05.12.2016, Понедельник 03:36
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
4 ноября 2016 г. 11:19:57

Журнал «ОнОнас» разузнал, кто воюет в белгородских лесах

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Игра друзей
Фото Юрия Бограда

По-осеннему сырое субботнее утро. Вместе с фотографом мы идём по Пикник-парку. Наша задача – увидеть слева от дорожки зелёную сетку, которой огорожен полигон. Зелёную сетку. На фоне хвойного леса, который, как известно, и зимой, и летом… Звоню Евгению, который позвал нас сюда: «Женя, мы заблудились!»

«Это ты в оранжевой куртке? – спокойно отвечает из телефонной трубки Евгений. – Машу вам рукой. Видишь меня?»

Евгения видно хорошо. Он проводит нас через проход под сеткой (вот же она была, как мы её не заметили?) и ведёт к небольшой поляне, по центру которой, словно круглый стол, лежит на боку деревянная катушка из‑под кабеля. Здесь же группа людей. Сколько их, понять сложно, потому что все одеты в камуфляж и сливаются с лесом. На столе и специальной подставке разложено разнообразное оружие: автоматы Калашникова, натовские штурмовые винтовки, пистолеты. Один из вояк достаёт из футляра снайперскую винтовку. Неподалёку, уверенно расставив ноги-сошки, ждёт своего часа ручной пулемёт.

Война – недешёвое удовольствие

Страйкбол – а именно так называется активный вид отдыха, ради которого мы все здесь собрались, – это игра в войнушку, только для взрослых. Каждый ствол является копией настоящего боевого оружия с той лишь разницей, что стреляет не пулями, а пластиковыми шариками диаметром 6 мм. Летят шарики быстро, бьют больно, поэтому все участники игр надевают специальные защитные очки или маски. Кстати, по совету Евгения мы с фотографом не только взяли с собой пластиковые очки, но и специально ярко оделись, чтобы не получить пулю во время будущего боя.

— Как вы узнали о страйкболе? – спрашиваю у двух парней с калашниковыми.

— Увидел в Интернете, потом друзья загорелись этой идеей. Решили приехать и попробовать. Понравилось. Начали собирать своё снаряжение, – по‑военному немногословен Глеб Никитин.

— Мне тоже друг рассказал, – поддерживает боевого товарища Иван Ходыкин. – Звонит мне и говорит: «Есть такая клёвая штука – там взрослые дяди играют в войнушку».

Пулемётчик в укрытии.
Пулемётчик в укрытии.
Фото Юрия Бограда

По словам бойцов, на большие игры вроде открытия и закрытия сезона в Белгороде собирается до 200 любителей пострелять друг в друга. Удовольствие это не из дешёвых: минимальный комплект для игры – автомат, камуфляжная одежда, очки, пули-шары и прочие расходники – обойдётся новичку в 20 тыс. рублей. Почти всё приобретают через Интернет – так выходит дешевле.

«Камуфляжный костюм у меня уже был. Оставалось купить только очки, шары и вот его, – Иван показывает на страйкбольный АК-74 производства китайской фирмы Cyma. – Настоящий калашников внутри прост до примитивности. А в этом столько деталей! Михаил Тимофеевич (Калашников – изобретатель легендарного автомата – прим. ред.), наверное, был бы в шоке, если бы увидел. Это же он в своё время сказал: «Всё нужное – просто, всё сложное – не нужно».

«Поскольку основную массу страйкбольного снаряжения делают в Китае, цены зависят от курсов валют. Выходит дороговато, – соглашается Евгений Хижняков, который пригласил «ОнОнас» на игру. Но тут же добавляет: – Сегодня любое увлечение требует немалых вложений. Я вот, например, занимаюсь моделизмом. Купить аэрограф, компрессор, взять хорошие краски, а не фуфло какое‑нибудь, приобрести качественную модель для сборки – та же двадцатка и выходит».

Беседуя со мной, Евгений настраивает свой «Вал»(АС «Вал» – бесшумный автомат, состоящий на вооружении российских спецслужб – прим. ред.). Хижняков жмёт на спусковой крючок, и автомат с жужжанием выплёвывает очередь из шаров. Они почему‑то отклоняются вправо.

— Это нормально? – на правах чайника задаю очевидно глупый вопрос.

— Конечно, ненормально, – отвечает Евгений. – Ничего, буду ближе подходить. Тем более у меня ещё и пистолет есть.

Евгений достаёт из кобуры внушительный кольт. Неспециалист вряд ли отличил бы с первого взгляда страйкбольный пистолет от настоящего. Тем более что Хижняков его ещё и доработал: вместо штатной краски сделал воронение, нанёс оригинальные надписи:

«Среди приводов (так страйкболисты называют оружие – прим. ред.) есть очень реалистичные образцы, которые досконально повторяют оригинал. Стреляют‑то они все, но некоторым очень важно именно сходство».

  • Глеб Никитин и Иван Ходыкин отыграли один сезон.

  • На специальной подставке разложено оружие: автоматы Калашникова, натовские штурмовые винтовки.

Приключения итальянцев в России

Некоторые – это реконструкторы. Они моделируют реальные боевые подразделения, досконально, до мелочей воспроизводят вооружение и экипировку.

«Реконструкторы покупают оригинальное снаряжение, достать которое довольно проблематично, – рассказывает Евгений. – Есть фанаты, играющие в страйкбол с оригинальными бронеплитами в жилетах, которые мало того что весят нехило, ещё и стоят очень дорого. В общем, каждый сходит с ума по‑своему. У нас в Белгороде есть команда, моделирующая английские вооружённые силы: у них прототипам соответствуют нашивки, лычки, оружие».

Реконструктором хочет стать организатор сегодняшней игры Даниил Манаков:

«Планирую в это межсезонье переодеться. Хочу собрать свою команду, но народу мало, да и тема специфическая».

— Что за тема?

— Полк Lagunari Serenissima. Это интересный род войск, который есть только в итальянской армии: штурмовое высокомобильное подразделение для действий на побережье, в дельтах рек. По сути, та же морская пехота, только в подчинении сухопутной армии, – делится своими планами Даниил. – Сейчас пытаюсь завербовать бойцов, но пока есть только один, точнее одна, и ей только 17 лет. А по правилам страйкбола к игре допускают только совершеннолетних. В общем, ищу единомышленников. Если кому‑то, кто это прочёл, стало интересно – обращайтесь!

Снаряжение настоящих боевых частей зарубежных армий редко появляется в свободной продаже, да и цены на них кусаются. Например, один комплект из кителя и брюк итальянских бойцов обойдётся Даниилу в 500 евро.

«Я видел только одно объявление о продаже на еBay. Видимо, это дело рук итальянских прапорщиков-снабженцев, – смеётся Манаков. – Ещё нужны шлем, ботинки, разгрузка, бронежилет. В общем, денег уйдёт немало.

  • Боец на позиции

  • Организатор игры Даниил Манаков

Даниил рассказал, что пределов совершенству (и, соответственно, верхней ценовой планки) в этом увлечении нет. На одном форуме он видел объявление о продаже комплекта обмундирования для американского 75-го полка рейнджеров. Внушительный список состоял из нескольких десятков позиций, и продавалось это всё за полмиллиона рублей.

«В Ростове-на-Дону есть ребята, которые по‑другому заморочились, – продолжает Даниил. – Они купили шишигу (армейский ГАЗ-66 – прим. ред.), разобрали и на его шасси смастерили «Хаммер». Получилось очень похоже, правда, их машина вышла чуть больше оригинала».

Манакову 22 года. Он учится на заочном отделении историко-филологического факультета НИУ «БелГУ» и работает продавцом-консультантом в магазине спецодежды и снаряжения.

«Увлечение страйкболом помогло и при устройстве на работу, – с улыбкой вспоминает Даниил. – На собеседовании предложили рассказать о преимуществе камуфляжа «Горка». Я справился. Когда спросили, откуда такие познания, ответил, что играю в страйкбол. А мне говорят: «Так с этого надо было и начинать!»

В страйкбол Манаков играет уже четыре года. С перерывом на службу в армии.

«Там у меня был другой страйкбол, – смеётся Даниил. – Ещё более реалистичный, с боевой техникой и разветвлённым сценарием развития персонажа. Но было интересно».

Вместе с Даниилом мы поднимаемся на деревянную вышку, с которой видна значительная часть полигона.

— Есть мнение, что в страйкбол играют те, кто не служил в армии… – озвучиваю вслух то, что слышал от коллеги во время подготовки к встрече со страйкболистами.

— Ну на моём примере вы видите, что это не так, – Манаков смотрит на часы и даёт команду «Старт!». – Разницы нет – служил ты, не служил. Это та же компьютерная стрелялка, только вживую. На армию это никак не похоже. Реальная боевая подготовка и страйкбол – разные вещи. Я читал об эксперименте, в ходе которого на игру пригласили реальное подразделение ОМОНа. Выдали им привода и выставили против них команду страйкболистов. Так вот, страйкболисты победили. Но не потому, что круче, а из‑за того, что могли позволить себе пожертвовать одним-двумя игроками ради командной победы. А омоновцы до последнего прикрывали своих, не рисковали, ведь они тренировались, чтобы выжить. Там другая тактика, другая психология.

Задача команды – как можно дольше удерживать позицию с чемоданчиком.
Задача команды – как можно дольше удерживать позицию с чемоданчиком.
Фото Юрия Бограда

Никто не любит маклаудов

Пока мы общаемся, в лесу завязывается настоящий бой. Одиночные выстрелы перекрывает жужжание пулемёта, который не даёт противнику поднять голову над укрытием. Бойцы прячутся за деревьями, прыгают в окопы. Перемещаются короткими перебежками, прикрывают друг друга.

— Сегодня мы отыгрываем сценарий с тремя чемоданчиками, – поясняет Даниил. – В трёх разных местах на полигоне разложены чемоданы с кнопками и таймерами. Задача каждой из двух команд – захватить эти точки и удерживать их как можно дольше. Для этого боец должен нажать на чемодане кнопку с цветом своей команды. После часа игры мы собираем все чемоданы и по времени удержания всех трёх точек определяем победителя.

— С чемоданами всё понятно. А вот как определить, кого убили? В пейнтболе всё ясно: краска на одежде – ты убит. А как это происходит у вас? Ведь пластиковый шарик не оставляет следов на одежде.

— Страйкбол – это игра друзей. Тут все друг друга знают, поэтому играют честно, – объясняют мне. – Белгородское страйкбольное сообщество не такое уж и большое – пара сотен человек всего. Как ты будешь врать друзьям? Конечно, есть персонажи, которые не сознаются – их называют маклаудами – в честь бессмертного горца из одноимённого фильма. Если их ловят на этом неоднократно, то просто перестают звать на игры. С ними неинтересно.

Словно в подтверждение этих слов из ближайшего окопа встаёт боец, поднимает привод, громко говорит: «Убит!» – и уходит.

— И что теперь ему делать? Ждать конца игры?

— На этом полигоне есть два так называемых мертвяка, – терпеливо разъясняет Даниил. – Это точки, откуда команды начинают игру. Как только бойца убивают, он идёт туда. Далее возможны два варианта: либо находиться там определённое время, либо ждать, когда в мертвяке накопится определённое количество убитых – тогда они все возрождаются и возвращаются в бой. Сегодня игроков мало, поэтому достаточно двоих, чтобы возродиться. Если же команда воюет успешно, то один убитый может просидеть в мертвяке до конца игры.

На этом полигоне допускается участие детей в игре
На этом полигоне допускается участие детей в игре
Фото Юрия Бограда

Мимо нас с поднятыми руками проходит застреленный снайпер.

— Привод даже с близкого расстояния очень похож на настоящее оружие. Не было проблем с этим?

— Были забавные истории, – улыбается Манаков. – До событий на Украине мы часто ездили в Харьков за приводами и снаряжением – там было дешевле всё покупать. Один раз мы возвращались из поездки на машине через пост в Журавлёвке. Нас остановили и попросили открыть багажник. А там у нас просто гора оружия – стволов штук шесть. Прикрыты тряпочкой, а сверху, как назло, лежит самый реалистичный привод – АКС -74У в стальном корпусе. Стоим мы, значит, руки на капоте, и говорим: «Прежде чем мы откроем багажник, предупреждаем – это всё игрушки». Когда таможенники всё наше добро увидели, они инстинктивно схватились за кобуры. Мы отстегнули магазины, показали, что внутри не патроны, а пластиковые шары. Отпустили нас достаточно быстро.

Часовая игра завершилась. К центру полигона потянулись бойцы, чтобы у круглого стола выяснить, кто же всё‑таки победил. Среди них и молодые парни лет по 20, и серьёзные дяди за 40. Рядом со штурмовиком, обвешанным оружием, гордо вышагивал закамуфлированный боец лет десяти с двумя пистолетами.

«Иногда мы делаем исключения, когда наши сокомандники приезжают играть вместе с детьми на этом полигоне, – отвечает на мой немой вопрос Даниил. – Страйкболу все возрасты покорны. В моей команде есть боец, которому уже 55 лет. Играет вместе с сыном, которому 24. Это игра для всех: среди нас есть и учителя, и рабочие с заводов, и спасатели, и полицейские».

На поляне весело обсуждают прошедший бой. Пять минут назад эти люди стреляли друг в друга, а сейчас уже хохочут и обнимаются, вспоминая, кто кому куда попал. Воистину, страйкбол – игра друзей.


для комментариев используется HyperComments