• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
21 апреля 2015 г. 14:44:34

Сын солдата Великой Отечественной ищет могилы родных, погибших под Смоленском

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Главное в моей жизни…
Николай Подгоров с женой Татьяной Васильевной. Фото Евгения Филиппова

– Вот, – сказал Николай Георгиевич, отряхивая руки от налипшей земли, – посадил сегодня ещё десять вишен. Теперь у меня 80 деревьев. Я вообще-то хочу посадить 86 деревьев в память об отце и
91 дерево в память о матери…

Отец

Николаю Подгорову 67 лет. Мы пьём чай в его доме в посёлке Дальняя Игуменка. Дом, кстати, стоит на улице Пятилетки.

Николай Георгиевич рассказывает мне историю своей жизни. И жизнь его, как мне показалось, сродни названию улицы. То есть была посвящена тем, уже подзабытым, трудовым пятилеткам.

Родом Подгоров из Борисовки. Отец его, Георгий Ефимович, окончил семь классов и ушёл в армию. Служил на Дальнем Востоке, воевал с финнами. А когда вернулся в родное село, работал директором местной машинно-тракторной станции. Мама, Антонина Степановна, всю жизнь была медсестрой в борисовском доме инвалидов.

– Недолго отец директорствовал, – вспоминает Николай Георгиевич. – В первый же день войны ушёл на фронт. Вернулся лишь в 1944-м. Комиссовали его после седьмого ранения.

Георгий Подгоров воевал на Смоленском и Брянском фронтах, прорывал блокаду Ленинграда.

– Вообще-то я мало, что знаю о боевом пути отца. Не любил он рассказывать о войне, наверное, как и многие ветераны, – говорит Подгоров, – Но наград у отца было много.

После войны Георгий Ефимович возвратился в МТС, затем работал в райисполкоме, райпотребсоюзе и, уже будучи пенсионером, – директором Борисовского рыбхоза.

– Помню, мама рассказывала, как отец вставал ещё затемно, садился в свой ГАЗик и ехал в поле, – вспоминает сын. – А если тракторист засыпал от усталости, то отец сам садился в трактор и продолжал пахать.

Сын

Николай Подгоров пошёл по стопам отца. Не прятался от работы. Окончил Харьковское училище и монтажником-верхолазом уехал на Всесоюзную ударную комсомольскую стройку в Кременчуг. Там возводили нефтеперегонный комбинат. Со стройки ушёл в армию.

– Направили меня в авиаполк в Кубинку. Там, после учебки, я стал техником эскадрильи по авиационному вооружению, – вспоминает Николай Георгиевич. – Обслуживал пушки, подвешивал к истребителям ракеты, бомбы. Настраивал фототехнику и калибровал прицелы. Позже окончил курсы младших офицеров и на гражданку ушёл лейтенантом.

– На истребителе летали? – поинтересовался я.

– Было дело. Перегоняли три МИГа из Харькова на ремонт в город Чугуев. И лётчики меня прокатили в спарке по этому маршруту, – ответил Николай Подгоров.

Молодой лейтенант вернулся на малую родину. Поступил в шебекинский автотранспортный техникум.

– Я ведь уже был молодым коммунистом, – вспоминает Николай Георгиевич, – поэтому меня назначили командовать студенческими строительными отрядами. А в 1973-м утвердили главным инженером штаба студенческих отрядов области. Мы по всей Белгородчине работали. Строили фермы, свинокомплексы, Белгородское водохранилище и Лебединский ГОК.

Работая, Николай окончил вечернее отделение Белгородского технологического института. Получил диплом инженера-строителя, и его назначили заместителем начальника областной автобазы «Белгородводстрой». А через некоторое время поручили руководить учебным пунктом.

– За 12 лет мой учебный пункт дорос до учебно-курсового комбината Министерства мелиорации и водного хозяйства России, – с гордостью вспоминает Николай Георгиевич.

Умелому управленцу предложили работу в аппарате губернатора. Там, в управлении по социально-культурному развитию Белгородской области, он и дослужился до советника I класса.

– А в начале 1990-х назначили меня заместителем главного редактора новой областной газеты «Добрострой». Газета эта и сейчас существует, – рассказал Николай Георгиевич, – только называется она нынче «Белгородские известия».

Редакция тогда занимала весь второй этаж нового Дома быта, что на Народном бульваре в Белгороде.

– Места у нас было много, да вот оснащение никудышное. Корреспонденты по трое работали за одним столом, – вспоминает Подгоров. – И тогда мы с главным редактором Фёдором Фёдоровичем Хрусталёвым решили проехаться по районным начальникам и, как говорится, попросить помощи. Кто, мол, чем может.

И не отказали ведь в районах. Помогли газете. Кто стульями, кто столами и шкафами. Даже компьютеры в редакции появились.

Главное в жизни

Николай Георгиевич уже семь лет как пенсионер. У него три взрослые дочери и пять внуков. Он живёт в своём доме, занимается подсобным хозяйством. И ещё – продолжает семейное дело, начатое отцом:

– Сейчас ищу сведения о братьях мамы, погибших в Великую Отечественную. Отец мой после войны пытался их найти, но безрезультатно. Вот я продолжаю его дело.

Братья Иван и Василий Бурьян, как рассказал Николай Георгиевич, погибли под Смоленском. Вот они на фотографиях: суровые, сдержанные. Настоящие армейцы.

– Ваня, по тем данным, которые мне удалось раздобыть, погиб в 1942-м, а Вася – в 1943 году. Бабушка моя, Александра Максимовна, вспоминала, что проводила сыновей в армию и больше их не увидела. Она очень просила, чтобы горсточка той земли, на которой погибли её дети, лежала бы рядом с её могилой.

Николай Георгиевич задумался.

– Если Бог даст здоровья и сил, то я найду место захоронения Василия и Ивана и исполню просьбу их мамы, – сказал он и добавил. – Может быть, это и есть самое главное в моей жизни…


для комментариев используется HyperComments