05.12.2016, Понедельник 17:49
29 октября 2015 г. 14:55:23

За что наш земляк в 1914 году получил Гран-при международной выставки в Париже

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Гран-при русского кустаря
Солдат с протезом вместо ноги, Париж, 1918. Иллюстрация с wutheringkites.livejournal.com

В этом году исполняется 130 лет со дня рождения Якова Пономаренко, конструктора-самоучки, получившего в 1914 году Гран-при и почётный крест за «отменную работу искусственных рук и ног». Наш земляк – уроженец слободы Алексеевка Бирюченского уезда (тогда Воронежской области) – будучи самоучкой, создал революционные по тем временам конструкции протезов. Но труд этот был оценён, к сожалению, не его страной, а чужими государствами – Францией, Германией, Италией.

Протезы для солдат

Яша рано остался без родителей, его воспитали дедушка и бабушка. Дед на старом токарном станке вытачивал из дерева обувные колодки и продавал их сапожникам. Жили очень бедно, поэтому, едва окончив три класса церковно-приходской школы, Яша пошёл в подмастерья. Мальчик был умный, смекалистый, шорное и сапожное ремесло, а затем и слесарную науку освоил быстро, старался разобраться в каждой конструкции, усовершенствовать её и упростить.

В неполные 17 лет он уже руководил мастерской. Закупал сырьё, принимал и выполнял заказы, договаривался с клиентами. И тут случилась встреча, которая стала судьбоносной для Якова Пономаренко. В его мастерскую зашёл старый солдат с протезом ноги, которую он потерял ещё в Русско-турецкой войне 1877–1878 годов.

– Починишь протез, малец? – недоверчиво спросил инвалид.

– Починю и за работу не возьму ничего, если разрешите разобрать ваш протез и посмотреть, как он устроен.

А через некоторое время, надев отремонтированный протез, солдат удивился:

– Ишь, как здорово ты всё исправил. Спасибо, сынок!

После этой встречи Яков твёрдо решил, что будет изготавливать искусственные руки и ноги. Случай не заставил себя долго ждать. Из местной газеты он узнал, что на железной дороге один из рабочих, предотвратив катастрофу, лишился руки и ноги. Яков бесплатно сделал ему протезы.

А в 1904 году на выставке в Острогожске молодой мастер представил образцы своих изделий. Они были просты в изготовлении и удобны в применении. Яков выгодно продал их, купил необходимые инструменты и оборудование, и с той поры целиком посвятил себя изготовлению и усовершенствованию протезов. Работы было много – Русско-японская, а затем и Первая мировая война плодили калек, так что профессия Якова оказалась очень востребованной.

В Алексеевском сельскохозяйственном техникуме мне пришлось некоторое время работать с внучкой Пономаренко – преподавателем физики Галиной Митрофановной Хмелёвой. Она рассказывала, что в семейном архиве хранятся благодарные отзывы людей, которым мастер помог вновь ощутить радость жизни.

Письмо учителя из Харькова Емельяна Швеца:

«Многоуважаемый Яков Захарович! Нога пришлась очень хорошо и по росту пригнана очень в пору. Никто не может узнать, что у меня нога искусственная. Дай Бог, чтобы такие самоучки, как Вы, процветали на Руси для облегчения участи обездоленных судьбой людей!»

А вот письмо из Кустонайского уезда Тургайской области:

«Сделанная Вами искусственная нога так удобна, что я часто забываю, что иду не на собственной ноге. За шесть лет протез не потребовал никакого ремонта. Помогай Вам Бог трудиться на пользу человечеству! С искренним почтением пребываю, Ксенофонт Фесенко».

Признание

Международные выставки современного медицинского оборудования, прошедшие одновременно в Париже, Неаполе и немецком Вольмаре, подтвердили талант и мастерство самоучки. В дипломе, выданном Пономаренко в Неаполе, говорилось:

«Я, ниже подписавшийся комиссар и делегат заграничных отделов международной выставки в Неаполе 1914 г., настоящим удостоверяю, что Якову Захаровичу Пономаренко, слобода Алексеевка Воронежской губернии, за отменную работу искусственных рук и ног после экспертизы международной экспертной комиссии на основании протокола заседания, согласно их постановлению и за подписью всех экспертов, присуждён сей диплом на Гран-при, то есть большая золотая медаль и почётный крест, изображающий орёл. В подтверждение чего и выдано за приложением печати настоящее удостоверение».

В том же, 1914 году русскому кустарю присудили Гран-при на международной выставке в Париже.

Его изделия были представлены и на третьей сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке в городе Вольмаре Лифляндской губернии. Якову делали заманчивые предложения, если уедет из России. Все их Пономаренко отверг. В январе 1917 года представлял свои новые разработки на выставке в Петрограде, организованной Всероссийским земским союзом помощи больным и раненым воинам, и был удостоен малой серебряной медали.

Домой не вернулся

Февральскую и Октябрьскую революции, Гражданскую войну, разруху, период нэпа Яков Захарович пережил в родной Алексеевке, не покидая своей мастерской. Заказов было столько, что пришлось нанять двоих работников. Тут же нашёлся «доброжелатель» – состряпал донос на Якова Захаровича, что, дескать, он эксплуатирует чужой труд, а значит, классово чуждый элемент, подлежащий экспроприации. Мастерскую у него отобрали. Чтобы прокормить семью, Яков Захарович вынужден был устроиться в профтехшколу, где преподавал токарное и слесарное дело.

Женился он на скромной работящей девушке Елене. Вырастили семерых детей, всем дали образование. С малых лет приобщали к труду, учили нестандартно мыслить, творчески относиться к порученному делу. Всё свободное время ребята с отцом что-нибудь мастерили. Своими руками они собрали первый в Алексеевке мотоцикл, на котором катались по городу, моторную лодку для семейных прогулок по Тихой Сосне.

Для городской больницы по просьбе главврача, друга семьи, мастер изготовил операционный стол с различными приспособлениями, облегчающими работу хирурга. Впоследствии, в период оккупации города, немцы вывезли этот стол в Германию.

...Серым дождливым ноябрьским утром 1937 года к зданию Алексеевской профессиональной школы подкатил воронок. Два офицера госбезопасности прошли в токарную мастерскую, где в это время шли занятия, и арестовали мастера производственного обучения Якова Пономаренко. Супруга Якова Захаровича писала запросы, обращалась в Москву. Обвинение в том, что Пономаренко неуважительно высказывался о вожде мирового пролетариата, было настолько нелепым, что вскоре судимость сняли, приговор отменили. Но домой Яков Захарович так и не вернулся. Как сообщили из лагеря, он умер от воспаления лёгких. Это было в 1940 году.

В Алексеевском краеведческом музее оборудована специальная экспозиция, а на здании техникума (бывшей профшколы) висит мемориальная табличка с его именем.

Фотодокументы из архива новейшей истории Белгородской области


для комментариев используется HyperComments