05.12.2016, Понедельник 21:34
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
17 октября 2014 г. 15:56:35

Работа и быт «неправильного» полицейского – в материале «ОнОнаса»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Инспектор Гаджет
Фото из личного архива Артёма Ченчика

Представьте себе стереотипного шахтёра. Что скажете? Работает как проклятый – всегда по уши в угольной пыли. По вечерам, наверное, выпивает с мужиками. Раз в год, возможно, ездит в санаторий по профсоюзной путёвке. А теперь вообразите, что приходите домой к реальному шахтёру – и он включает для вас симфонии Брамса, показывает фотографии с отдыха на горнолыжном курорте… Шаблончик рвётся, правда же? Или возьмём участкового из деревни. Едет на работу такой хипстер при погонах, делает утреннее селфи на свой айфон и собирает «лайки» в «Инстаграме». Завязка для телесериала, не иначе. Но жизнь тем и прекрасна, что способна развеять любые стереотипы.

Если шахтёр из моего многословного вступления вымышленный (хотя это не означает отсутствие таковых на самом деле), то участковый – настоящий. Он живёт и работает в Волоконовском районе, зовут его Артём Ченчик, и ему 22 года. В «Твиттере» господин полицейский известен под ником @ArtMayers, где Art – это Артём, а Mayers – фамилия героя одного из фильмов Роба Зомби.

На старые вещи – по-новому

Физически лейтенант Ченчик рос в селе Ютановка, профессионально – в Белгороде. После девяти классов сельской школы он поступил сначала в лицей милиции, спустя три года – в институт МВД. Артём не лукавит – мечты стать полицейским не было, просто хотелось получить хорошее юридическое образование. Домой дипломированный специалист вернулся с небольшим опытом работы в следствии и дознании и большим желанием трудиться.

«В должности участкового я работаю с августа. Моя территория – половина села Пятницкого, это в 10 км от Ютановки. Вообще я не по этому профилю учился: у меня юриспруденция, а участковые – это правоохранительная деятельность. Но с местами по специальности напряжно, так что пришлось немного переквалифицироваться. В любом случае интересно! Участковый должен быть универсальным, ему приходится много общаться с гражданами. А я нахожу язык со всеми людьми – независимо от их возраста или социального статуса».

Однако и для своей местности, и для профессии Ченчик – персонаж нехарактерный. Модная причёска, айфон, «Твиттер»… Это как-то не по-волоконовски и не по-полицейски. Тем не менее «инспектор Гаджет» не чувствует себя белой вороной.

«Насчёт причёски коллеги похихикали и успокоились. От соцсетей тут все очень далеки, да, но я не хочу никого винить. Это люди старой закалки, они привыкли жить и думать по-другому. Меня сейчас устраивает и положение, и коллектив, и руководство. Начальство мой «Твиттер» прочитало весь, когда узнало, что вы приедете! Но я ничего не нарушаю, секретную информацию не фоткаю. Просто смотрю на старые вещи по-новому».

Гаджетами Артём заболел лет восемь назад – как раз с тех пор, как приехал в Белгород. Всю сознательную молодость он пользуется продукцией Apple – поюзал и iPod, и iPad, и iMac, не было только макбука. Айфоны молодой полицейский скупает по мере их выхода. С появлением в России недавно презентованной последней модели у Ченчика нарисовалась и новая «яблочная» цель – на неё, видимо, и будет откладывать с зарплаты.

Наркомания, клубничка и поэзия улиц

А откладывать есть с чего – в месяц участковый зарабатывает около 33 тыс. рублей. Доход даже для Белгорода приличный, не говоря уже о сельской местности. Понаблюдав за Артёмом лишь один неполный день, могу заверить, что его труд оплачивается справедливо.

«Прошу в мой батискаф, или космолёт. – Так лейтенант называет потрёпанную «копейку» 1985 года выпуска. Это его личный автомобиль. – Можно было и служебную взять, – продолжает Ченчик, – но своя машина как-то привычнее, на ней и работаю. Тем более что бензин компенсируют. Она – более-менее, жаль только, что магнитофон отсюда украли: как-то в Белгороде отмечал день рождения, утром вышел, смотрю – окно выбито и провода торчат. Самое обидное, что ещё и шнур от айфона спёрли! Он оригинальный был…»

Фото Алексея Севрикова

По дороге из волоконовского райотдела в Пятницкое Артём рассказывает истории из первых недель работы. Истории, преисполненные деревенского колорита.

«Поступает звонок из дежурки – мужчина сообщил, что на его участке кто-то ворует клубнику. Приезжаем. Здравствуйте, мол, что произошло? Смотрите-смотрите, говорит, вон она, ворует! Действительно, в огороде стоит женщина. Подходим, выясняем, а это оказывается его жена… Однажды тётя пришла. Отдыхала в Валуйках с компанией, употребляли. Сумочку у неё подрезали, а там паспорт был украинский. Что делать? Беру объяснения, опрашиваю, готовим дело к отправке в Валуйки – в таких случаях должен разбираться не наш район. Наутро звонит, говорит, нашлось всё – в почтовый ящик подкинули. Снова надо брать объяснения, писать рапорт».

Карта в кабинете участкового усеяна разноцветными флажками – в зависимости от «рода деятельности» правонарушителей-рецидивистов. Бывшие заключённые, семейные дебоширы, алкоголики, наркоманы – с кем-то полицейский уже знаком, кого-то ещё предстоит навестить. Удовольствие сомнительное, зато какие улицы приходится патрулировать! Гоголя, Пушкина, Горького, Толстого, Чехова, Маяковского… В этом смысле участок Артёма весьма поэтичен. Да и выглядят эти улицы, надо сказать, безмятежно.

«Это днём, сейчас все спят, – поясняет полицейский. – Веселье вечером начинается. Нередко скутеристов задерживаем юных: им по 12–13 лет, гоняют без шлемов, пьянствуют, курят… Сейчас ещё волна пошла по молодёжи – дуют спайс (синтетическая курительная смесь – прим. ред.). По факту это наркотик, но он не всегда определяется наркотестами! А недавно ночью остановили паренька – нёс куда-то полмешка мака.

Цыганы шумною толпой…

– А какой вызов тебе запомнился больше всего? – спрашиваю Артёма.

– Парень повесился на моём участке, – не раздумывая отвечает он. – 1991 года рождения. Ссора с женой, алкогольное опьянение… Мать приехала – была не особо шокирована. Сказала, что он ещё до армии бегал с верёвкой, кричал, что повесится. Я ездил и на судмедэкспертизу, и в морг. Морально непросто, конечно.

– Наверное, этому посвящался твит: «В деревне невозможно работать»?

– Это было написано на эмоциях. Понимаешь, я неделю поработал и сразу в такой хаос попал… И твит, по-моему, возник не по поводу трагического случая, а после рейда по цыганам.

Под пристальное внимание полиции цыгане часто попадают за воровство, мошенничество, нелегальную торговлю и отсутствие регистрации. По словам Артёма, они перепродают двигатели, коробки передач, снимают золото, выманивают банковские карточки и занимаются конокрадством. Однако участковый отмечает, что так себя ведут далеко не все представители этнического меньшинства.

«У нас есть хутор Щепкин, проверяли тамошних цыган. Заходим – люди опрятные, культурные, не пьяные, дети чистые, сытые. Они работают, ведут хозяйство – в общем, обычная деревенская семья. Поехали в Верхние Лубянки – там совершенно другая ситуация. Кстати, туда сейчас и отправимся».

Фото Алексея Севрикова

15 км, разделяющие Пятницкое и Верхние Лубянки, батискаф-космолёт преодолел за считанные минуты. Местные цыгане прописаны в Пятницком, поэтому, можно сказать, подпадают под ответственность лейтенанта Ченчика. В разбитом дворе небольшого покосившегося дома нас встретили две женщины, облепленные любопытными детишками. Участковый поприветствовал семейный подряд и вопросом «Как у вас дела?» вызвал неожиданное эмоциональное наступление одной из мам.

– Знаете шо, игралась вот эта девчонка на улице, мальчик соседский на лисапеде ехал и ногой ударил её по голове! Я подбегаю, она лежит на дороге и плачет! А если б случилось шо?

– Когда это было? – хладнокровно спросил Артём.

– Да дня три-четыре назад.

– Так а чего ж вы сразу не позвонили? Сейчас уже ничего не докажешь.

– Да я клянусь, хотела тебе позвонить, но мы номер потеряли! А мамка этому пацану даже замечания не сделала!

– Где она живёт?

– Да вон там! Я хотела разобраться, пошла к ней, а она ещё и на нас стала кричать, мол, мы не смотрим за своими детями! Что ж, если мы цыгане, то нас надо бить?!

– Понимаешь, такой у неё менталитет, она всегда будет думать о вас плохо. Правильно ты живёшь, неправильно – ей всё равно, – философский месседж участкового внезапно успокоил агрессивно настроенную цыганку. – Поэтому не ходи сама выяснять отношения, сразу звони. Записывай телефон.

– Да у нас и записать нечем. – Позже Артём рассказал, что 23-летняя особа не умеет писать.

– Стоп, у меня же визитка есть, – опомнился полицейский. – Вот, возьмите и положите куда-нибудь, чтоб не потеряли.

– Спасибо, что заехали, – поблагодарили цыганки, выговорившись. – А как вас по имени-отчеству?

– Артём. Можно просто Артём.

Чуткостью и искренним вниманием к людям начинающий участковый уже за первый месяц работы добился аналогичного отношения к себе. Его от души нахваливала пятницкая бабуля – мать беженца с Украины, которого полицейский, как и других граждан с таким статусом, должен контролировать по долгу службы. И даже дебошир из Нижних Лубянок, который, как показалось, даже был рад внезапному визиту Ченчика.

Фото из личного архива Артёма Ченчика

По принципу дзэна

По случаю приезда журналистов Артём обедал дома, хотя такую роскошь он себе позволяет нечасто – когда перекусывает в сельской забегаловке, а когда вообще не успевает поесть. Участковый теряет многое, потому что его мама готовит божественно – я, признаться, давно не ел такого наваристого деревенского борща, ароматной картошечки с солёными огурчиками и помидорчиками, сочных мясных котлет, нежнейшего сала… Нашу трапезу Артём не преминул сфотографировать с помощью ещё одного любимого гаджета – экшн-камеры GoPro.

«Помимо полевой работы есть много бумажной. Бывает, и до ночи сижу за написанием объяснений и рапортов. Но я нахожу время для всего. Если появляется хотя бы одна свободная минута, час, день, я не падаю бревном. Летом на обеде купаюсь в речке, прыгаю с тарзанки, люблю на GoPro поснимать дно. Тащусь от велосипеда, в Белгороде прыгаю на нём с трамплинов. Камеру нацепил, сделал пару селфи, в «Инстаграм» закинул – ребята смотрят, ребята читают, ребятам нравится. Телевизор не люблю. Он мне нужен только для того, чтобы играть на нём в Xbox».

Пожалуй, единственная серьёзная проблема Артёма – дефицит общения. В Ютановке у него нет ни друзей, ни знакомых, которые бы разделяли его интересы, а в Белгород надолго не вырваться.

– Не то чтобы это меня душит, просто иногда вгоняет в тоску. Бывает, освободишься пораньше, придёшь после работы – не будешь же в восемь ложиться спать! А какие тут развлечения? Видеоигры спасают. И я читаю – в последнее время подсел на Коэльо. Благо с книжными магазинами здесь всё в порядке.

– Теперь понимаю, почему ты назвал себя в «Твиттере» неправильным полицейским, – отмечаю я.

– Так и есть. Понимаешь, с кем бы я ни ездил в машине – у всех играет шансон. Или «Демо», «Руки вверх» и тому подобное. Я же слушаю метал, инди-метал, хардкор, пост-хардкор, когда-то слушал дэткор, хоррор… В 2007-м даже попал под эмо-движуху, катался на скейтборде – короче, занимался всем, что было модно. Даже аниме смотрел!

Пока родители достраивают дом, Артём живёт у бабушки.

«Потому что у бабушки есть Wi-Fi», – шутит «инспектор Гаджет».

Он не скрывает, что хочет для себя другой жизни, но к цели идёт постепенно и рассудительно.

«Планы на юридический институт. Хочу защитить кандидатскую диссертацию по социологии личности и преподавать в вузе. Если будет возможность, пойду на второе высшее – с удовольствием бы поучился на истфаке. Я не собираюсь до пенсии бегать участковым. Хотя некоторые считают, почему бы и нет: езди себе туда-сюда, тридцатку платят – что ещё нужно? Я так не хочу. Эту работу рассматриваю как первый шаг, первый серьёзный опыт. Сколько потребуется, я отработаю. Семью заводить не тороплюсь – не хочу отвлекаться от цели, разрываться… Когда будет учёная степень, будут конкретные перспективы, тогда можно и об этом подумать».

Среди многочисленных увлечений Ченчика никогда не было места курению и алкоголю. Пьёт он только настоящий китайский чай – пуэр, тегуаньинь, молочный улун… Друг полицейского Владимир, большой любитель культуры Востока, даже сделал для Артёма чабань ручной работы – столик для чайных церемоний. Разумеется, эти церемонии во всей красе можно увидеть в «Инстаграме» участкового.

«Кое-что в работе меня сильно накаляет, и я ворчу в «Твиттере», не без этого. Но в такие моменты всегда стараюсь соблюдать принцип дзэна: «Если проблему можно решить, волноваться не стоит. Если проблема не решается – волноваться незачем».


для комментариев используется HyperComments