11.12.2016, Воскресенье 14:56
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
13 ноября 2015 г. 14:49:17

Как любимец болельщиков сочинской «Жемчужины» оказался в Белгороде

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Голеадор Богатырёв
Тимур Богатырёв с воспитанниками. Фото Вадима Заблоцкого

В 1990-е Тимур Богатырёв наводил шорох в штрафных площадках клубов Высшей лиги. Болельщики со стажем помнят его 25 голов в первом российском чемпионате 1992 года за белгородскую команду «Ритм». После в не хватающей звёзд с неба «Жемчужине» он провёл 152 матча, в которых забил 37 голов. А потом… Впрочем, надо начать с Дагестана, где Тимур Гаджиевич родился.

«Теннис мне даже больше нравился»

– До переезда в Белгород вы ведь в профессиональном футболе замечены не были.

– В Каспийске занимался большим теннисом. Хорошо получалось играть, прогрессировал быстро. Раз в два месяца выезжали в Воронеж, Сочи, ездили по всей России. У нас там всё было рядом на стадионе, и я успевал на футбол ходить – играл за заводскую каспийскую команду «Заря». Теннис мне даже больше нравился, чем футбол. Но умер тренер Борис Кузьмич Кузьменко (он даже в своё время судил Уимблдон боковым судьёй), после которого теннис никому в Каспийске стал никому не нужен.

– Как вас из Дагестана в Белгород-то занесло?

– После армии сюда позвал брат. Приезжай, говорит, занимайся футболом, а я буду тебе всем помогать. В Каспийске я начинал как крайний защитник, а в Белгороде в заводской команде «Сокол» поставили конкретно в нападение. На область забивал много голов. Через два года меня заметил «Салют», пригласил – и я согласился, хотя многие не шли в команды мастеров, потому что на заводах больше получали. Брат сказал, чтобы я за деньги не переживал и шёл в «Салют». Ну и там у меня пошло. Через два года перешёл в «Ритм», который тоже тогда профессиональной командой был, играл в чемпионате страны. На второй год во втором круге так получилось, что я за полчемпионата забил 25 мячей. Появилось множество предложений от именитых клубов. Я выбрал сочинскую «Жемчужину».

– Каково это было – из второй лиги сделать скачок в высшую?

– В первом круге за Сочи почти не играл, поначалу втягивался, ещё тяжело было. А потом тренеры и ребята в меня поверили, и во втором у меня пошло: забил девять мячей. Несмотря на то что играли со «Спартаком», «Динамо», ЦСКА, забивал практически всем. В первую очередь благодаря желанию и стремлению. Это было самым главным – без этого в «вышке» себя не проявишь.

– Свой первый гол в Высшей лиге помните?

– Московскому «Динамо». Вышел на замену, убежал от Омари Тетрадзе, чуть не на себе дотащил его до штрафной – и в дальний угол отправил. Выиграли тогда 4:1. Потом сразу же «Спартаку» забил, 2:2 с ним сыграли.

– А самый запоминающийся?

– Каждый гол в памяти, но особняком стоят эти первые – «Динамо» и «Спартаку». Только вспомните тот «Спартак», который в Лиге чемпионов в группе все матчи выиграл! Та команда наслаждалась футболом, а не мучилась. И забить им было очень достойно.

Болельщики на матче «Жемчужина» – «Спартак» в 1993 г.
Болельщики на матче «Жемчужина» – «Спартак» в 1993 г.
Фото из блога http://bsp-1991.livejournal.com

– Каково это, выходить фактически против сборной России?

– Это было что-то! Весь на эмоциях, боялся, что это помешает сыграть. Но раскрепостился, быстро вошёл в игру. Тем более «Спартак» и «Динамо» из тех команд, которые и сами играли, и другим давали. Их принцип – выйти и играть в футбол. Против Ростова или Свердловска было тяжело: там и персональная опека была, и удары по ногам сзади.

– За границу вас не звали?

– В 1993 году был в корейском LG Goldstar. Два месяца я там играл, хорошие условия создавали. В Южной Корее был полузащитником, в каждой игре забивал один-два гола: с реализацией у них было тяжело. Собирались заключать со мной контракт, но я в последний момент отказался. В России тогда уже платили нормально. Меня позвали в хорошую команду – «Ладу» Тольятти. Хорошие деньги предложили. К тому же тяжело было жить в Корее. Всё время приходилось разговаривать на английском. Не мог привыкнуть к такому общению. Приехал, заключил контракт, меня Найдёнов (Арсен, тренер «Жемчужины» – прим. ред.) отпустил. А потом у него не стало нападающих – и сказал, что у меня действующий контракт. Опять пришлось играть за «Жемчужину». В Израиль ещё звали, но Арсен Юльевич не отпускал. Да и чемпионат там был гораздо слабее. Мне было 30 лет, когда Юрий Павлович Сёмин пригласил в московский «Локомотив», заключил со мной контракт.

– А почему в «Локомотиве» не играли?

– Тогда в «Локомотив» переходили Дмитрий Лоськов, Заза Джанашия и я. Пока «Локомотив» не перевёл за меня деньги «Жемчужине», я мог вернуться. И я ушёл, чтобы решить квартирный вопрос. Скажу честно, об этом шаге пожалел. Самая большая ошибка в футбольной карьере. «Локомотив» ведь более амбициозный клуб, а «Жемчужина» три раза закрывалась и столько же раз открывалась. Но угроза потери квартиры сыграла свою роль. Ну и в Сочи мне было комфортнее. Например, когда был в «Локомотиве» на сборах, то это едешь на тренировку часа два-три, а в «Жемчужине» пять минут – и всё. Это было тоже немаловажным фактором.

«Весёлая была команда»

В 1993 году в чемпионате России произошёл скандал: команды «Луч» (Владивосток) и «Океан» (Находка) вылетели из Высшей лиги. По слухам, эти клубы нарочно «сливали», чтобы не летать по девять часов на гостевые игры. Играла с командами и «Жемчужина».

– Что тогда произошло?

– Мы просто их обыграли. Думали, что, наоборот, судьи будут неравнодушны к «Жемчужине», но приехал Хусаинов (Сергей, арбитр международной категории – прим. ред.) и отсудил как есть, и с Владивостоком сыграли 2:2, а Находку обыграли 2:0. Если бы этого не сделали, то вылетели бы мы. Эти четыре очка стали золотыми для «Жемчужины».

Сочинская команда в итоге оказалась на спасительном 13-м месте и осталась в лиге. Дальневосточные заняли 15-е и 16-е, им пришлось играть переходные матчи и в итоге опуститься в первую лигу.

– Вас тренировал Арсен Найдёнов. Личность неординарная. Расскажите о нём.

– Ну, должность тренера у него тогда была больше административная. Он даже на тренировках иногда не появлялся. Было даже так: он заходит к главе города финансовые вопросы решить (тогда же всё за счёт городского бюджета решалось), а тот его не пускает. Так Найдёнов в окно залез! Вот теперь и представьте, какой это был пробивной человек.

– В «Жемчужине» был первый легионер в российском футболе из дальнего зарубежья.

– Помню, сириец [Ассаф] аль-Халифа. Я по-английски немного разговаривал, и он первое время даже жил со мной. Показывал ему, рассказывал. А потом он женился на сочинской девушке Татьяне и даже заговорил немного по-русски. Хороший, добрый парень, его сильной стороной как футболиста была игра головой.

– С вами играли Геннадий Тумилович и Гоча Гогричиани, тоже люди интересные. Что о них скажете?

– Тумилович, конечно, был хорошим вратарём. Сейчас на тренерской должности. Видел его в последний раз в Сочи, когда он туда приезжал с ветеранами минского «Динамо». Был очень несдержанным. А у Гочи я многое почерпнул в техническом плане. Брал у него всё лучшее, чтобы расти дальше. Если ты перестаёшь расти, то становишься никому не нужен.

– Некоторые случаи с ними уже стали легендами.

– В московском аэропорте ждём вылета, а Гоча жалуется, что у него сумка тяжёлая. Гена Бондарук ему два красных кирпича положил в сумку. На досмотре их достали, Гоча ничего не поймёт, матерится на грузинском... Смешно было. Потом всё без обид обошлось. А Тумилович мог вечером по базе на клубном автобусе кататься, не спрашивая ни у кого разрешения. Как-то мы отправили из Внуково телеграмму в клуб, что Руслан Суанов приглашается в молодёжную сборную. Попросили, чтобы телеграмму передали, когда мы будем уже в полёте. Пришла она в «Жемчужину»... Найдёнов два дня потом прятался от Руслана: тот был злой, что его в сборную не отпускают (смеётся). Да много всяких чудес было.

Команда «Жемчужина». 1995 г. Богатырёв — крайний справа в верхнем ряду в зелёной форме.
Команда «Жемчужина». 1995 г. Богатырёв — крайний справа в верхнем ряду в зелёной форме.
Фото с сайта http://kaleidoskop-f.ucoz.ru/

– Весёлая у вас команда была!

– Да уж, команда у нас была хорошая. Эти истории можно часами рассказывать.

– Вы же ещё и «Терек» возрождали?..

– В 2001 году позвали туда, сборы в Сочи были, два месяца там жили. Провёл всё время в команде. Потом поехали в Кисловодск. У меня была возможность помочь «Тереку» сдвинуться с мёртвой точки. Но тренер сменился, и новый не смог выполнить обещания предыдущего, извинился передо мной, дали зарплату за три месяца – и я ушёл.

– ...и с паралимпийским спортом связаны...

– Меня Автандил Барамидзе попросил в Сочи этим заняться. Создал общественную организацию инвалидов «Федерация футбола и спорта». Открыл паралимпийское движение для людей с заболеванием церебральным параличом. Набралось человек 14–15, создали команду. Потом «Жемчужина» распалась, я уехал. Своего товарища поставил вместо себя. Тренирует ребят на центральном стадионе: его директор пошёл навстречу. Да и как не пойти навстречу людям с ограниченными возможностями?!

– Почему «Жемчужина» развалилась?

– В первый раз главный тренер Найдёнов был в больнице. И в этот момент прекратилось финансирование – тогда уже что ли запрещалось регионам деньги на команду выделять. Мэром Сочи был [Николай] Карпов, президент клуба, он и отошёл от команды. Пришли другие люди, пообещали помочь с деньгами, но продержались месяца три-четыре и бросили клуб. Тогда «Жемчужина» скатилась во вторую лигу. Через пару лет Найдёнов вернулся, нашёл спонсоров, они вложились в команду. После первого круга она практически выходила в Высшую лигу, шла на третьем месте в первой. Но сделали ставку на молодёжь, и эта ставка не сработала. В конце чемпионата нам, старикам, опять приходилось выходить на поле, даже не тренируясь. И вылетели.

– А в третий раз что с сочинской командой произошло?

– Это было недавно – я уже тренером был. Пришёл бизнесмен Владимир Якушев. Сделал очень большие вложения в клуб, Найдёнов опять собрал команду. Но лопнул бизнес, и «Жемчужина» закончила своё существование. Нас попросили дублем чемпионат доиграть. Мы доиграли, но денег не хватило даже с нами рассчитаться. Так-то Якушев любил футбол, большие деньги вкладывал. Практически все поняли его проблемы, мало кто в суд подал. Если получится, то рассчитается ещё. Нет, так нет – что ж тут поделать.

«Игроки были сильнее»

– В судьи как попали?

– Володя Лушин из «Жемчужины» судейством занимался, предложил попробовать. Я согласился. Да и к тому же всех лучших футбольных арбитров видел постоянно: и [Николая] Левникова, и [Андрея] Бутенко – они же в Сочи приезжали на сборы. Первый год отсудил в любительской лиге зону «Кавказ», потом стал судить боковым во второй лиге, а после и главным стал, в том числе на матчах лидеров. Везде нормально справлялся, и должны были уже пригласить на матчи первой и Высшей лиги, но меня забыли рекомендовать судьёй в первую лигу, а во вторую по цензу не проходил, даже как бывший футболист. И эта осечка завершила мою карьеру арбитра.

Тимур Гаджиевич Богатырёв.
Тимур Гаджиевич Богатырёв.
Фото Вадима Заблоцкого

– За год из игрока в арбитры. Не возникало диссонанса: то сам бегал, на них ругался, а теперь на обратной стороне баррикад?

– А что на судей ругаться? Я и детей учу, что судья всегда прав. Нет смысла на него отвлекаться. Если мы начнём искать вину в судьях, мы забудем про футбол. Поэтому виноваты те руководители, которые позволяют плохим судьям работать. Это работа не тренера и не футболиста – обсуждать судейство. Я к этому давно привык. У меня нормальное отношение к любому судье. Да, было, что ругались, но в итоге стали друзьями. С Бутенко вообще прекрасные отношения. Я приехал как-то в Москву, а в гостинице меня обворовали. Я ему звоню, Андрей Палыч, выручай. Он сразу привёз 10 тыс. рублей.

– Сейчас судейский корпус сильнее, чем был в девяностые?

– Намного. Сейчас судьи больше именно ошибаются. В чём смысл «сильнее»? В 1990-е и 80-е судьи были очень сильными, они даже не сравнимы с современными. Но раньше могли пойти на соблазн, а сейчас они просто ошибаются. А тогда, по-моему, были случаи, когда что-то их заставляло это делать. Только сейчас не ездят ни на мир (чемпионат мира – прим. ред.), ни на Евро. Надо применять какие-то современные меры их воспитания. Смотришь на испанских арбитров – так они бегают больше, чем футболисты, всегда рядом с моментом. Приятно смотреть! Хочется, чтобы и наши прибавляли и прибавляли.

– А игроки вашего времени по сравнению с нынешними сильнее?

– Однозначно были сильнее. Тогда работали над детским футболом. А сейчас только начали выходить на правильный путь. В первую очередь это [Сергей] Галицкий, [Сулейман] Керимов по его пути тоже пошёл, открыли в сёлах школы «Краснодара» и «Анжи». К 17 годам футболист уже должен всё уметь, а дальше только развивать. Нынешние тренировались в развал России, когда было не до детского футбола. Ещё одна проблема – во главу угла ставят результат, дают детям огромную нагрузку, которую они не выдерживают, во взрослый футбол уже с травмами приходят. Надо развивать их как футболистов, а не просто турниры в таком возрасте выигрывать.

Фото Вадима Заблоцкого

– Сейчас много обсуждают зарплаты молодых игроков. Что вы думаете по этому поводу?

– Да это кошмар. Может, ориентация на Запад какая-то, но я думаю, что и сейчас зарплаты футболистов завышенные. Если человек не хочет или не может хорошо играть в футбол, то зачем ему платить? Если прогрессирует и хочет расти дальше, тогда поднимайте ему зарплату. Постепенно ставьте перед ним определённые задачи. А молодым я не вижу смысла платить большие деньги. Получается, что многие заканчивают играть, ещё по-настоящему и не начиная. Надо воспитывать людей, а то получил огромные деньги – и жизнь удалась.

– А как вы тренировать начали?

– У нас при центральном стадионе Сочи была детско-юношеская команда «Юг-Спорт», как название арены, а потом появилась «Жемчужина», при которой должна была быть школа подготовки резерва, администрация заключила с нами договор, и через два года мы сменили название. Я тренировал самый старший возраст, ребят 1993 г. р. Постепенно стали дублем. Геннадий Бондарук был главным тренером новой команды, а я его помощником. Мы вдвоём доработали последний год с дублем и завершили выступления.

– Не хотелось ли завершить футбольную карьеру в Белгороде, как Масалитин?

– Я её здесь и завершаю, только тренерскую. Парней у меня в футбольный интернат забирают. Сами знаете, что футбольных полей в Белгороде не хватает. Теснимся тут. На поле школы № 49 нам даже места нет, на четвертинках занимаемся. Я рад: там условия для них гораздо лучше.


для комментариев используется HyperComments