• 66,16 ↓
  • 77,68 ↓
  • 2,36 ↓
5 декабря 2017 г. 15:51:25

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Гражданин Невсёравно. Могут ли инициативные белгородцы изменить нашу жизнь
Юрий Шапошников. Фото Вадима Заблоцкого

Кажется, в каждом городе найдётся такой товарищ. Не успеет выйти новый закон, а он уже ищет в нём подводные камни.

Митинг, собрание – он берёт слово, стараясь доказать свою точку зрения. Тратит массу времени, пытаясь достучаться до высоких чиновников, пишет жалобы на форумах и режет правду-матку соседям. Если же сильно упрётся, то и в суд пойдёт, чтобы восстановить справедливость. Заноза, а не человек, от которого никому нет покоя. Как живётся этому неудобному для многих человеку и удаётся ли ему донести своё мнение до общественности? Об этом мы спросили пенсионера-активиста из Белгорода Юрия Шапошникова.

— Юрий Иосифович, подскажите, пожалуйста, как именно вы доносите своё мнение, идеи?

— Во‑первых, участвую в публичных слушаниях, особенно в тех, что касаются землепользования, градостроительства. Закон позволяет присутствовать на них каждому гражданину, и я эту возможность использую. Кстати, иногда вообще я там один от общественности города заседаю. Конечно, пишу письма во все инстанции, в газеты. Выносил несколько раз предложения на сайт «Народная экспертиза». Вхожу в общественные организации Белгорода, где можно высказаться по разным проблемам.

— Какие вопросы вас волнуют?

— Как и всех: чтобы работы по благоустройству города, в ЖКХ, за которые мы платим деньги, выполняли в срок и качественно. А не просто, чтобы галочку поставить.

В своё время предлагал построить новую дорогу в Белгороде, которая разгрузила бы путь на Харгору, даже эскиз проекта сделал. Обращался по поводу установки защитных экранов, чтобы оградить от шума жителей домов у железной дороги. Просил по‑новому, по‑современному взглянуть на пешеходные переходы. Есть такие схемы, которые безопасно разделяют потоки автомобилей и пеших людей. Но главная моя боль – Архиерейская роща, за которую я бьюсь много лет. Ведь можно сделать в ней прекрасную зону отдыха и навести порядок.

— То есть вы мыслите масштабно?

— Я вообще за то, чтобы гражданская инициатива затрагивала глобальные вещи, которые коренным образом могут изменить жизнь людей. А не за то, чтобы доску на скамейке поменять. За это определённые службы получают деньги, и тут как раз людская инициатива не нужна. А если и нужна, то только для того, чтобы заставить ответственных работников выполнить то, что они обязаны.

— Получается у вас быть услышанным?

— Не всегда и не всеми. Были руководители, которые меня просили изложить своё видение на бумаге, прислушивались. Но чаще вызывают в кабинеты, чтобы «облагоразумить», повоспитывать. Дескать, не всё я понимаю. Иногда откровенно пытаются указать место и просят не вмешиваться, поскольку считают, что я некомпетентен в тех или иных вопросах. Надо отдать должное, в СМИ всегда нахожу поддержку и солидарность.

— А окружающие, соседи, знакомые как на вашу активность реагируют?

— По‑разному. Кто‑то считает, что мне будет от этого какая‑то корысть. Другие рады, что есть человек, который решает их проблемы в том же многоквартирном доме. Но тут может случиться, что ты взялся за что‑то ради общего блага, а у тебя ничего не вышло. И люди перестают тебе верить. Это, конечно, неприятно. Есть и другая ситуация: сделал раз что‑то по своей инициативе, а окружающие уже думают, что должен это делать по обязанности. Этого я не терплю. Общественная работа – всегда добровольная и бескорыстная, я так считаю. Иначе не будет того вдохновения, удовольствия, которое должна давать.

— Но в любой работе, в том числе и общественной, важен результат. Он есть?

— Несколько лет назад в нашем микрорайоне мы создали ТОС, один из первых в городе. Когда в прессе говорят об Архиерейской роще и её проблемах – это тоже результат. Пусть это пока не вылилось в конкретные решения, планы. Но это дело времени. Верю, что победят здравый смысл и настоящая забота о своём городе. И у общественников, и у власти. Даже если чиновники пишут отписку, почему не будет, например, дороги, всё равно это результат. Тут важно, что они вообще задумаются, что такая дорога нужна. Как развивать наши города, если не вносить такие предложения?

— Юрий Иосифович, наверняка вы не раз слышали вопросы: вам не всё равно? Зачем вам это надо?

— Постоянно слышу. Для себя на них отвечаю так: силы пока есть, хочу что‑то изменить к лучшему, оставить о себе добрую память. А что другие подумают, мне неважно.

Вместо эпилога

Во время нашей встречи с Юрием Шапошниковым прямо на улице, узнав, что мы из газеты да ещё ведём какой‑то разговор с местным «смутьяном», в атаку на нас пошла женщина.

«Кто разрешил? Кто пригласил? Вы людей спросили? 17 лет ждали, благодарить надо! Вы на кого писать вздумали?!» – разразилась она негодованием.

Оказалось, что сыр-бор из‑за недавно проложенной пешеходной дорожки, её много лет ждали местные жители. И всё бы хорошо, зашли строители и дорожку сделали, но Шапошников стал бить во все колокола, потому что тротуар получился в буквальном смысле волнистым, положенным изгибами.

Что возмутило женщину, кого она защищала – мы так и не поняли. Но, видимо, есть в общественной сфере ещё один лагерь. А с его представителями спорить, пожалуй, ещё сложнее, чем с начальниками или непонимающими соседями. Потому что они – тоже глас народа. Уверенный, напористый и не терпящий возражений.



Как людям одного города услышать друг друга

«Вам лишь бы написать. Думаете, они о городе пекутся, а нам всё равно? Да если бы у нас были возможности, уже давно бы всё сделали!». Эти слова спокойно, но с ощутимой и искренней обидой говорит нам сейчас воображаемый мужчина в пиджаке и галстуке.

«А знают ваши активисты, сколько мы уже вложили в эти дворы, эти улицы, сколько мы делаем хорошего в городе (селе, посёлке)? Помнят, какие руины ещё недавно тут были? Думают они, сколько годовых бюджетов нужно на все их мечтания? Сами видите, какое время на дворе. Где нам деньги взять – с неба свалятся? Проще всего ходить критиковать и указывать, ни за что не отвечая!». Воображаемый мужчина в пиджаке продолжает объяснять, всё более распаляясь.

Мы не будем возражать. Волоча воз забот, ломая голову над стратегическими вопросами и продираясь сквозь текущие проблемы, имея за плечами трудные успехи и частые неудачи, мужчина в пиджаке привык, что его больше критикуют, чем благодарят. И люди так привыкли с ним – проще отругать, чем похвалить. У него, мужчины в пиджаке, своя правда – суровая, непопулярная, но на сто процентов жизненная.

Но такая же правда есть у неравнодушного гражданина. Да, у неё другая логика, другие корни и другие резоны. Да, у неё гораздо меньше обязательств перед реальностью, но, может быть, именно поэтому она и способна заглянуть не­много дальше и немного шире. Наверняка эта точка зрения тоже пригодится, да и не раз. И эта правда имеет право на существование хотя бы потому, что направлена к той же самой цели, что и правда мужчины в пиджаке – чтобы все мы в конечном счёте жили лучше.

Самое сложное – соединить эти две правды.


для комментариев используется HyperComments