11.12.2016, Воскресенье 11:02
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
9 апреля 2015 г. 15:32:48

Введение патентов на своё дело существенно пополнит областной бюджет

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Идея на миллиард

В Белгородской области по патенту работают не больше тысячи предпринимателей, а самозанятые граждане находятся в тени. В условиях недобора налогов в бюджет к этим категориям налогоплательщиков особое внимание.

Социальный или бюджетообразующий?

По итогам прошлого года в Белгородской области зарегистрировано 46,3 тыс. индивидуальных предпринимателей – целая армия людей, которые взяли на себя ответственность за финансовое благополучие своих семей. Не сильно рассчитывая на помощь государства, они рискнули выйти в свободное плавание, обеспечив занятость себе и членам своих семей. Те, кто оказался особенно успешен, создали дополнительные рабочие места ещё и наёмным работникам.

В общем и целом этот сектор в прошлом году принёс региональному бюджету 4,9 млрд рублей, а это 9% всех налоговых и неналоговых поступлений. Невзирая на кризисные явления, налоговые отчисления от этих предпринимателей по сравнению с 2013 годом выросли на 200 млн рублей. В пересчёте на одного работающего в малом бизнесе налоговая нагрузка увеличилась на 4,6 тыс. рублей и достигла 41 тыс. рублей. Так чего здесь больше – социальной составляющей или всё же бюджетообразующей?

По мнению депутата Белгородской областной Думы Юрия Селивёрстова, необходимо пересмотреть экономическую политику по отношению к малым компаниям.

«В мировой практике малый бизнес никогда не рассматривается как бюджетоформирующий сектор экономики. Малый бизнес – это скорее социальный сектор, обеспечивающий занятость и самозанятость населения. А мы сегодня в условиях очень серьёзного кризиса по-прежнему пытаемся малый бизнес рассматривать как некий бюджетообразующий сегмент, – считает депутат».

Меж двух огней

Когда бюджетные обязательства растут, а план по собираемости не выполняется (в прошлом году налоговики собрали 55 млрд рублей вместо запланированных 58 млрд), на малый бизнес начинают смотреть через призму его финансовой состоятельности. С января 2016 года налоговое бремя на него грозит вырасти за счёт налога на недвижимость, который нужно будет платить исходя из её кадастровой стоимости. Изменения коснутся и тех предпринимателей, которые применяют специальные налоговые режимы и ранее освобождались от уплаты имущественного налога.

В Белгородскую областную Думу внесли предложение о том, чтобы «заморозить» введение налога на недвижимость от кадастровой стоимости. По словам члена Общественной палаты Белгородской области Василия Золотухина, профильный комитет одобрил его «заморозку», но окончательное решение за депутатами областной Думы (26 марта региональное законодательное собрание приняло законопроект в первом чтении. – Прим. ред.) Вопрос о налогообложении в очередной раз подняли участники «круглого стола» о правах малого бизнеса, который провела Общественная палата Белгородской области, и отразили его в итоговой резолюции.

«Если мы сегодня сумеем убедить региональные и федеральные власти принимать взвешенные решения, чтобы не «посадить» бизнес, то мы будем развиваться и замещать импорт», – считает председатель Белгородского отделения «Опоры России», член Общественнйо палаты региона Геннадий Курцев.

По итогам прошлого года малый и средний бизнес Белгородской области уже несколько просел. И хотя статистика фиксирует годовой прирост его оборота в 6,6% (19,2 млрд рублей), если учесть инфляцию в 10,5%, то поводов для оптимизма маловато. Депутатам предстоит нелёгкий выбор. В департаменте имущественных и земельных отношений подсчитали, что дополнительные начисления по налогу на имущество организаций могли бы принести бюджету 462 млн рублей уже в 2016 году, и далее по нарастающей – 594 млн рублей, 726 млн рублей. Разработчики уверены: несмотря на опасения, вреда новый закон не принесёт. Главное, что необходимо для его успешной реализации – правильно распределить налоговую нагрузку и навести порядок в сфере кадастрового учёта.

Резервный полк

К тем, кто, зарабатывая, не желает делиться с государством, с некоторых пор особое внимание. Это касается людей, которые сдают в аренду жильё и не платят налоги, кто шабашит на стройках и фрилансит дома. О них говорят на всех уровнях – от губернатора до управляющих компаний и общественников.

«В области масса шабашников, которые нигде не зарегистрированы, но работают и налогов не платят, а хотят пользоваться всеми социальными благами, не принося в общую копилку ничего, это несправедливо, – считает Василий Золотухин. – А ведь есть законы, которые позволяют таким самозанятым гражданам пользоваться патентом при 60 видах деятельности».

Законы эти вышли ещё в 2013 году, но оформить патент могут только те, кто официально зарегистрирован как ИП и в подчинении имеет не более 15 сотрудников. Именно эта категория самозанятых граждан может оформить патент и спокойно работать на благо семьи и страны – перед налоговой инспекцией они чисты. Переход на работу по патенту означает, что предприниматель не будет платить НДФЛ и налог на имущество. При этом от социальных взносов и отчислений в пенсионный фонд их, конечно, никто не освобождает.

Однако даже среди ИП в Белгородской области оформить патенты предпочли всего около тысячи человек.

«Стоимость патента такая, что он непосилен человеку, который занимается данным видом деятельности, – считает Геннадий Курцев. – Патент неконкурентоспособен по сравнению с другими видами налогообложения. Мы должны максимально снизить стоимость патента, и чем больше людей будет на патенте, тем больше вероятность того, что мы вернём те суммы поступлений в бюджет, на которые рассчитываем».

Во сколько обойдётся патент каждому индивидуальному предпринимателю – тут уж как повезёт. Налоговый инспектор рассчитывает его стоимость индивидуально – в зависимости от вида деятельности как 6% от возможного дохода предпринимателя. Возможности у всех разные, и никакой ИП не застрахован от того, что реально заработает меньше, чем заплатил за патент. Однако региональные власти не имеют права уменьшать стоимость патента, и в деловой среде считают это одной из веских причин, по которой механизм не заработал в полную силу.

Миллионы в тени

Куда более многочисленная категория налогонеплательщиков – люди, которые работают сами по себе и сами на себя. При этом они не регистрируются как ИП.

Губернатор Евгений Савченко осенью 2014 года, выступая в Совете Федерации, предложил наделить регионы правом выдавать патент индивидуальным работникам: строителям, фотографам, швеям без регистрации их в качестве ИП. Проще говоря, уравнять россиян с иностранными рабочими, которые давно работают по такой схеме. Иностранцу патент выдаётся на срок от одного до двенадцати месяцев и с учётом регионального коэффициента в Белгородской области обходится в 3 192 руб. в месяц. Российские шабашники пока не платят ничего.

«Расчёты показывают, что если мы половине этих граждан выдадим патенты с фиксированной платой 1,5-2 тыс. рублей в месяц, бюджет дополнительно получит 600 млн рублей, – сказал на парламентских слушаниях Евгений Савченко».

Однако для этого необходимо было внести изменения в Налоговый кодекс, и Госдума рассматривала их варианты. В итоге изменения коснулись только индивидуальных предпринимателей – регионы получили право предоставлять налоговые каникулы тем, кто только начинает свой бизнес, а самозанятые граждане, если желают легализоваться, должны оформить себя в качестве ИП.

К этой же категории налогоукрывателей относят и фрилансеров – тех же самозанятых дизайнеров, фотографов, удалённых работников. Разговоры об их легализации ведутся в России не первый год. Ещё в 2013 году Минэкономразвития предлагал ввести патенты для самозанятых россиян стоимостью тысяча руб. в месяц, но дальше обсуждений дело не пошло.

По оценкам Евгения Савченко, в Белгородской области фрилансеров около 50 тысяч. Сколько их в точности, начали узнавать в Шебекинском районе. Здесь местные власти намерены выяснить, кто и чем зарабатывает на жизнь, и заставить «свободных художников» зарегистрироваться в качестве ИП. Именно принудительные действия вкупе с угрозами штрафов и даже уголовной ответственности за непомерно большие заработки на «тёмном» фрилансе беспокоят многих таких одиночек. Да и как доказать, что, к примеру, дизайнер регулярно занимается предпринимательской деятельностью, а не выполнил разовый проект для одного заказчика? С юридической точки зрения это очень непросто.

Кстати, подобный опыт по легализации теневых работников активно применяется в других странах, в частности в Киргизии. Если человек занимается частными переводами, репетиторствует, шьёт на дому, изготавливает венки, варит мыло на продажу, составляет астрологические прогнозы за деньги или зарабатывает на жизнь другими видами деятельности (а всего их больше 140), ему достаточно прийти в налоговую инспекцию с паспортом и оформить добровольный патент. На этом его налоговые обязательства перед государством исчерпаны.

На совещании налоговых служб ЦФО Евгений Савченко вновь озвучил предложение о введении патентов для фрилансеров. По его мнению, легализация этих работников принесёт в бюджет области около миллиарда рублей в качестве налогов.


для комментариев используется HyperComments