Специальный выпуск проекта «Год литературы» мы посвящаем Неделе детской и юношеской книги

Неделя детской и юношеской книги, начавшаяся 23 марта, – отличная возможность вспомнить о тех увлекательных путешествиях, в которые мы с такой лёгкостью отправлялись в детстве. О путешествиях, которые были возможны, стоило только открыть любимую книгу. В самом деле, какой ещё ураган унесёт вас в волшебный город, по какой кроличьей норе вы попадёте в Страну чудес, где переживёте кораблекрушение, страх встречи с пиратами и погрузитесь под воду на двадцать тысяч лье, когда ещё пройдётесь по Луне и увидите голову, существующую отдельно от тела?

От русских сказок до научной фантастики

Что в детские годы любили читать сегодняшние взрослые, мы узнали у известных белгородцев.

Иоанн, митрополит Белгородский и Старооскольский:

Фото Владимира Юрченко

«Первыми на ум приходят сказки Петра Ершова и Павла Бажова, и, конечно, Александра Сергеевича Пушкина. Самые ранние детские воспоминания относятся к стихотворениям Корнея Чуковского и Агнии Барто, произведения которых знал наизусть, а также «Приключениям Незнайки и его друзей» Николая Носова. Поскольку я из Иркутска, мне хорошо знакомо творчество сибирских писателей, таких как Марк Давидович Сергеев. Ещё в памяти остались «Приключения Тома Сойера» Марка Твена, «Вокруг света за 80 дней» Жюля Верна и «Хижина дяди Тома» Гарриет Бичер-Стоу».

Заслуженный деятель искусств Украины Рашит Нигаматуллин, художественный руководитель и главный дирижёр белгородского Симфонического оркестра:

Фото Юрия Бограда

В детстве я любил трилогию о приключениях Незнайки Николая Носова. И сказочный цикл о Волшебной стране и Изумрудном городе Александра Волкова, особенно «Урфин Джюс и его деревянные солдаты.

Дмитрий Худаев, управляющий отделением Пенсионного фонда России по Белгородской области:

Фото Владимира Юрченко

Будучи ребёнком, обожал русские народные сказки.

Игорь Нарожный, актёр Белгородского государственного академического драматического театра имени М. С. Щепкина:

Фото из архива драматического театра

«Меня отец научил читать рано. Так что к трём с половиной годам я читал уже бегло и даже задом наперёд – это папа так развлекался. Первой «литературой» были плакаты типа «Решения ХХV съезда – в жизнь!». Причём римские цифры я читал как кириллические буквы: «Х», «Х», «У»... А книги, которые прочитал осознанно лет в пять, это «Приключения Робинзона Крузо» Даниэля Дефо, «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова и «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека. Швейка любил особенно – цитировали с папой некоторые не очень пристойные выдержки наизусть вслух, чем приводили маму-педагога в состояние эстетического шока».

Ирина Игнатова, ректор Белгородского государственного института искусств и культуры:

Фото Михаила Малыхина

Назову четыре главные книги своего детства – сборник наших сказок, волковский «Волшебник Изумрудного города», «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла и «Дети капитана Гранта» Жюля Верна.

Андрей Поляков, руководитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Белгородской области:

Фото Наталии Козловой

Героя нашего времени» Михаила Юрьевича Лермонтова открыл для себя ещё в начальной школе и люблю до сих пор.

Вероника Васильева, актриса БГАДТ имени М. С. Щепкина:

Фото Владимира Юрченко

«У меня мама работала воспитателем в детском саду, и мы с ней учили много стихов детских поэтов: Агнии Барто, Самуила Маршака... Запах книги Маршака я помню до сих пор – она пахла орехами! Его сказка «Двенадцать месяцев» у меня была самая любимая. С удовольствием разыгрывала в лицах стихотворение «Телефон» Корнея Чуковского. Ещё я очень любила книги Николая Носова из цикла про Незнайку. Кстати, мама сохранила в целости и сохранности все мои детские книги, и сегодня мы их читаем моему сыночку».

Игорь Шаповалов, начальник департамента образования Белгородской области:

Фото Ольги Муштаевой

«Моей любимой книгой была «Мишкино детство». Маленькому мальчишке, мне интересно было наблюдать за полной трудностей и забот жизнью главного героя – своего ровесника, обычного деревенского Мишки. А свойственное детям желание помечтать, жажда приключений обусловили мою любовь к произведениям Жюля Верна. И, конечно же, как и большинство советских ребят, я зачитывался «Тимуром и его командой» Аркадия Гайдара».

Заслуженный артист России Виталий Бгавин, актёр и режиссёр БГАДТ имени М. С. Щепкина:

«Мама мне в детстве много читала детских стихов Корнея Чуковского, Даниила Хармса... Сам я читать начал рано. И первая моя книга – «Гостья из будущего» Кира Булычёва, по которой потом был снят популярный детский фильм. Очень нравились и «Три толстяка» Юрия Олеши. С тех пор я читал как ударенный! Книг дома было много, и я в подростковом возрасте уже перечитал всего Герберта УэллсаФенимора Купера... Город Балаково, в котором я рос, был очень пролетарский, и мои приятели были далеко не паиньки. Я в компании был самый младший, но пользовался большим авторитетом, потому что много читал. Они собирались в подвале, покуривали, а я им пересказывал «Войну миров» Уэллса. И в том, что я не остался в этих компаниях, а пришёл в народный театр, как раз большая заслуга книг».

Заслуженный мастер спорта России Сергей Тетюхин, доигровщик волейбольной команды «Белогорье»:

Фото Вадима Заблоцкого

В детские годы мне особенно нравился «Волшебник Изумрудного города» Александра Волкова. Через несколько лет захватил Жюль Верн, приключенческая стихия его «Таинственного острова.

 

Асадов. Романтика юности

Эдуард Асадов – невероятно популярный советский поэт, чьи сборники издавались стотысячными тиражами и мгновенно разлетались с букинистических и библиотечных полок. Им зачитывались все, однако большинство своих произведений он адресовал молодёжи.

Героиня нашего сегодняшнего выпуска – Елена Чеченева, подполковник внутренней службы, начальник управления информации и общественных связей УМВД РФ по Белгородской области. В проекте «Год литературы» она читает «Верность» Асадова.

«Асадов пришёл ко мне в подростковом возрасте – в пору первой влюблённости. В 1980-е все мои подруги знали его стихи. Какие привлекали больше? Разумеется, о любви. У каждой из нас была специальная тетрадочка, куда мы старательно их записывали, а потом обменивались друг с другом и открывали для себя всё новые произведения поэта. С тех пор мне особенно дороги замечательные «Трусиха» и «Верность». Столько в них авторской души, переживаний и при этом они так просты, доступны, что хорошо понятны даже девчонке-подростку. И, будучи уже взрослой женщиной, я перечитываю их с теми же чувствами. Они со мной на всю жизнь. Интересно, что, когда на свет появилась моя дочь, я купила первый асадовский сборник. И вот прошло время, дочь выросла, и вдруг я вижу в её руках точно такую же книгу», – объяснила свой выбор Елена Анатольевна.

Елена Чеченева читает «Верность». Видео Вадима Заблоцкого

Игра с образами

Мы говорим «детская литература» – и сразу вспоминаем любимые книги детства и обязательно их потрясающие иллюстрации. По большому счёту именно картинки в первые годы жизни увлекают в мир книги и помогают лучше проникнуть в её смыслы. Но всякий ли задумывается, кто тот великолепный мастер, что оживляет для нас волшебные страницы произведений детских лет?

Один из таких мастеров – белгородская легенда Станислав Косенков, заслуженный художник РСФСР. Станислав Степанович в совершенстве владел искусством иллюстрации – он создал визуальный образ более пятидесяти книг. Безусловно, среди них есть и издания детской литературы, и подростковой: «Катюшин дождик» Василия Белова (1969), «Преступление и наказание» (1970) Фёдора Достоевского, сказка «Иван-царевич и Серый волк» (1982), «Вёсны детства» Владислава Шаповалова (1985), «Руслан и Людмила» (1990) Александра Пушкина... Практически все из них напечатаны в воронежском Центрально-Чернозёмном книжном издательстве и разошлись большим тиражом (50, 100, 150 тыс. экземпляров).

Есть у Косенкова и замечательные красочные иллюстрации к «Левше»Николая Лескова (не опубликованы). Он создал их в начале 1970-х. В то время Станислав Степанович преподавал в пединституте на худграфе в Орле и был приглашён организовать экспозицию Дома-музея Лескова. Тогда и появятся гравюры и к «Левше», и к «Воительнице». А позже он уже в совершенно иной манере (чёрно-белые, в стиле житийной иконы) проиллюстрирует лесковские «Леди Макбет Мценского уезда», «Несмертельный Голован», «Запечатленный ангел», «Очарованный странник» и «Житие одной бабы». 

«Левша».
«Левша».
Фото Владимира Юрченко

А как изумительны цветные линогравюры Косенкова к сказке «Иван-царевич и Серый волк» (диплом на Всероссийском конкурсе книги, 1982)! Любопытно, что художник изображает действие сказки, погружая его в пространство белгородской земли: в сказочных пейзажах проступают наши овраги, а в силуэте сказочного града на холме – белгородская крепость.

Комментирует Валентина Барышникова, старший научный сотрудник Музея-мастерской С. С. Косенкова:

Это дань художника своему краю. Так дети понимают, что сказка происходит на их родной земле.

Всё же особые среди косенковских иллюстраций – графические листы к «Преступлению и наказанию» (принесла своему автору международное признание – дважды его наградили золотой медалью в Лейпциге (1971-й, ГДР) и Брно (1976-й, ЧССР) и «Руслану и Людмиле». Можно, конечно, спорить, насколько, эти произведения для детей и подростков. Но, так или иначе, они включены в школьную программу, многие родители спешат познакомить с ними своих чад, а бывает, что и сами дети тянутся к такой серьёзной литературе.

К нам часто приходят школьники, и мы показываем им иллюстрации Косенкова. Обычно это гравюры к «Руслану и Людмиле» и «Преступлению и наказанию». И мы заметили, что по тому, как ребёнок говорит об иллюстрациях, можно судить, прочитал он текст или нет. Если текст хорошо знаком, проанализирован, то он отлично понимает мысль художника, рассказывает Валентина Алексеевна

Валентина Барышникова рассказывает об иллюстрациях С. С. Косенкова к детским книгам
Валентина Барышникова рассказывает об иллюстрациях С. С. Косенкова к детским книгам
Фото Владимира Юрченко

Над «Русланом и Людмилой» график работал три с половиной года – с осени 1983-го. Он стремился познать всё о Пушкине и его поэтическом мире, чтобы приступить к иллюстрированию.

...макет и весь стиль «завилюшек» – за это возьмусь, когда окончательно «влезу» в дух поэмы и хотя бы прикоснусь к духу самой поэзии Пушкина, запись от 16 июля 1985 года из дневника художника.

Косенков погрузился в масштабное исследование – посетил Пушкинские музеи в Москве и Санкт-Петербурге, где изучил рукописи поэта, его документы и рисунки. Он читал Пушкина и читал о Пушкине. Если полюбопытствуете, то увидите в Музее-мастерской художника полки: Достоевский и о нём и Пушкин и о нём. И, разумеется, он оценил иллюстрации к произведениям Александра Сергеевича, созданные известными советскими графиками. Для него было важно не повторить ход их мыслей. Погрузился он в русско-народное творчество и в пушкинскую эпоху. Его интересовало всё до мельчайшей детали.

«Наконец готовы многочисленные эскизы «Руслана и Людмилы», и Косенков выбирает особую технику, которую использовал впервые и никогда больше. Он подготовил 130 линолеумных досок (одна страница – отдельная доска) и вырезал иллюстрацию как линогравюру, но печатал как офорт (художник считал, что для пушкинского, почти невесомого штриха, подойдёт только офортная техника). Делал по несколько оттисков. Добавьте к этому прокатку общего фона – он очень долго искал пушкинский солнечно-жёлтый оттенок. Затем, отталкиваясь от традиции русского народного искусства – лубочных картинок, проработал каждый лист акварелью. Причём нужно было успеть раскрасить гравюру, пока она ещё влажная, иначе не будет того насыщенного цвета, как замышлял его автор. Это колоссальный труд по 16–18 часов в сутки», – делится Барышникова.

Все виды книжной иллюстрации (на обложке или переплёте, фронтиспис (перед титульным листом), разворотная и полосная, оборочная, заставки и концовки), буквицы, шрифт, его размер, ритмы иллюстраций... – Косенков создал фантастически прекрасное и продуманное до мельчайших деталей подарочное издание «Руслана и Людмилы».

Никакая работа до этого не требовала у меня такой затраты сил на осознание смысла изобразительной формы, её значимость и содержательность саму по себе, а не через построение сюжета, записал Станислав Степанович в дневнике 29 ноября 1985 года.

Сотворив «Руслана и Людмилу» Косенков, как кажется, вплотную приблизился к Пушкину, стал соавтором русского гения. И как жаль, что воронежское издательство в то время загубило этот грандиозный проект – и в смысле формата (вместо А4 – А5), и в смысле цветопередачи. Но в Год литературы появляется надежда на то, что найдутся меценаты, которые обратятся к этим иллюстрациям и переиздадут для белгородских школьников.

Катерина Шаронова

для комментариев используется HyperComments