежом.

Разработчики стратегии инновационного развития, реализуемой в стране уже четыре года, констатируют, что в 2009 году доля затрат на технологические инновации (в общем объёме) на производство отгруженных товаров, произведённых работ и услуг промпредприятий в России не превышала 2 %. К примеру, в Германии она составляла 3,4 %, в Финляндии – 3,9 %, в Швеции – 5,4 %. Отсюда и интерес к практическому внедрению разработок: в Германии его проявляют 71,8 % предприятий, в Бельгии – 53,6 %, в Финляндии – 52,5 %, а в России – только 9,4 %.

Об использовании результатов интеллектуальной деятельности предприятия сообщают добровольно, но тренд очевиден и по регионам. В ЦФО за 2013 год только на изобретения поступило 14,6 тыс. заявок на патенты, а внедрено из ранее заявленных – 5,2 тыс. На полезные модели поступило 5,7 тыс. заявок, а использовали 1,7 тыс. За прошлый год по этим двум позициям подано 16,7 тыс. заявок, а в дело пустили 7,4 тыс. Отдельно ведётся статистика по промобразцам, базам данных и ИТ-технологиям.

Иллюстрация Любови Турбиной

«В цепочке изобретатель – инвестор – производство отсутствует «продавец», который объединил бы звенья на взаимовыгодных условиях, – продолжает Юнона Маркина. – На Западе связующим звеном между изобретателями и предприятиями выступают агенты, которые ищут тех, кто заинтересован в разработках. А у нас изобретатели сами ищут средства на выпуск опытного экземпляра и его доведение до рыночной модели».

Взгляд в будущее

Интеллектуальную собственность определённо нельзя назвать основным источником роста белгородской экономики. Необходимы условия, при которых бизнес начнёт серьёзно вкладываться в мозги.

«Коммерциализации изобретений – проблема во всём мире, – продолжает директор библиотеки. – Может быть, нужен фонд поддержки изобретателей и рационализаторов, может быть, нужно снизить налоги на тех предприятиях, где внедряются инновации. Для частного бизнеса тоже создать финансовую заинтересованность во внедрении новшеств. Словом, всё должно быть на уровне государственной системной политики».

Частью этой политики стала областная программа развития экономического потенциала, рассчитанная до 2020 года. Один из её приоритетов – стимулирование инновационной деятельности. На это из всех источников финансирования, включая федеральный бюджет, выделяется 490,1 млн рублей. Ежегодно в областном бюджете предусмотрено 33,2 млн рублей. Если поставленные рубежи будут взяты, через пять лет удельный вес инновационной продукции в общем объёме с нынешних 4,4 % достигнет 25 %.

Иллюстрация Любови Турбиной

Первые шаги к инновационной экономике область уже сделала. В рейтинге инновационной политики НИУ «Высшая школа экономики» поставил регион на седьмое место.

«Оценивали нормативно-правовую базу, наличие специализированных координационных советов, относительный уровень бюджетных затрат на науку и инновационную инфраструктуру, то есть условия для инновационного развития, и они у нас есть, – поясняет первый замначальника департамента экономического развития области Ирина Корнейчук. – И за три года увеличилось количество инновационно активных предприятий, их около 11 % от всего объёма, вырос на 42 % объём внутренних затрат предприятий на исследования и разработки – почти 2 млрд рублей. Объём внутренних расходов на технологические затраты вырос в 2,5 раза и составил более 4 млрд рублей. Доля инновационной продукции в объёме отгруженной продукции промпредприятиями выросла с 0,4 до 4,4 %».

Разработчики программы отмечают, что в области, как и в целом по стране, необходимо наращивать связь бизнеса с сектором исследований, стимулируя спрос на инновации. В числе основных барьеров – низкие вложения предприятий в исследования и обновление основных производственных фондов, а также неразвитость рынка интеллектуальной собственности и культуры работы с ней. Многие руководители не знают ни о существовании патентной базы, ни о том, что региональный бюджет возвращает до 7 млн рублей, потраченных на приобретение интеллектуальной собственности.

Три года назад область включилась в программу создания международной системы центров поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ), реализуемую Всемирной организацией интеллектуальной собственности. Появятся два уровня: первым уже стал ЦПТИ патентно-информационного центра, вторым будут ЦПТИ на 15 предприятиях, с которыми заключат соглашения.

«Задача ЦПТИ первого уровня – максимально приблизить информационные ресурсы к разработчикам технических новшеств, обеспечить доступ к коммерческим базам данных и бесплатно обучить навыкам их использования», – поясняет Надежда Рожкова.

По словам Юноны Маркиной, постепенно процесс идёт: развиваются предприятия, вырабатывается культура обращения с интеллектуальной собственностью, люди начинают осознавать, что свой интеллект можно и нужно капитализировать. Успешные примеры показывают стоматологическая клиника «ВладМиВа», которая патентует составы стоматологических смесей, оформляет товарные знаки и продаёт на них лицензии; завод красок «Квил»; резидент «Сколково» компания «ИннТаргет» (титановые сплавы, ИТ-технологии).

«Есть у нас шанс переориентировать экономику на инновационное развитие, но это вопрос времени и вложений, – считает она. – При грамотном подходе патенты могут приносить хорошую прибыль».


для комментариев используется HyperComments