110-летию со дня рождения Михаила Шолохова и 75-летию романа-эпопеи «Тихий Дон» посвящаем

«Тысяча девятьсот пятнадцатый год. Май. Под деревней Ольховчик по ярко-зелёной ряднине луга наступает в пешем строю 13-й немецкий Железный полк. Цикадами звенят пулемёты. Тяжеловесно стрекочет станковый пулемёт залёгшей над речкой русской роты. 12-й казачий полк принимает бой...»

Хотя строки «Тихого Дона» повествуют о войнах вековой давности (Первой мировой, революционных событиях 1917-го, Гражданской), они прекрасно подходят для того, чтобы говорить о войне вообще, трагедии народной и личной. Говорить в тот месяц, когда мы празднуем Великую Победу. Говорить словами выдающегося писателя, со дня рождения которого 24 мая исполняется 110 лет.

Звучащие тексты

Разумеется, имя Михаила Шолохова в первую очередь связано с Ростовской землёй – там оно звучит повсеместно. Неудивительно, что герой этого выпуска Родион Кузнецов, художник-монументалист, доцент кафедры дизайна архитектурной среды архитектурно-строительного института БГТУ имени В. Г. Шухова, слышал его с детства – родом он из Ростова-на-Дону. Но не только это обстоятельство связывает Кузнецова с личностью Михаила Александровича и «Тихим Доном», фрагменты которого художник читает для нас.

«Во мне достаточно рано проявился интерес к родовой истории – откуда есть пошло казачество, ведь это мои корни, мои предки. И когда в 17 лет я, наконец, взял в руки роман, читал с утроенным интересом, полностью в него погружаясь. Открывал для себя историю, этнографию донского казачества. Вычитывал диалект, мелодику речи. Одновременно я слушал песни уникального ансамбля «Казачий круг» с его архаичной традицией многоголосного пения. Пытался создавать картинки, композиции – первые на шолоховскую тему. Делал ряд маленьких открытий. Скажем, на первой странице ребёнку поют колыбельную «Колода-дуда» – в детстве мне пел её отец, а потом я пел её своим детям», – говорит Кузнецов.

Родион Кузнецов читает фрагменты из «Тихого Дона». Видео Вадима Заблоцкого

Шолохов вдохновляет

К окончанию Суриковского института Родион Кузнецов создал проект монументальной росписи «Сполох» (подробнее о нём читайте в интервью с художником). «Сполох» можно рассматривать как посвящение Шолохову, ведь творил его художник с мыслями о «Тихом Доне» и его авторе. И в эти дни в Белгородской митрополии экспонируют несколько фрагментов проекта и картин, к нему относящихся.

Скажем, произведение «Шолохов и Сталин» – некое послесловие проекта. Кузнецов писал её под влиянием того же композиционного приёма, той же цветовой гаммы.

Картина Родиона Кузнецова «Шолохов и Сталин».
Картина Родиона Кузнецова «Шолохов и Сталин».
Фото Владимира Юрченко

Кузнецов: «Композиция картины построена на противостоянии Шолохова и Сталина, на полярности их природы. Воплощая образ Сталина, я отталкивался от стремления вождя занять место бога (в беседе с Шолоховым он сказал как-то: «Людям нужно божка») и от мифов, демонизирующих его личность. Например, молва о его дьявольской отметине – копытцах. Основанием этих слухов послужили факты – Иосиф Виссарионович волочил левую ногу (результат болезни Эрба – прим. авт.), а её второй и третий пальцы были сросшимися. И вот, подчёркивая его нечеловечность, я рисую его руку, походящей на клешню. Ею он перебирает виноград (мощный символ крови, жертвы, жизни вечной) как перебирает людишек, если вспомнить выражение Ивана Грозного. Между тем Шолохов в белой рубахе, седовласый – я подчёркиваю некую его бестелесность, предельную одухотворённность».

Создавал Кузнецов картину, читая переписку писателя и вождя (с января 1931-го по январь 1950-го), раздумывая над темой «художник и власть», о допустимых границах компромисса или его невозможности:

В отношениях с властью Шолохов ходил по лезвию бритвы. Говорят, Сталин спрашивал у него, почему Григорий Мелехов так и не становится большевиком? На что писатель ответил «Я уговаривал его вступить в партию, а он не хочет». Ёмко и внятно, обозначал он свою позицию, не так ли?

 

Писатель вдохновил и белгородского скульптора Анатолия Шишкова – и в октябре 2012-го на белгородской Аллее нобелевских лауреатов возник бронзовый Шолохов. Важно: Михаил Александрович – единственный из авторов той эпохи, кто получил Нобелевскую премию с согласия советских властей (1965). Получил «за художественную силу и цельность эпоса о Донском казачестве в переломное для России время».

Открытие памятника Михаила Шолохова в Белгороде в 2012 году.
Открытие памятника Михаила Шолохова в Белгороде в 2012 году.
Фото Михаила Малыхина

Восстанавливаем контекстЪ

Мы находим эти слова в первой книге «Тихого Дона». Шолохов, воспринимавший войну как трагедию народа, как катастрофу, опустошающую человека, считал воспевание подвига делом кощунственным по отношению к разуму, морали, гуманизму.

Книжная полка

2005-й. Россия и Украина празднуют вековой юбилей великого писателя XX века – Михаила Шолохова. Два государства объединяют силы (при участии Франции) и создают к этому выдающемуся событию уникальное посвящение – факсимильное издание текста шолоховских рукописей «Тихого Дона». Об этом нам рассказала Татьяна Догадина, главный библиотекарь отдела хранения основного фонда универсальной научной библиотеки Белгорода.

В кожаном чудо-сундучке – две книги рукописей в больших папках, сам роман, напечатанный типографским способом, и научный комментарий «Несравненный гений» Феликса Кузнецова, члена-корреспондента РАН, известного исследователя творчества Шолохова и «Тихого Дона». Многие считают это издание финальной точкой в разрешении «шолоховского вопроса».

Татьяна Михайловна Догадина о «шолоховском вопросе». Видео Наталии Козловой

В 2006-м факсимиле представляют не только в столицах России и Украины, но и Чехии, Германии, Китая... В том же 2006-м один из ста(!) его экземпляров попадает в БГУНБ. Как? Именно такой подарок за патриотическое воспитание молодого поколения сделал Союз писателей России Белгородской области. А наш губернатор Евгений Савченко распорядился передать это издание на хранение в Фонд редкой книги главной библиотеки региона.

Познакомиться с уникальным изданием может каждый. Достаточно заказать факсимиле в читальном зале.

Я знаю Шолохова

Думаю, вам приходилось слышать о теории шести рукопожатий. В последние годы она стала невероятно популярной. Итак, американские психологи Стэнли Милгрэм и Джеффри Трэверс предположили, что каждый человек знаком с любым другим. Не лично разумеется, а через связь знакомств (не более чем шесть коммуникационных уровней).

Если верить этой гипотезе, то ответственный секретарь газеты «Белгородские известия» Виктор Филиппов знал Михаила Шолохова. Когда Виктор Антонович учился на отделении журналистики Ростовского госуниверситета, философию ему преподавал младший сын Шолохова Михаил, а русскую литературу XIX века – личный секретарь писателя Андрей Зимовнов.

Михаил Михайлович был очень похож на своего отца – такого же невысокого роста, тонкокостный, с мелкими чертами лица, немного кучерявый. Разом посмотришь – молодой Шолохов. Хорошо помню суть одной из его лекций. Он говорил о пропаганде и весьма обоснованно критиковал советскую, что в то время всем казалось необычным. Он приводил всем понятное сравнение: цель, к которой стремятся люди, должна быть будто огонь, зовущий во тьме. Люди идут на этот огонь, идут к свету. А когда в лицо человека светят из прожектора, он зажмуривается и не воспринимает свет, тот отталкивает его. Так вот эта массированная, не очень умная, навязчивая пропаганда часто била мимо – люди её не воспринимали, прячась от слепящего света прожектора. Это и сегодня актуально,  вспоминает Виктор Филиппов.

«Что касается Андрея Зимовнова, он был крайне оригинальным преподавателем – устраивал нам table-talk, когда мы часами говорили о литературе, – продолжает Виктор Антонович. – Но о своей работе с Шолоховым Андрей Афанасьевич рассказывал очень аккуратно, скупо и дипломатично. Полагаю, многое ему было известно, но он не распространялся. Видимо, это было одно из условий работы».

«Я знаю Шолохова» может сказать и Родион Кузнецов. Ещё будучи молодым художником, он водил знакомство с Анатолием Калининым – автором знаменитого романа «Цыган». Анатолий Вениаминович был учеником и другом Шолохова.

«Если Шолохов – гений места станицы Вёшенская, то Калинин – хутора Пухляковский (Верхний Дон). Невероятно красивое место, именно здесь снимали знаменитые фильмы о цыгане Будулае и его любви к донской казачке Клавдии. На этом же хуторе неподалёку от усадьбы Калинина размещалась наша семейная дача. И однажды нас представили друг другу. Анатолий Вениаминович произвёл на меня какое-то потрясающее впечатление – до сих пор помню встречи с ним. И жалею, что не решился нарисовать его, хотя много думал об этом», – вспоминает Кузнецов.

«Тихий Дон». Киноверсия

К 110-летнему юбилею Михаила Шолохова Сергей Урсуляк снял «Тихий Дон». Чем обернётся четвёртая экранизация, скоро узнаем – сериал будут транслировать на канале «Россия 1». Но уже сейчас большинство интернет-обсуждений сводятся к тому, что превзойти культовый фильм Сергея Герасимова новому не удастся. Что лучше воплощений шолоховских героев, чем у легендарных актёров Петра Глебова, Элины Быстрицкой, Зинаиды Кириенко... представить сложно.

Фрагмент «Тихого Дона» Сергея Герасимова

Ретроспектива киноверсий «Тихого Дона»:

1931-й – немое кино Ольги Преображенской и Ивана Правова (по двум первым завершённым книгам романа).

1957–58-й – классическая экранизация Сергея Герасимова. Лучшим его признали миллионы зрителей, оценил и сам автор эпохального произведения: «Я рад, что фильм идёт в одной дышловой упряжке с моим романом».

Конец 1980-х–2006-й – лента Сергея и Фёдора Бондарчуков. В 1986-м на хуторе Пухляковском праздновали 70-летие Анатолия Калинина. В гости к писателю прибыл и Сергей Бондарчук, который в одном из тогдашних разговоров упомянул и о съёмках «Тихого Дона»: «Работа начата, фильм непременно состоится...» Но пройдёт много лет, прежде чем его увидит зритель, а состоялся ли он, каждый сам решит для себя.

Катерина Шаронова

для комментариев используется HyperComments