11.12.2016, Воскресенье 09:15
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
21 сентября 2016 г. 10:53:13

Стенс-культура как болезнь

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Игра на понижение
Фото Юрия Бограда

Когда редактор попросил меня написать о фестивале White Motion, в голове сразу же сработали все стереотипы про «Ладу-Седан», красные мокасины и чёрные-чёрные «Приоры» с абсолютно непроницаемыми для света стёклами. О чём там писать? Ну ок, иду на фест.

Это уже второй стенс-фестиваль в Белгороде. В 2015-м White Motion собрал любителей тюнингованных авто возле Центра молодёжных инициатив, где преград для низко сидящих машин не было. В этот раз было решено замутить фест на крыше торгового центра, что было сопряжено с рядом сложностей: плитка, которой вымощен спиральный въезд на крышу, оставляла желать лучшего, а перед въездом из асфальта угрожающе выпирала искусственная неровность. Но к чести организаторов, обе эти проблемы были оперативно устранены – ямы в плиточном покрытии заделали, а «лежачих полицейских» участники переезжали по доскам.

Занижай и выделяйся

Почти 60 машин из разных городов России и Украины оказались на крыше белгородского торгового центра в день открытия фестиваля. Заявок было больше, но кто‑то сломался в пути, другие не успели завершить свои проекты. И всё же в нашем городе такого масштабного представительства отечественной стенс-культуры ещё не было. Толпа зрителей и участников курсировала между выставленными автомобилями разных цветов, марок и годов выпуска, глазея на результаты творчества доморощенных автомастеров. А посмотреть действительно было на что: у одной машины широченные колёса почти упираются в крылья, у другой прямо на колёсных дисках установлены шипы. Но не все делали ставку на агрессию – вот, например, насадка на выхлопную трубу с силуэтом милой кошечки. Да ещё и на «Ладе-Приоре», которая, к слову, была всего одна на весь фестиваль. Ожидания не оправдались, чему я, признаться, был только рад.

Фото Юрия Бограда

«Я одна приехала сюда из Волгограда, – рассказывает хозяйка «Приоры» с кошечкой Анна Маркина. – Очень интересно ехать по России и смотреть, чем отличаются регионы друг от друга. Например, Воронежская область – капустная столица России. Столько её полей и огородов я нигде не видела. А у вас оказалось много арбузов, что меня удивило».

Аня занизила машину, чтобы выделяться из толпы. Ей нравится, когда на её авто обращают внимание. Девушки такие девушки…

«Ни копейки не жалею на «копейку»

Кроме современных авто на White Motion приехало несколько машин Made in USSR, они тоже все занижены. Одна из них – ВАЗ-2101 орловчанина Андрея Жидова. Несмотря на то, что выпущена «копейка» в далёком 1974 году, выглядит она как новая. Странные круглые зеркала заднего вида, которые раньше никогда не встречались мне на подобных авто, оказались опцией экспортного исполнения (да-да, советские «копейки» охотно покупали и за рубежом).

«Это моя первая машина. Года четыре назад, когда пошла эта тема, купил по объявлению за 50 тысяч рублей. В Интернете насмотрелся, что можно из такой машины сделать, и захотелось именно «копейку». Её проще найти, чем «тройку» или «двойку». Откатал на ней лето, исправил мелкие косяки. А зимой начал тюнинговать: заменил переднюю и заднюю подвески, чтобы машина стала ниже, из Красноярска и Казахстана заказал бамперы, вместо коричневого салона сделал красный. Доработал и кузов: задний туннель и проставки для амортизаторов поднял, срезал под корень отбойники. Поставил движок от «тройки» – родной мотор скоропостижно скончался. Варил кузов, потом красил. Потом около полугода её собирал».

— Почему занижение автомобиля так важно для тебя? Зачем борешься с сантиметрами, отделяющими низ машины от асфальта?

— Это уже как болезнь, – улыбается в ответ Андрей. – Я уже не признаю высокие машины. Низкий силуэт выглядит совсем по‑другому. В преодолении препятствий на такой тачке тоже есть свой кайф. Не всегда это получается без проблем, но я к этому всегда готов – под двигателем стоит защита. Ну и подвеска доработана – я ведь не тупо запилил пружины.

— Сколько денег вложил в «ласточку»?

— Где‑то тысяч сто. Я не считаю, сколько на неё трачу. Ни копейки не жалею на «копейку». Если что‑то нужно, то беру и покупаю. Планов ещё много. Перекрасить кое‑где надо, злые люди поцарапали багажник. Капот хочу поменять, а в следующем сезоне хочу сделать её ещё ниже. Сейчас до балки сантиметров шесть, это много. Под капотом надо кое‑что переделать.

На «копейке» Андрей летом съездил в Адлер. От Орла это, на секундочку, полторы тысячи километров в один конец.

— И как ты на низкой машине столько проехал?

— Да всё прошло бы нормально, если бы не Ростов. Там ужасные дороги. Погнул поддон, крепления коробки и амортизаторов.

— Как в Орле реагируют на твою машину?

— Город маленький, наверное, уже привыкли все. А так улыбаются, когда еду, большой палец показывает. Собираю на улице не виртуальные, а вполне реальные «лайки».

Беседуя с такими людьми, как Анна и Андрей, понимаешь, что они искренне вкладывают душу, время и деньги в свои машины. Тут ничего не попишешь – банальная фраза про красоту и жертвы здесь уместна как никогда.

Что такое «широко», и что такое «низко»

На фестивале White Motion старых «Жигулей» явное меньшинство. Они выступают в классе «ресто» – это заниженные ретромашины с олдскульными дисками и максимальным количеством родных деталей. Гораздо больше на крыше торгового центра современных машин, представляющих стенс-культуру. Организатор фестиваля Виталий Якименко максимально простым языком (в терминологии чёрт ногу сломит) объяснил, что это за штука такая.

«Грубо говоря, стенс – это «низко-широко». Пневмоподвеска (регулируемая при помощи сжатого воздуха) или статика (подвеска, при которой клиренс машины зафиксирован на одном уровне и не меняется) – неважно. Лишь бы это были хорошие диски, рентгеп (пружины или винты) и фитмент (посадка шины)».

— Стоп. «Низко-широко» – это как?

— Высота и ширина. В культуре стенс чем шире диск, тем у́же резина. Это закон. Поэтому обычный диск не подходит. Чем у́же резина, тем ниже можно опустить кузов. На обычную резину машина «не ляжет». И это уже не стенс. Хочешь ниже – делай у́же резину, а её на обычный диск не поставишь, нужен широкий. Олдскульные диски обычно заказывают из Японии или США. Мои из Японии. Они очень дорогие – отдал 97 тысяч рублей за четыре диска.

— Как узнать, что перед тобой стенс-машина, а не просто заниженная тачка?

— Владельцы заниженных тачек обычно делают из своей машины бункер – лепят на стёкла максимальную тонировку. Среди стенсеров таких нет. Прозрачные стёкла, аквариум – это часть стенс-стиля. Там лишь бы потемнее и пониже. Они не раскатывают арки и ставят узкие колёса, которые не видно, когда она едет. Машина будто плывёт по дороге. Им нравится так, а нам так.

От себя добавим: стоит такое стенс-удовольствие прилично. Если делать на заказ, то детали вместе с установкой выйдут под 100 тысяч рублей: подвеска сто́ит порядка 40–50 тысяч, колёса в районе сорока, само расширение, сварка и покраска – ещё около двадцатки. Так что лучше иметь правильно заточенные руки и делать всё самому – тогда получится сэкономить. Если есть деньги, то лучше обратиться к профессионалам, они предлагают уже готовые проекты. Без должного опыта может получиться так, что все труды пойдут насмарку.

В Белгороде стенс-культура развита слабо. Парни из Samopal Customs говорят, что в других городах, куда они ездят на фестивали (а это почти вся Россия, за исключением Севера), про такие машины не говорят: «Фу, она же низкая». И белгородские дороги для таких авто прекрасно подходят.

«Весной следующего года мы хотим сделать ещё более глобальный фестиваль с участием мотоциклов. Должны медленно, но верно приехать машины, которые стоят специально для таких встреч. Больше их нигде не увидишь».


для комментариев используется HyperComments