11.12.2016, Воскресенье 16:55
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
12 июля 2016 г. 17:14:41

Как 5-я гвардейская армия не пропустила немцев на Прохоровку

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Главный бой генерала Жадова
Фото с сайта waralbum.ru

Алексей Семёнович Жадов… С фотографий разных лет с лёгкой открытой улыбкой смотрит спокойный, уверенный в себе человек. Для бурного ХХ века его судьба удивительна своей такой же спокойной последовательностью. И если начертить диаграмму жизни одного из соавторов нашей победы на Курской дуге, наверняка получилась бы плавная линия, ведущая вперёд и вверх.

Трезво мыслящий

Родился генерал 115 лет назад, 30 марта 1901 года, в многодетной семье орловского крестьянина. Окончил четыре класса сельской школы, в 1919-м добровольцем пошёл в Красную армию. Воевал на фронтах Гражданской войны, затем дрался в Средней Азии с басмачами. После войны избрал карьеру конника, окончил академию имени Фрунзе, дослужившись до заместителя инспектора кавалерии РККА.

Войну Алексей Семёнович встретил на Западном фронте командиром 4-го воздушно-десантного корпуса. Затем возглавил штаб 3-й армии, участвовал в битве под Москвой. В тяжкое время отступления, когда награды давали крайне скупо, получил свой первый орден – Красного Знамени – за планирование операций на Брянском фронте. А в мае 1942-го – тяжёлое ранение: машину с генералом, только что назначенным командовать 8-м кавалерийским корпусом на Юго-Западном фронте, обстрелял немецкий самолёт. Автомобиль перевернулся, а комкора со сложным переломом ноги отправили на лечение.

В середине октября 42-го генерала назначают командующим 66-й армией Сталинградского фронта. Вместе с назначением – боевая задача. Вместе с другими армиями фронта пробиться к Сталинграду, помочь 62-й армии Чуйкова. Новый командующий показал себя генералом дельным и трезво мыслящим. И хотя недостаток войск и проблемы со снабжением помешали армии выполнить эту задачу, несколько мощных контрударов нарушили замыслы немцев, сковав значительные силы противника. Затем было долгожданное контрнаступление и первое немецкое кольцо в Сталинграде. Заслуги Жадова оценили званием генерал-полковника и полководческим орденом Кутузова I степени.

«Очень хорошо. Сталин»

Именно в это время генерал всё‑таки попал под особое внимание Верховного главнокомандующего. Дело в том, что 41 год своей жизни, до ноября 1942-го, Алексей Семёнович носил не совсем благозвучную фамилию Жидов. А сменил он её в полукурьёзной ситуации, которая, наверное, была возможна только в то время.

Вспоминает маршал Константин Рокоссовский:

«Однажды Сталин, выслушав мой доклад о причинах медленного продвижения 66-й армии, спросил меня, что представляет собой её командующий. В ответ на мою положительную оценку тут же поручил лично переговорить с Жидовым о замене его фамилии на Задов. Я… крайне удивился такому предложению, сказал, что командарм не принадлежит к тем, кто пятится задом… При этом ещё раз подчеркнул, что Жидов армией командует уверенно. Сталин заметил, что никаких претензий к Жидову как к командующему он не имеет, но в армии некоторую роль играет и то обстоятельство, как звучит фамилия военачальника. Потому‑то мне следует уговорить Жидова сменить фамилию на любую по его усмотрению».

Естественно, командующий фронтом подчинённому пожелание немедленно передал. Учитывая, от кого исходила просьба, командарм эмоции оставил при себе и решил вопрос сугубо по‑военному. В тот же вечер Алексей Семёнович собрал узкое совещание, на котором его начальник штаба предложил ему просто изменить в фамилии одну букву. Утром 25 ноября Рокоссовскому полетело донесение: 66-й армией командует генерал Жадов. А через несколько дней Алексею Семёновичу передали это донесение с резолюцией: «Очень хорошо. И. Сталин».

 

Два командарма - генералы Павел Ротмистров и Алексей Жадов.
Два командарма - генералы Павел Ротмистров и Алексей Жадов.
Фото с сайта waralbum.ru

5-я гвардейская

За участие в Сталинградском сражении 66-ю армию удостоили высшей почести, переименовав в 5-ю гвардейскую. Соединение вышло в резерв, готовясь к новым боям, а Алексей Семёнович окунулся в водоворот текущих дел: нужно было превратить потрёпанную армию в мощную ударную единицу. В апреле генерала вызвали в Генеральный штаб, где он доложил о потребностях формируемой армии. Жадова услышали: первый заместитель начальника Генштаба Алексей Антонов сообщил ему, что 5-ю армию усилят зенитной артиллерийской дивизией, реактивной и противотанковой артиллерией, другими частями специальных войск.

Вскоре армию начали пополнять техникой и людьми. Теперь от командования требовалось главное: превратить её в единый, слаженный организм. Заново формировались стрелковые роты и артиллерийские батареи: вместе с необстрелянной молодёжью по частям равномерно распределялись повоевавшие «сталинградцы».

При армейском запасном полку и учебных батальонах командование создало настоящие центры боевой подготовки. А 9 мая по приказу Ставки началась переброска армии под Старый Оскол, где создавался оборонительный рубеж Степного военного округа. 4–6 часов в день солдаты строили оборонительные рубежи, а основное время – до 9 часов в сутки – учились воевать.

Вспоминает Алексей Жадов:

«Хотя нагрузка на людей была очень высокая, все намеченные мероприятия выполнялись строго по плану. В тактической подготовке преобладала наступательная тематика. Большое внимание уделялось разведке, борьбе с танками противника, организации противовоздушной обороны. Все учения подразделений и частей проводились с участием артиллерии, специальных войск. Многие учения проходили с боевой стрельбой».

Через считанные дни гвардейцам представится возможность показать, на что они способны.

Июнь 1943-го – время грандиозных планов и великой неизвестности. Решив наконец переломить ход войны, Гитлер стянул на центральный участок советско-германского фронта колоссальные силы: всё лучшее и новое, что смогла подготовить Германия. Наши силы были больше. Но два первых военных лета стали для нас временем тяжких поражений: выдержит ли Красная армия третий удар? И советское высшее командование, имея за плечами кровавый опыт, приняло беспрецедентное решение: на Курской дуге обороняться, несмотря на достаточные для наступления силы. Время доказало, что замысел был верным.

В предстоящем противостоянии 5-я гвардейская армия вместе с 5-й танковой армией генерала Павла Ротмистрова должна была наступать, когда противник выдохнется, сломает зубы танковых клиньев о советскую оборону. Но судьба распорядилась иначе.

 

Советские артиллеристы выводят орудие на боевую позицию. Курская дуга.
Советские артиллеристы выводят орудие на боевую позицию. Курская дуга.
Фото с сайта waralbum.ru

73 года назад в районе посёлка Александровского (в 60-е годы его объединили с железнодорожной станцией Прохоровка) решалась судьба летнего немецкого наступления 1943 года и всей России. 10 июля командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Манштейн принимает решение пробить Воронежский фронт в районе Прохоровки и выйти к Обояни с востока. Советская эшелонированная оборона уже практически взломана, остался лишь третий, последний её рубеж. Дальше – соединение с северной наступающей группировкой вермахта и новый грандиозный котёл для русских.

На 20-километровой боевой линии разворачиваются и переходят в наступление лучшие ударные соединения немцев: танковые дивизии СС «Мёртвая голова», «Райх» и «Адольф Гитлер». Чтобы остановить их, советское командование бросает в схватку армию генерала Жадова.

Вспоминает Алексей Жадов:

«10 июля в районе КП армии я встретил представителя Ставки Верховного главнокомандования – маршала Советского Союза Василевского. Александр Михайлович был очень озабочен. Он сказал мне: «Обстановка в полосе 6-й гвардейской и 1-й танковой армий очень сложная. Противник рвётся на Обоянь. Хотя наши войска и остановили его продвижение, но не исключена возможность, что он перегруппирует свои главные силы, попытается нанести удар на Прохоровку и далее повернуть на север, чтобы обойти Обоянь с востока. Поэтому нужно быстрее выйти на указанный рубеж, организовать оборону и не допустить прорыва противника за реку Псёл».

Сражение находится в критической точке, дорог каждый час. Поэтому 5-я гвардейская, совершив форсированный 140-километровый марш, вступает в бой с колёс: люди против танков.

 

Встречный бой

Излучина реки Псёл северо-западнее Прохоровки. Две стратегические высоты. Здесь вечером 10 июля переправились передовые части «Мёртвой головы». Их цель – ударить на восток и выйти в тыл контратакующей южнее советской группировки.

В пять утра 11 июля плацдарм с хода начинают атаковать прибывшие сюда стрелковые полки 95-й гвардейской стрелковой дивизии. Начинается встречный бой, самый жестокий и непредсказуемый. Наступающие пехотные цепи встречает массированный миномётно-артиллерийский огонь, очереди танковых пулемётов. Несмотря на потери, гвардейцы продолжают выполнять приказ, вновь и вновь поднимаясь в атаку. Немцы в бешенстве: во время частых контратак тяжёлые танки прорываются в боевые порядки гвардейцев и старательно утюжат мелкие стрелковые ячейки, заживо хороня солдат.

12 июля дивизия СС всё‑таки завершила переправу через Псёл и ударила по хуторам Полежаев и Весёлый. Атакующие танки встретили гранатами и выстрелами из противотанковых ружей. Именно здесь погиб взвод бронебойщиков гвардии лейтенанта Павла Шпетного, подбив несколько танков и став одним из символов Прохоровского сражения.

 

Боевой порядок танковой дивизии СС «Мёртвая голова».
Боевой порядок танковой дивизии СС «Мёртвая голова».
Фото с сайта waralbum.ru

Ствол длинный – жизнь короткая

Эта невесёлая поговорка всю войну сопровождала расчёты противотанковых ружей (ПТР). Создававшиеся против легкобронированных машин, ПТР не могли быть высокоэффективными против тяжёлых немецких танков и самоходок образца 1943 года.

«Калибр ПТР – 14,5 мм, действительная дальность огня – около 300 м, – рассказывает научный сотрудник музея-заповедника «Прохоровское поле»Ирина Сидоренко. – Представьте себе, каково это: лежать и целиться в многотонную громадину, которая в любой момент может расстрелять тебя или заживо похоронить».

Но когда рядом не было артиллерии, её заменяли бронебойщики. В умелых руках ПТР становилось действенным оружием, из которого можно было если не уничтожить, то повредить атакующий танк: разбить перископ, перебить гусеницу, заклинить башню… Пехотная рота держалась, пока стреляло противотанковое ружьё. Вот только и гибли бронебойщики первыми. Так случилось и в излучине Псёла. Сколько было таких коротких неравных дуэлей – не скажет уже никто.

12 июля в схватку вступили артиллерийские и гаубичные батареи, истребительно-противотанковые орудия. Чтобы остановить одну из танковых атак, подполковник Ревин вывел на прямую наводку 233-й гвардейский артполк. Артиллеристы уничтожили 16 танков из 40 и погибли практически все.

Бои на небольшом пятачке продолжались ещё несколько дней. Гвардейцы выполнили задачу. Сегодня излучина Псёла – большая братская могила.

 

Командующий 5-й гвардейской армией генерал-лейтенант Алексей Жадов
Командующий 5-й гвардейской армией генерал-лейтенант Алексей Жадов

Александровский

А на южной окраине нынешней Прохоровки немцев встретили подразделения 9-й гвардейской десантной дивизии, одного из лучших подразделений Жадова. Как и у Псёла, гвардейцы вступали в бой прямо с марша, не успев как следует разведать обстановку и развернуться в боевые порядки. В рядах десантников много вчерашних моряков: накануне дивизию пополнили личным составом Тихоокеанского флота.

«Когда мы занимались поисковой работой, задались вопросом: почему находят так много флотских пуговиц с якорями, – рассказывает Ирина Сидоренко. – А потом поняли: да это же они, моряки. Многие из них пошли в бой, даже не успев сменить форму».

И здесь немецкие танки не прошли. А на следующий день гвардейцы перешли в контрнаступление вместе с подошедшей 5-й танковой армией генерала Павла Ротмистрова. Их ожидало Прохоровское поле – сквозной танковый бой с получившими такой же приказ наступать танковыми дивизиями СС.

«5-я общевойсковая армия, 5-я танковая армия, 2-я воздушная армия должны были измотать и остановить гитлеровцев, – говорит Сидоренко. – Они свою задачу выполнили».

А 16 июля Манштейн, проанализировав ситуацию, пришёл к выводу, что дальнейшие наступательные порывы вермахта бесперспективны: наступать было уже просто нечем. Через две недели началась Белгородско-Харьковская наступательная операция советских войск. Хронометр войны стал бесповоротно отсчитывать дни, оставшиеся до краха Третьего рейха.

На своём месте

Алексей Семёнович Жадов прошёл всю войну. После Курской битвы освобождал Украину и Польшу, участвовал в штурме Берлина и освобождении Праги. Победу встретил генерал-полковником и свежеиспечённым Героем Советского Союза (Золотую звезду ему вручили в апреле 45-го). И после войны генерала не забыли, назначив заместителем командующего Сухопутными войсками по боевой подготовке. Так Алексей Семёнович получил прекрасную возможность передавать следующему поколению командиров собственный боевой опыт.

В 1950 году Жадов возглавил Военную академию имени Фрунзе, затем командовал Центральной группой войск, стал первым заместителем главкома Сухопутных войск, избирался депутатом Верховного Совета СССР. Ушёл из жизни 10 ноября 1977 года.

О себе Алексей Жадов рассказал в автобиографии «Четыре года войны». Эта книга покажется пресной и скучной ценителям головоломных сюжетов, закрученных образов и исторических сенсаций. Жадов написал её просто, ясно и по существу – так, как и жил. Не гоняясь за удачей и не бегая от трудностей. Не возносясь на вершину славы и не ввергаясь в опалу. Всю свою жизнь он был на своём месте, как тогда – в 1943-м под Прохоровкой.

 

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле», лично заместителя директора музея-заповедника по просветительно-образовательной деятельности и краеведческой работе Оксану Мишкину и научного сотрудника Ирину Сидоренко.


для комментариев используется HyperComments