Выпуск посвящён советскому классику литературы для детей и юношества и его произведениям-юбилярам

«Нас распустили на летние каникулы. Мы с Федькой строили всевозможные планы на лето... Во-первых, нужно было построить плот, спустив его в пруд, примыкавший к нашему саду, объявить себя властителями моря и дать морской бой соединённому флоту Пантюшкиных и Симаковых, оберегавшему подступы к их садам на другом берегу...»

Это из «Школы» – замечательной полуавтобиографической повести, которая принесла Аркадию Гайдару первую известность в 1930-м. И уже эти несколько строк передают невероятно острое ощущение счастья от предстоящих приключений, странствий далёких и близких, от того, что герой так молод и не один. Передают этот дух, что так свойственен гайдаровскому мировоззрению, всем гайдаровским сочинениям.

 

Звучащие тексты

Почти всегда Гайдар испытывал необходимость куда-то идти, куда-то ехать, бродяжничать по свету, чтобы жить и чтобы писать. В этих своих путешествиях находил себя, становился тем, кто он есть. В романтическом порыве, точно герои его произведений, он будто бы искал таинственные и непостижимые земли, где обитает его счастье. И, по всему, временами находил. Помните, как начинается «Чук и Гек»? Сказочный ведь зачин: «Жил человек в лесу возле Синих гор...» Кстати, через три года после смерти писателя Лев Кассиль назовёт земли эти Синегорией, посвятив всесоюзному вожатому свою повесть «Дорогие мои мальчишки» (и сделав его прототипом Гая).

В каком-то смысле своё место-утопию Синегорию нашли и мы — меловые горы Белого города. Именно здесь герой нашего выпуска — солист-мультиинструменталист Белгородской государственной филармонии Тимур Халиуллин (орган, клавесин, фортепиано, карильон) читал письма Аркадия Петровича.

Те, что весной 1934-го писатель посылал своим близким и друзьям из нашего края — из маленькой зелёной Ивни.

А пока мы туда добирались, музыкант рассказывал о своём Гайдаре:

Разумеется, я с любопытством прочёл повесть о Тимуре и его друзьях. Вот только о герое Гайдара узнал гораздо раньше. Оно и понятно, моё имя неизбежно влекло за собой — «Тимур и его команда». С детства эта фраза сопровождала меня. И я даже примерял образ Тимура на себя — мне всегда хотелось, чтобы однажды и у меня появилась такая команда и чтобы мы вместе творили добрые дела. Отчасти детская мечта исполнилась в Белгородской филармонии.

«Тимур и его команда». 75 лет назад

Пожалуй, для большинства именно эта книга самая известная из гайдаровских. Однако не все знают, что сначала появился оригинальный киносценарий, во вторую очередь — повесть (август 1940-го, её печатают в «Пионерской правде», передают по Всесоюзному радио).

В конце 1939-го Гайдар принял предложение его написать. А завершил работу над ним в апреле 1940-го. Любопытно, что авторское название звучало как «Дункан и его друзья». Но идеология режима внесла свои коррективы — Дункану нужно было срочно придумать замену. И Гайдара осенило — Тимур, ну, конечно же, имя любимого сына! Но от образа Дункана, благородного шотландского короля, персонажа шекспировской трагедии «Макбет», Тимуру передались энергия и справедливость, сообщив ему черты героя, жертвующего собой во имя других.

Но вернёмся к герою нашего выпуска. Если вместе с ним вы читали письма Гайдара, то в финале слышали музыку удивительной красоты (играл Халиуллин). Известный советский композитор Лев Шварц создал её как раз для фильма «Тимур и его команда» Александра Разумного и Льва Кулешова, который вышел на экраны осенью 1940-го (вторая экранизация — Александра Бланка и Сергея Линкова — возникла в 1976-м). Мы решили напомнить вам о ней, как и о фильме.

«С удовольствием познакомился с музыкой Шварца. И импровизационно переложил для органа, клавесина и фортепиано. Конечно, это типичная советская музыка, жизнеутверждающая и полная энтузиазма. Очень характерный для той эпохи жанр марша, позитивный, яркий и очень энергичный. А между маршевыми частями – прекрасная мелодия, напоминающая многие мелодии любви. Её контрастный образ оттеняет и ещё больше подчёркивает маршевость крайних разделов. Такую музыку очень легко полюбить, а после трудно забыть – мелодия начальной темы постоянно звучит в голове. И играть её хочется с улыбкой», – комментирует Тимур Халиуллин.

Восстанавливаем контестЪ

Прекрасным, свойственным лишь одному Гайдару языком написаны эти строки. Вы встретите их, завершая чтение «Судьбы барабанщика» (1938). В этой повести чувствуется давление времени. Но в ней писатель прямо рассказал историю мальчишки, у которого арестовали отца, героя Гражданской войны. За этой ситуацией – реальные аресты военных маршалов Михаила Тухачевского, Василия Блюхера, Александра Егорова… И трагедии их обречённых на гибель семей. Не случайно ведь «Судьбу барабанщика» начали печатать в «Комсомольской правде», передавать по радио, а потом всё прекратилось – и тишина. И только вопрос висел в воздухе: «Как там Аркадий, жив ещё?»

Книжная полка: 10 правд о Гайдаре

Борис Осыков, известный белгородский писатель, публицист, журналист, краевед, давно занимается исследованием биографии и литературы Аркадия Гайдара. С нами Борис Иванович делится самыми интересными фактами.

Для меня Гайдар начался с «Голубой чашки»

Совсем недавно закончилась война, книг почти не было, тем более для ребёнка. И я засовывал свой нос в отцовские. Отец выписывал книги серии «Библиотека «Огонёк» — приложение к популярному журналу, где печатали сочинения самых выдающихся отечественных и зарубежных авторов. И однажды принёс домой «Голубую чашку. Рассказы». Я сразу же обратил внимание на портрет Гайдара. Приглянулся мне он — очень фотогеничное, приятное лицо. И фамилия необычная привлекла. Содержание книжки оказалось увлекательнейшим. Особенно «Чук и Гек» — этот рассказ меня просто обаял.

«Здесь рождались синие звёзды» 

Это мой первый материал об Аркадии Петровиче. Я принёс его в редакцию «Белгородской правды» ещё будучи студентом филфака. Потом он увечился в объёме и вошёл в книгу краеведческих очерков, дав ей и название (1968). Кстати, оформил издание легендарный белгородский график Станислав Косенков. Это была его первая подобная работа. А абстракцию для обложки создал знаменитый белгородский мастер фотографии Павел Кривцов, тогда молодой фотограф «Ленинской смены».

Вторая книга – «Родина Гайдара» (1972). Я упросил Кривцова поехать со мной в родной город Гайдара – Льгов Курской области. Три дня там провели, бродили по провинциальным тихим льговским улочкам – изучали гайдаровские места.

Затем была литературная хроника «Аркадий Гайдар» (1975) — самая серьёзная из моих работ. И единственная в большом ряду книг и произведений о писателе. Написанная языком документа, она помогла развеять некоторые мифы, сопровождавшие имя Гайдара. Последняя из моих книг посвящена его 80-летию — «Время было необыкновенное» (1984). И вот здесь снова со мной работал Косенков, создавший чудесные гравюры к ней.

  • Форзац книги «Время было необыкновенное».

  • Портрет Аркадия Гайдара.

  • Портрет Аркадия и Тимура Гайдаров.

Голиков стал Гайдаром 7 ноября 1925-го

Тогда пермская «Звезда» опубликовала его рассказ «Угловой дом», имя автора значилось Гайдар. Однако до сих пор нет одной признанной версии происхождения псевдонима. Вот только некоторые из их множества.

Крупнейший исследователь жизни и творчества писателя Борис Камов свидетельствовал, что друзья Гайдара, Рувим Фрайерман и Константин Паустовский, считали: псевдоним происходит от монгольского слова и означает «Всадник, скачущий впереди». Но когда обратились к монгольскому языку, там ничего подобного не оказалось. «Хайдар» нашлось в хакасском. В переводе — «куда идёшь?». Школьный товарищ Аркадия Петровича Адольф Гольдин рассказывал об аббревиатуре во французском духе: Г — Голиков, А и Й — Аркадий, ДАР — д’Артаньян из Арзамаса (один из любимых литературных героев и первые буквы родного города, где после переезда из Льгова прошло детство писателя). А Василий Берёза, директор гайдаровской библиотеки-музея в Каневе, полагает, что Гайдар услышал будущий псевдоним в Змеевском уезде Харьковской губернии, где оно означало «пастух овец» (Словарь украинского языка Бориса Гринченко). Что ж, когда он сюда сбежал от скуки Пятигорска, то зарабатывал чем придётся, овец тоже пас. Но и символика в этом есть: Гайдар, точно сэлинджеровский Холден Колфилд, в своих произведениях бдил за детьми, не позволяя свалиться ребёнку в пропасть.

Что связывает Гайдара и Михаила Юрьевича Лермонтова?

Родство крови. По материнской линии родословная Аркадия Петровича восходит к роду великого поэта. Наталья Аркадьевна Салькова доводилась ему праправнучатой родственницей.

Всё, что осталось от Гайдара, — старый пыльный чемодан

Его нашли мальчишки на чердаке дома в Клину — там незадолго до войны Аркадий Петрович поселился с новой семьёй. В чемодане гайдаровские документы, фотографии, письма. Всё остальное по его близким, друзьям и знакомым собирали. Многое попало в Центральный госархив литературы и искусства Санкт-Петербурга. А вот приказы Гайдара от 1921-го я обнаружил в московском Центральном госархиве Советской армии. Тогда Гайдар командовал 23-м стрелковым полком в Воронеже. Было ему 17 лет. Здесь же адресованные ему приказы и распоряжения командарма, будущего маршала Михаила Тухачевского. А ведь до этих находок многие не верили, что всё это правда — мол, слишком молод Голиков для командира.

Гайдар погиб на оккупированной территории, в немецком тылу

Он работал военным корреспондентом«Комсомольской правды», попал в партизанский отряд, был предан и погиб. Случилось это близ украинского села Лепляво Каневского района Черкасской области. Немцы орден с его гимнастёрки сняли, документы забрали. Долгое время его считали без вести пропавшим. И пока его судьба не прояснилась, имя Гайдара совершенно исчезло с газетных страниц, перестало звучать по радио. А как всё стало известно, СМИ прорвало его публикациями и о нём.

В нише детской литературы Гайдар спасался от цензуры

Конечно, реалии тоталитарного режима корректировали его творчество. Но даже вопреки этому он оставался органичным автором, так и не порвав связь с ребёнком внутри себя. Отсюда его вечный бег от маеты обыденности, романтический порыв, риск.

Герой «Школы» — наш славный земляк

Командир отряда донецких шахтёров Семён Афанасьевич Бегичев появился на свет в селе Шелаево под Валуйками. Эта личность вдохновила Гайдара. Аркадий Петрович сделал памятную надпись на его экземпляре «Школы»: «Тов. Бегичеву С. А. в память о далёких, незабываемых днях 1918 года, когда он был командиром отряда в тех местах, где автор этой книги был ещё мальчуганом-красноармейцем. Арк. Гайдар. 21.XII.34 Москва».

У Аркаши Голикова была нянька

Будучи в Льговском литературно-мемориальном музее Гайдара, я узнал, что жива Анна Аристарховна Богомолова, которая нянчила маленького Аркашу. И отправился в деревню Карасёвка, где она обитала.

И вот уже встречает меня Анна Аристарховна — такая аккуратная старушка. Под 90 лет, а память прекрасная: рассказывала, что больше полувека назад читал на уроках своим школярам Пётр Исидорович Голиков, отец Аркадия, описывала их комнаты, их игры... Многое из этого вошло в мою «Родину Гайдара». Но главное — у неё оказались редкие фотопортреты отца и матери писателя. Я упросил её дать мне возможность сделать фотокопии.

  • В январский морозный день 1904 года в этом доме родился мальчик. Голиковы назвали первенца Аркадием. Ныне – Льговский литературно-мемориальный музей А. П. Гайдара

  • Аркаша Гайдар с сестрой Талкой.

  • Наталья Аркадьевная Голикова.

  • Пётр Исидорович Голиков.

Здравствуй, Тимур Аркадьевич!

Познакомился я с сыном Гайдара совершенно неожиданно. Мы общались с Лией Соломянской, и как-то я снова отправился в Москву встретиться с ней. Из шумного города на лето она перебиралась на дачу в подмосковное Дунино. Там я её и застал, да не одну, а с сыном и его семьёй.

Ивня. По ту сторону писем

Весна 1934-го. Гайдар на пути в Ивню, где в это время жили бывшая жена Лия Соломянская и его сын Тимур. Он сошёл на станции Ржава с московского поезда и отправил открытку в столицу Анне Трофимовой (по одной версии — близкому другу, по другой — гражданской жене): «Слез на маленькой станции, кругом удивительная тишина, солнце и весна. Сухо! Кричат грачи — и кажется, впервые за очень долгое время я себя чувствую совсем хорошо».

Наспех написанная синим карандашом, она позволяет установить точную дату приезда писателя в наш край — 26 марта (а не 29 апреля, как ошибочно указали при публикации его писем).

  • Открытка Анне Трофимовой.

  • Открытка Анне Трофимовой.

Из очерков Осыкова следует, что в день приезда до Ивни Гайдар так и не добрался – повстречал на раскисшей дороге колхозника и вместе с ним отправился на полевой стан сельхозартели имени Будённого. К слову, Аркадий Петрович будет довольно много писать о жизни колхоза и его тружеников для местной многотиражки «За урожай» политотдела Ивнянской МТС (редактировала её Соломянская). И только на следующий день он окажется в Ивне, где родится продолжение его «Синих звёзд».

Южный флигель усадьбы графа Клейнмихеля, ныне – 2-й лечебный корпус Ивнянского детского санатория. Иллюстрации взяты из ЖЖ http://dimitriy-kr.livejournal.com
Южный флигель усадьбы графа Клейнмихеля, ныне – 2-й лечебный корпус Ивнянского детского санатория. Иллюстрации взяты из ЖЖ http://dimitriy-kr.livejournal.com

Первым, что привлечёт его внимание, окажутся развалины барочного дворца. В 1854-м один из самых знатных и состоятельных людей Российской империи, граф Константин Клейнмихель, возвёл здесь некое подобие петербургского Зимнего дворца, вокруг по его приказу разбили роскошный парк.

Гайдар будет постоянно прогуливаться по живописным парковым дорожкам, наблюдать его руины из окна своей квартирки. Он поселится на втором этаже двухэтажного дома на ул. Куцорёвка (ныне — ул. Гайдара, 16), бывшем северном флигеле графской усадьбы.

  • Учётная карточка дома, где жил Гайдар

Долгожданная встреча с сыном. Их прогулки и игры на пруду: они играли в морской бой, пускали кораблики. А по ночам Гайдар купался в его водах под синими звёздами... Сопровождала писателя музыка природы — шум тополей, неумолчный птичий грай. Да, в нашем крае Гайдар был определённо счастлив. Он уединялся в домике лесника (не сохранился, вы обнаружите здесь только памятный камень), забирался на крышу и здесь писал свои «Синие звёзды». Он садился на лошадь и добирался до Обояни, откуда отправлял страницы повести другу Бобу Ивантеру, редактору журнала «Пионер». Художница Фаина Полищук нарисовала иллюстрацию — ивнянский пруд и мальчишки.

 

Остров памяти Гайдара

Это об Ивне сегодня. Много десятилетий здесь существует Дом пионеров и школьников, где в различных творческих объединениях занимаются дети и подростки (больше тысячи человек). В одной из его кабинетов расположили экспозиционные витрины. В них — гайдаровские книги, вырезки из газетных материалов о писателе, значки, детские поделки... Висит здесь редкий живописный портрет Аркадия Петровича времён его пребывания в Ивне. Смотрит с него красивый широкоплечий мужчина с по-доброму лукавой улыбкой. Автором картины называют Михаила Крамского, талантливого верхопенского художника.

Ребята, которые приходят сюда, читают произведения Гайдара, по какой-то ошибке пропавшие из школьной программы. А главное — во многом наследуют его мировоззрение.

В прошлом году «БелПресса» писала об уникальном проекте экскурсионного маршрута «Гайдаровская тропа» — юные гиды из числа ивнянских школьников становятся лучшими провожатыми по уголкам Гайдара в Ивне для всех, кто в этом заинтересован. За несколько месяцев он стал очень популярным, и его продолжают развивать. А параллельно и новый.

В этом году мы разработали проект «Под Гайдаровской звездой» — возобновляем тимуровское движение. В нашем районе при школах созданы тимуровские отряды. Всего 17. В каждом — от 10 до 20 участников. В рамках проекта мы создали банк данных тех ивнянцев, кто нуждается в нашей помощи, комментирует Зоя Дрычкина, замдиректора Дома пионеров и школьников

А вообще ещё задолго до проекта ивнянские школьники мыслили, как Тимур – шефствовали над ветеранами, приводили в порядок брошенные могилы, собирали макулатуру, приносили и читали книги людям, которые уже с большим трудом это делали сами… Бескорыстно, как и Гайдар, только из-за радости, которую они приносят людям. Как, например, Настя Таранова, ученица ивнянской школы № 1:

Сочинения Гайдара интересны тем, что это истории не выдуманные, а реальные. Мне очень нравятся «Школа», «Голубая чашка», «Чук и Гек»… И, разумеется, «Тимур и его команда». Когда я читала, как этот мальчик и его друзья помогали людям, мне тоже захотелось сделать что-то полезное для другого человека. И я влилась в ряды ивнянских тимуровцев. Как мы помогаем нуждающимся односельчанам? Покупаем продукты, работаем на огороде, убираемся в доме да просто беседуем с человеком, к которому пришли. Ведь большинство из них очень одиноки.

Катерина Шаронова

для комментариев используется HyperComments