• 65,99 ↓
  • 74,90 ↓
  • 2,38 ↓
30 октября 2018 г. 19:55:27

Как белгородский футбольный арбитр работал в лихие 1990-е

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Игорь Руцкой: Из Коломны нас вывозили бойцы «Альфы»
Фото Владимира Юрченко

Игорь Руцкой отсудил 315 матчей в высшей, первой и второй лигах чемпионатов СССР, России и кубка страны в не самое простое для неё время.

Будущий арбитр переехал в Белгород в 1977 году из Узбекистана. Окончив факультет физической культуры белгородского пединститута, начал там же преподавать. С 1985 года Руцкой работал на матчах чемпионата Белгородской области. А уже через шесть лет он вошёл в число 15 лучших судей страны.

«Бросай свой гандбол»

— Игорь Алексеевич, как складывалась ваша судьба до судейства?

— Мой отец родом из села Зорино Обоянского района Курской области. Он был военным лётчиком, поэтому мы жили постоянно в разных военных городках в Узбекистане, Казахстане, Туркмении. Именно там – в Ашхабаде – я начинал играть в футбол. Входил в юношеские сборные этих республик, участвовал во Всесоюзной спартакиаде школьников. Потом отца перевели в Самарканд. И там я выступал за местные клубы «Строитель» и «Динамо».

— Как вы попали в Белгород?

— В 1977 году отец демобилизовался, и мы решили переехать в Россию. В Советском Союзе при его звании он мог в любой город ткнуть пальцем на карте, приехать, и ему сразу должны были дать трёх- или четырёхкомнатную квартиру. В Курск отец не захотел. Решил осесть в Белгороде, где директором «Дома мебели» работал его одноклассник Николай Дорохов. Сказал: «К Коле поедем. Он и квартиру обставить поможет».

— В Белгороде вы продолжили футбольную карьеру?

— Несколько лет играл за «Салют», завод «Сокол», «Энергомаш». Потом отслужил в армии в Наро-Фоминске. Это Кантемировская дивизия, 13-й спортивный клуб армии, 57-я спортрота. Вернулся и года три поиграл ещё за «Энергомаш» и завод «Новатор». Пригласили стать начальником женской гандбольной команды «Буревестник». Мы были даже бронзовыми призёрами Спартакиады народов РСФСР.

— Помните, как начали судить?

— Я в то время постоянно же в спорткомитет заходил какие‑то вопросы решать. Начальником управления тогда был Евгений Самойлов (это он в 1970 году придумал название футбольной команды «Салют»), а учебно-спортивным отделом руководил Анатолий Кецкало. И как‑то Кецкало мне предложил попробовать посудить чемпионат области. Это был 1985 год. Первая игра в «Липках» где‑то была. Я был лайнсменом – помощником судьи. А второй матч – это был полуфинал Кубка области. Играли «Металлист» (Белгород) и «Химик» (Шебекино). Главный судья – Анатолий Евдокимович – как раз приехал из командировки. Судил матч Второй лиги где‑то. И буквально за полчаса до игры говорит мне: «Иди, суди главным». Беру свисток и выхожу судить тех, с кем я совсем недавно играл. Отсудил. Тишина. Никто не возмущается, ничего такого. Прихожу на следующий день к судье. Он: «Игорь, ты вчера отсудил великолепно. Бросай свой гандбол и продолжай».

 

Группа подготовки ФК «Динамо» (Самарканд), 1975 год. В нижнем ряду справа – Игорь Руцкой.
Группа подготовки ФК «Динамо» (Самарканд), 1975 год. В нижнем ряду справа – Игорь Руцкой.
Фото из архива Игоря Руцкого

Сказочные игры

— Карьера судьи после этого пошла в гору?

— Да. Мне с каждым днём становилось интереснее. Я преподавал и потихоньку судил чемпионат области. В 1987 году «Салют» играл с кем‑то в Белгороде. В перерыве Евгений Сахаренков (известный белгородский футболист, судья и детский тренер – прим. авт.) подводит меня к какому‑то мужику. А у того огромная папка в руках. Познакомил нас. Оказалось, это был Владимир Николаевич Ольшевский – один из футбольных руководителей. А в папке – назначения судей на весь Советский Союз. Кто‑то не смог приехать в Брянск судить местное «Динамо» и тираспольский «Текстильщик» во Второй лиге. Предлагает мне. Ехать нужно прямо сейчас – игра уже завтра. Говорю: «Я уже в поезде». Тирасполь выиграл 1:0.

Приезжаю домой. Звонит из Москвы Олег Анатольевич Хоменко – председатель Российской коллегии судей – и предлагает ехать в Армавир судить турнир команд Второй лиги. 10 дней он длился, и меня признали там лучшим судьёй.

— Какие‑то из первых игр, которые вы судили уже на профессиональном уровне, чем‑то запомнились?

— Ничего особенного не запомнилось. Но для меня все первые игры сложились сказочно. То есть абсолютно всё получалось. Как и в самой первой игре, где я был главным судьёй. Помню, 10 июля 1988 года ленинградское «Динамо» играло с командой «РАФ» (Елгава). Вторая лига. Сыграли 1:1. Подходил тренер из Елгавы и говорил: «Если бы нас так всегда судили, я бы чемпионом стал».

Телеграмма от судей

— Большую часть матчей вы судили в 1990-х годах. В своей книге известный советский арбитр Марк Рафалов описывает, как вас обещали убить после матча Кубка России между коломенским «Виктором-Авангардом» и московским «Динамо» в 1993 году. Расскажите, как это было?

— За неделю до этого получаю назначение на игру «Балтика» – «ЦСКА» в 1/16 финала Кубка России. Потом почему‑то поменяли на Ярославль. «Шинник» с кем‑то играл. Но в итоге отправили в Коломну.

Тут нужна предыстория: все таджикские бандиты тогда приехали в Подмосковье. В Москву их не пустили. И они окружили подмосковные города, в том числе Коломну.

Клубы «Динамо» и «Локомотив» в те годы очень сильно враждовали. А «Локомотив» конкретно курировал Коломну. Там оказался почти весь «Памир» (Душанбе). Юрий Сёмин же в Душанбе работал, а потом пришёл в «Локомотив». Вот откуда связь. Они с «Локомотивом» быстренько наладили взаимодействие.

13-я минута. Угловой у ворот «Динамо». Ковтун выбивает вперёд. Тишков хватает мяч, пробрасывает и пошёл. За ним бежит Чунихин из Коломны и наперерез защитник Бодак. Бах! Столкновение. Все встают, один Тишков лежит.

В итоге я удаляю Чунихина с формулировкой в протоколе «за толчок в спину Тишкова на выполняющего подкат Бодака».

 

Фото Владимира Юрченко

У Тишкова была сломана левая нога. Когда просматривали видео, выяснилось, что Бодак вообще не прикасался к Тишкову, а играл в мяч.

Перерыв. Счёт 0:0. Захожу в судейскую. За мной инспектор. Обсуждаем момент с удалением. Пока мы общаемся, в судейскую входит человек в белой футболке. Цепи на шее и на руке толщиной в палец. Стоит молча. Потом делает два шага ко мне и говорит: «Слышишь, если мы сегодня не выиграем, тебя в Москве-реке выловят». Я ему: «А вы кто?» Он: «Потом узнаешь». Разворачивается и выходит.

Сейчас, кстати, вообще никто не имеет права заходить в судейскую. И это правильно. А раньше, например, администратор местной команды мог зайти, чаю налить, поговорить с судьями.

— Но на этом история не закончилась. Что было после матча?

— В перерыве заходит Николай Толстых – президент «Динамо» и президент ПФЛ. Спрашивает: «Игорь, вас пугали здесь?» Я рассказал, что заходил какой‑то посторонний человек с угрозами. Толстых попросил после окончания матча никуда из судейской не выходить.

Во втором тайме «Динамо» забивает два. Итоговый счёт – 2:0. На трибунах тишина гробовая. Оценку мне инспектор поставил 8,7. То есть отсудил я отлично.

Представители команд подписали протокол. Сидим, ждём. За дверью какой‑то шум. Вдруг заходит опять тот мужик в белой футболке. С ним два охранника. Оказалось, что это главный спонсор клуба «Виктор-Авангард». Подходит: «Брат, извини, всё нормально. Меня зовут Виктор. Я в перерыве заходил, чуть-чуть погорячился. Приглашаю всю судейскую бригаду в ресторан». Спрашиваю: «А ресторан хоть не на берегу реки?»

И в этот момент заходит Толстых со словами: «Собираемся и едем». Начинает ругаться со спонсором Коломны, посылают друг друга, мат-перемат.

— В ресторан вы не поехали?

— Нет. Толстых помог нам уехать. В судейскую зашли шесть здоровых мужиков, встали вдоль стены. Выходим со стадиона, а они нас сопровождают по бокам, спереди и сзади до микроавтобуса. Садятся с нами. Едем. Смотрю: у одного из этих людей куртка откинулась, а под ней автомат. Оказалось, что нас сопровождала группа «Альфа».

По дороге нас обгоняет чёрный «мерседес». Из окна высовываются два парня и машут нам руками, что‑то показывают. Один из бойцов достаёт рацию и сообщает куда‑то про этот «мерс». Проезжаем 10 км, а там пост ДПС. Стоит этот «мерседес» и чудаки эти с руками на капоте.

Дальше нас обгоняет уже «мерседес» Толстых, моргает, и мы останавливаемся. Подходит он, зовёт меня из машины. Отходим в сторону. Говорит: «Игорь, по судейству вопросов нет. Вот только Тишков сломался. А мы за него 300 тыс. долларов отдали «Торпедо». Жалко. Наверное, парень закончит».

У нас были билеты на поезд. Толстых попросил альфовцев их сдать и купить другие. В итоге мы должны были уезжать через два часа, а они поменяли на поезд, который отправлялся через 40 минут. Ведь в 90-е годы все московские вокзалы, коммерческие точки были под бандитами коломенскими. Перед отъездом с Курского вокзала я зашёл на почту и отправил в клуб «Динамо» телеграмму: «Судейская бригада сожалеет о полученной травме Тишкова и желает ему скорейшего выздоровления».

— Когда матч закончился не в пользу Коломны, вам было страшно?

— Нет. Страшно стало потом, когда я узнал все подробности, все эти бандитские разборки. Мысли были, что меня реально могли убить.

 

Фото из архива Игоря Руцкого

Автоматная очередь с трибуны

— Случалось ли так, что вам не только угрожали, но и до действий доходило?

— 1993 год. Первая лига. Сужу «Спартак» (Нальчик) – «Черноморец» (Новороссийск). После игры там избили двух моих помощников. А меня в Москве встретили. На Курском вокзале прямо на перроне кто‑то подошёл, попросил закурить. Брызнули баллончиком в лицо и ударили по голове. Я упал. Они по карманам. Слышу, как один говорит: «Паспорт оставь ему и билет». Оставили 500 рублей и ушли, сказав: «Ещё заработаешь». Поднялся: ни сумки, ничего. В вагон и домой. Я не успел даже ничего понять.

— На Кавказе в то время было неспокойно. Можете вспомнить пару интересных случаев?

— Матч «Терек» (Грозный) – «Камаз» (Набережные Челны) в 1991 году. Заходит перед игрой главный тренер гостей Четверик. Говорит: «Игорь, мы сдаёмся, только карточки не показывай, а то мы не улетим отсюда». Я ему: «Валера, я вас буду прибивать, честно говорю. Что хочешь делай. Нам тоже улетать».

На первых минутах полузащитник «Терека» Вахид Масудов попадает в положение «вне игры». Я свистнул несколько раз, а он не реагировал, потом ударил после свистка. Я его подзываю и даю жёлтую карточку. Он: «Ты что делаешь? Самоубийца?»

Игра идёт дальше. «Терек» забивает первый гол. И вдруг с трибуны раздаётся несколько автоматных очередей. Футболисты все попадали на газон. А я почему‑то остался на ногах. Это болельщики так голы праздновали. Второй забивают. Опять очередь: тра-та-та-та. И так три раза – итоговый счёт был 3:0.

В 1996 году судил матч «Анжи» (Махачкала) – «Олимп» (Кисловодск). Там жёлтую дал Ибрагиму Гасанбекову. Тоже за удар после свистка. Это был местный кумир болельщиков, много забивал. Потом летел с этого матча и в самолёте встретил известного поэта Расула Гамзатова. Подписал у него программку. А он сказал: «Был вчера на футболе. Правильно ты Гасанбекову карточку показал».

Четыре свистка

— Самые сложные условия, в которых пришлось работать?

— Есть классная история. 30 мая 1991 года. Игра второй лиги «Волгарь» (Астрахань) – «Жемчужина» (Сочи). В этот день дождь залил всю Астрахань. Приезжаем на стадион. Поле полностью залито водой. Есть методика: берёшь мяч и находишь пять точек. Если он на них подпрыгивает, играть можно. Хотя по другим правилам, если две трети поля залито водой, играть нельзя. Решение принимает не инспектор, а главный судья, то есть я.

«Жемчужине» позарез нужно хотя бы одно очко. Я пошёл по полю босиком. Нашёл эти пять точек. И решаю: играть. Но футбола, конечно, никакого не было. Мяч попадает в лужу, они его пытаются оттуда выбить. Кто‑то подбросит, выбьет в другую лужу. И так весь матч. В очередной раз мяч застрял, кто‑то из «Жемчужины» как дал! – 1:0. Точно такой же гол «Волгарь» забил во втором тайме. В итоге 1:1. Все остались довольны. И хозяева, потому что они никогда в жизни не сыграли бы вничью с «Жемчужиной» (там состав был ураганный), и гости – их устраивала ничья.

 

Фото из архива Игоря Руцкого

— Вы когда‑нибудь судили договорные матчи?

— У нас в РФС была комиссия по договорным матчам. Но ни одного решения так и не было принято. Один говорит, что он с кем‑то договорился, другой всё отрицает и утверждает, что он самый честный человек. Трудно что‑то доказать.

В 1989 или 1990 году, когда шла война в Карабахе, меня назначили помощником главного судьи на матч «Котайк» (Абовян) – «Нефтчи» (Баку). Получаю звонок: «Матч переносится на нейтральное поле в Запорожье, потому что из‑за войны азербайджанцы не прилетят в Армению». Этот матч не был договорным, но по приказу сверху он должен был закончиться вничью. На стадионе ни одного зрителя, конная милиция везде, всё оцеплено, стоят внутренние войска. В итоге прозвучало четыре свистка: на начало матча, в конце первого тайма, в начале второго и финальный.

А во втором круге эти же команды играли в Новороссийске. Сыграли 1:1. Чтобы народ не смешить, не провоцировать ФИФА и УЕФА, забили по одному мячу. Через много лет я узнал, что кандидатуры судей на этот матч обсуждались в ЦК КПСС. И назначали конкретно только российскую бригаду.

— Есть ли договорные матчи в Белгородской области?

— Здесь никто вообще не знает, что это такое. Потому что футбола нет. Они еле собираются на игры. Бардак. 10 минут до начала игры – то полиции нет, то медиков, то команда вовремя не является. Кому там договариваться? Хотя вариант «ты нам сдай игру здесь, а мы тебе там» возможен. Но опять же, это недоказуемо.

Песня «Яблони в цвету»

— Запомнился ли вам кто‑то из игроков своим корректным поведением или, наоборот, спорами с судьями?

Виктор Онопко – капитан «Спартака». Очень спокойный человек. Вообще, чем выше класс футболиста, тем лучше он себя ведёт с судьями. И ещё одно наблюдение: пока игроки молодые, все в футбол играют. Когда постарше, сил не хватает, все виноваты: судьи, партнёры, соперники.

Был такой случай в Бельцах в Молдавии. Переходной турнир между Первой лигой и Второй. Играли «Нива» (Винница) – «СКА» (Одесса). В составе «Нивы» был один футболист. Хороший, мастеровитый, но комментирует всё подряд: действия своих, чужих, судей, зрителей. И всегда он прав, а все козлы. Хотя сам в половине игровых ситуаций ошибается, но его никто не трогает. Думаю: надо что‑то с ним делать, он мне мешает. Обычно я подзывал капитана и такого игрока и предупреждал, что ещё раз – даю жёлтую карточку. Тогда не сработало. И я решил отвлечь его.

Пробегаю мимо, слышу, он ругает кого‑то из своих. Говорю: «Правильно! Напихай ему! Кстати, а ты не знаешь, как «Яблони в цвету» второй куплет начинается? Не могу вспомнить». Он не поймёт, переспрашивает, а я побежал дальше. В перерыве подходит: «А что за песня?» Говорю: «Да ладно, уже не надо. Вспомнил». Он засмеялся. Во втором тайме была тишина. Все играли в футбол.

— В 90-х годах в чемпионате России стали появляться первые легионеры. Как они себя вели с судьями?

— Для них если судья сказал, свистнул – всё, это закон. Такой менталитет. По крайней мере, тогда так было.

 

Фото Владимира Юрченко

— Как и почему вы закончили судейскую карьеру?

— В 1999 году меня назначили на игру «Химик» (Новомосковск) – «Арсенал» (Тула). За два дня до этого поехал на пляж проверить, как проходят сборы у студентов по плаванию. Я же продолжал преподавать. Шёл по берегу в шлёпках и попал в ямку, а там корень торчал. Цепляюсь левой ногой, падаю. Вылетели позвонки, меня отвезли в больницу. На этом всё закончилось. После этого инспектировал второй дивизион, Черноземье. А потом мне исполнилось 60 лет, и я решил закончить совсем. Лучше на полчаса раньше, чем на пять минут позже.

«Честный судья ещё не родился»

— В 2016 году вы баллотировались на пост президента областной федерации футбола. Зачем вам это было нужно?

— Чтобы порядок навести. Должно быть соблюдение всех нормативных документов и уважение к футболу. А этого нет сейчас. В федерации я не появлялся с 17 мая 2016 года. Не хочу никак с этими людьми взаимодействовать. Но я абсолютно не в обиде ни на кого. Кто‑то из великих поэтов сказал, что проходимцы собираются в кучу, а нормальные по одному бегают. Пусть руководят и радуются.

— Кого вы считаете лучшим судьёй в мире?

— Я всегда так говорил: лучший – Пьерлуиджи Коллина, но только после того, как он отсудит матч в Грозном или Махачкале.

— А самым честным?

— Такой ещё не родился.

— Уровень белгородских судей сейчас ниже, чем в ваше время?

— Намного. Потому что никто из них в футбол не играл – это во‑первых. Во‑вторых, правил не знают. В‑третьих, незнакомы с методикой судейства. В школу футбольных арбитров изначально приходят неподготовленные люди. Хотя я был самоучкой. Всё доходило через игры. И в чемпионате области играли так, как сейчас не играет даже Вторая лига. То есть намного сильнее.

Приведу пример. Приезжаешь на 49-ю или 32-ю школу в Белгороде. Идёт тренировка. Вот пацанята, вот тренеры, а вокруг стоят родители, кричат, комментируют. А во время игры что происходит? Родители подсказывают: поднимай флажок, не поднимай, свисти, не свисти, рассказывают, как правильно судить. А судьи ходят, слушают всё это и молчат. Нужно остановить игру и всех отправить на трибуну. И если хоть кто‑нибудь подойдёт к боковой линии, прекращаем игру. Но судьи даже этого не выполняют. О чём тут говорить?

— Как вы оцениваете, в каком состоянии белгородский футбол сейчас?

— Нет системы. Есть первая команда – «Салют Белгород». Должен быть дубль и играть, к примеру, на КФК. Есть «Металлург-Оскол», академия футбола «Энергомаш». Все команды, как пирамида, должны работать на «Салют». И чтобы можно было безболезненно взять и поставить в состав игрока. Как Валерий Масалитин заиграл? Сломался кто‑то, и его пригласили. Тогда как раз была система, сильнейшая группа подготовки, а потом всё развалили.

Смотришь – вроде есть успехи. Ребята молодые что‑то выигрывают. Но смысл не в том, чтобы сейчас выигрывать. Прежде всего, в футбол нужно играть.


для комментариев используется HyperComments