11.12.2016, Воскресенье 01:23
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
21 мая 2015 г. 20:25:47

Немецкий фотограф и режиссёр рассказал «БелПрессе» о своём понимании современного искусства, о своих арт-проектах и о том, что он делает в Белгороде

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Художник Маркус Георг: Если мои произведения вызывают в человеке улыбку, значит, я достиг цели
Маркус Георг на занятии в НИУ «БелГУ». Фото Вадима Заблоцкого

Маркус Георг – художник, который для воплощения своих идей выбирает различные формы современного искусства. Он создаёт арт-объекты и видеоинсталляции, фотографирует, творит анимацию, изобретает… Несколько дней назад Георг прибыл в наш город и здесь учит студентов факультета романо-германской филологии НИУ «БелГУ» не только немецкому языку, но и технологии создания анимационных короткометражек в стиле stop-motion. Вместе они снимают фильм о нашем Белгороде.

Межкультурный диалог: Белгород–Берлин

Маркус Георг – лектор Фонда имени Роберта Боша. Вот уже 11 лет наш госуниверситет сотрудничает с фондом. И его лекторы приезжают в Белгород, успешно организуя межкультурный диалог двух государств: Германии и России. Так, Петер Корель вот уже восемь месяцев работает с белгородскими студентами-филологами, помогая им практиковать немецкий язык и создавая с ними молодёжные культурные проекты. Среди них – мастер-классы немецкого фотографа и режиссёра Маркуса Георга и создание короткометражного анимационного фильма о Белгороде.

«В Берлине я участвовал в организации Международного фестиваля короткометражного кино для детей и молодёжи KUKI (Internationales Kinder- und Jugendkurzfilmfestival Berlin). В его рамках часто проводят мастер-классы по анимации. А преподают их свободные режиссёры. Маркус – один из них. Когда я решил, что хорошо бы такой курс сделать в Белгороде, то обратился к директору феста, чтобы он порекомендовал режиссёра. Так возник Маркус, с работами которого я уже был знаком», – рассказывает Петер.

Петер Корель (в центре) и участники немецкого клуба.
Петер Корель (в центре) и участники немецкого клуба.
Фото из ВК-сообщества https://vk.com/deutschclubbelgorod

Георг же давно хотел побывать в России. И посетить не столицу, не мегаполис, а именно небольшой город – увидеть ту другую жизнь, которой она живёт. С 18 мая он вместе со студентами путешествуют по Белгороду, фотографируя его и собирая пазл будущего фильма в импровизированной лаборатории. На днях художник возвратится в Берлин, доработает материал и в середине июня представит готовый фильм публике. Белгородцы увидят его в Пушкинской библиотеке-музее. Кроме того, ленту разместят на сайте Фонда и покажут в рамках KUKI.

Выйти за рамки

Рунету Маркус Георг известен как автор оригинального и довольно забавного арт-проекта «Сила изображений» (Die Macht der Bilder). Картонные коробки, тряпки, целлофановые пакеты – из самых простых материалов он создал образы семи архитектурных и природных достопримечательностей и одного события. Сфотографировал эти инсталляции и сделал открытки, дополнив изображением их реальных прототипов:

«Мы договорились встретиться с друзьями. И вот я уже подхожу к ним, а они стоят в ряд, все с густыми волосами, кудрявые. И вдруг у меня возникла мысль: да это же похоже на лес! Тогда я ещё учился, а по ночам работал. И ночью было достаточно времени, чтобы подумать над возникшим образом. Где-то два года я вынашивал идею «Силы изображений».

  • Гора Маттерхорн.

  • Брандебургские ворота в Берлине.

  • Стоунхендж в Уилшире.

– В серии только одно событие – и это теракт в Нью-Йорке, потрясший мир в сентябре 2001-го. Ему же вы посвятили и другой проект – 9/11 Memorial. Почему именно на этой катастрофе сосредоточились?

М. Г.: Я родился 11 сентября. Для меня это, понятно, особая дата. И так уж случилось, что она совпала с трагическим событием. Во всём мире люди знают, что произошло в этот день. А значит, созданные мной образы большинство считывают.

– По большому счёту «Сила изображений» – ваша игра с фантазией и памятью зрителя. Как вы думаете, если бы вы не сопроводили ваши образы изображениями их реальных прототипов, люди понимали бы, что перед ними?

М. Г.: Скажем, Стоунхендж, Бранденбургские ворота, Эйфелеву башню обычно узнают все. Что касается остальных объектов, то люди видят в них что-то своё. Собственно, чтобы избежать путаницы, я и поместил на обратную сторону открытки снимки оригиналов.

Маркус в импровизированной фотолаборатории университета.
Маркус в импровизированной фотолаборатории университета.
Фото Вадима Заблоцкого

Фото, фото и фото – с самого детства Маркуса окружали тысячи и тысячи всевозможных кадров. Наверное, по-другому и быть не может, когда ваш отец – профессиональный фотограф.

М. Г.: В тёмной комнате есть только я и фото, спроектированное на большой экран – до сих пор эти детские впечатления одни из самых ярких. Когда я сам начал снимать, то был поглощён свойствами объекта каждый раз открываться по-новому в зависимости от выбранного мною ракурса. И я делал миллионы снимков. А потом понял, что обязан выработать своё отношение к этому искусству. С тех пор я добиваюсь, чтобы на моих фото не превалировала картинка, нечто поверхностное, а проступала сущность запечатлённого.

– Фотография стала вашим увлечением, а потом и профессией. Вы окончили берлинский Институт фотографического образования (IFB Institut für fotografische Bildung). Но вы не занимаетесь фотографией в её классическом понимании...

М. Г.: Долгое время я отталкивался от чёрно-белой эстетики фотолегенды XX века Андреаса Фейнигера. Но как-то я осознал, что это не моё. И обратился к принципам дерзкого и вызывающего «документалиста эпохи» Вольфганга Тильманса. А вообще мне всегда хотелось сказать в фотографии своё слово. И я экспериментирую с различными формами современного искусства, но так или иначе связываю их с фото.

– Одна из таких форм – стрит-арт проект Klotz 3000.

М. Г.: Я фотографировал пейзажи и оформленные дома. А потом объединил их в Photoshop. Вдохновило меня – творчество известных промышленных фотографов Бернда и Хиллы Бехер. Но почему вы говорите о стрит-арте?

– Потому что в основе проекта именно диалог экстерьерной росписи с окружающей средой.

– Стрит-арт изменяет реальность. В моём проекте это сделано искусственно. Но если рассматривать с точки зрения принципа, по которому я их совместил, то да, это принцип стрит-арта.

– Вы определённо обладаете мышлением изобретателя. Кстати, и в прямом смысле тоже. Вы же соорудили велосипед и степпер, которые готовят пищу, катапульту...

М. Г.: Мне невероятно приятно, что вы это уловили. Я бы хотел, чтобы люди меня так понимали. Мальчиком, я наблюдал за тем, как что-то сооружают или чинят. Пытался повторить, пробовал снова и снова и постепенно проникал в природу механизмов. И сейчас время от времени представляю публике результаты своих маленьких экспериментов.

– Многие из ваших работ сделаны из вещей старых, ненужных. А вы обращаетесь к ним и сообщаете им новую жизнь...

М. Г.: Что говорить, я ленив (смеётся). Не хочу далеко ходить, чтобы что-то получить. А есть материалы, что всегда под рукой. Картон, к примеру. С ним очень удобно, легко работать. Люблю картон. А ещё люблю дерево. Другое достоинство этих материалов – они недолговечны. Потому созданное из них можно не воспринимать всерьёз.

– Насколько я понимаю, в этом и состоит один из главных смыслов современного искусства – не воспринимать всерьёз...

М. Г.: Да. Многие люди боятся искусства. Они считают, что искусство элитарно. Современное искусство как раз и показывает, что это не так. Его воплощения могут пугать, настораживать, рождают много вопросов, но на всех своих уровнях несут простую идею о том, что искусство доступно всем и что искусство можно сотворить из чего угодно, даже из самых неприметных вещей или мусора. Я стремлюсь, чтобы глядя на мои произведения, люди преодолели рамки своего восприятия тех предметов, которые их окружают. И тогда, возможно, они вдохновятся и сами начнут находить в сером и будничном эстетику и красоту. И да, если мои произведения вызывают в человеке улыбку, значит, я достиг цели.


для комментариев используется HyperComments