• 58,46 ↓
  • 69,18 ↓
  • 2,18 ↓
24 октября 2017 г. 16:03:46

Новый тренер «Белогорья» дал эксклюзивное интервью «Спортивной смене»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Георге Крецу: Нельзя так просто встать с утра и выиграть у Казани
Георге Крецу. Фото Владимира Юрченко

Румынская внешность, австрийский паспорт, итальянский темперамент, эстонская сборная, ни слова по-русски – вот всё, что мы знали о 49-летнем Георге Крецу, который на старте чемпионата России вдруг начал руководить игрой «Белогорья».

С понедельника – новый тренер

— Как вы оказались в «Белогорье»?

— В Кракове на финальном поединке чемпионата Европы я встретил Тараса Хтея, и он спросил меня о планах на будущее. Я ответил, что собираюсь немного отдохнуть, поскольку последние четыре года выкладывался по полной: тренировал национальную сборную Эстонии, потом клуб (польский «Купрум» – прим. авт.), снова сборную, затем опять клуб и так по кругу. С 2013-го работал без отдыха. Хтей рассказал мне об идеях президента клуба Геннадия Шипулина. «Белогорье» – сильный волейбольный клуб с богатой историей, традициями и восхитительными игроками. Был очень заинтригован. Я вообще довольно любознательный. Мне нравится учиться новому и работать с людьми из разных стран. До этого работал в семи странах, Россия – восьмая. В 1980-х был несколько раз в вашей стране с командой из Бухареста и национальной сборной, но с начала 1990-х больше не приезжал. Работать в «Белогорье» – честь для любого тренера.

— Но тренерский штаб «Белогорья» и без вас был немаленьким: Богомолов, Косарев, Казаков… Как распределены обязанности между вами?

— Сначала я приехал на 2–3 дня, чтобы посмотреть команду и увидеть ребят в деле – это была идея Шипулина. Он хотел, чтобы я начал работать сразу после игры с «Факелом». Матч был в субботу, а с понедельника я уже приступил к обязанностям. Первое, что хотел президент клуба – чтобы мы сыгрались. Цель – сделать команду лучше и постараться достичь ещё больших результатов, новых вершин. Не было такого: «Знаете, вот новый тренер, теперь всё будет по‑другому, это надо поменять, этого делать не надо, а вот то – надо». Нет, всё было не так. Меня пригласили, чтобы я мог привнести в команду что‑то новое, сделать её лучше, поделиться идеями и выполнить поставленные цели. Ситуация была ясна с самого начала: мы начинаем работать слаженно, в команде, налаживаем связь между собой. Вот о чём он меня попросил. Я пришёл в уже состоявшийся клуб, где не нужно начинать всё с нуля. А раз так, мне нужно войти в ритм и наладить взаимодействие с людьми в команде. Таков был посыл президента клуба, и я уловил его с первого раза.

Найти свою игру

— Вы не говорите по‑русски. Во время матча с московским «Динамо» вы объяснялись с Казаковым на итальянском, а он переводил ваши слова игрокам. Не мешает ли языковой барьер взаимопониманию с командой?

— Я говорю на четырёх языках, не только по‑итальянски (ещё английский, немецкий, румынский – прим. авт.). В основном на английском, потому что многие игроки его понимают. Но иногда, когда нужно сказать что‑то особенное, Казакову, например, проще для понимания итальянский: он переводит двоим-троим то, на чём нужно сфокусироваться, а я в это время говорю с остальными. В спорте в целом и в волейболе в частности нет преград для понимания. Я работал во многих странах и никогда не испытывал языковых проблем. Мы живем в 2017-м: все смотрят фильмы и слушают музыку на английском. Если вы знаете хотя бы 20 английских слов, то сможете довольно спокойно общаться о волейболе, это не так сложно: атака, приём, блок, стой там, руки выше.

 

«Белогорье» на матче с московским «Динамо».
«Белогорье» на матче с московским «Динамо».
Фото Владимира Юрченко

— Вы уже провели с командой три игры (интервью состоялось перед игрой с новосибирским «Локомотивом» – прим. ред.). Что можете сказать о первых результатах?

— Это были не просто три игры, это были три особенные игры с топовыми соперниками. Это не те случаи, когда можно просто выйти на поле и сыграть легко и быстро. Соперники были действительно серьёзные, они не давали нам так просто найти нужный игровой ритм, особенно в начале чемпионата.

— Ритм игры задаёт в том числе связующий Сергей Гранкин, а он в команде не так давно.

— Без сомнения, команде нужно какое‑то время попрактиковаться с Гранкиным, который совсем недавно покинул московское «Динамо». Ребята тренировались всё это время без него, поэтому всё ещё нужно время, чтобы сыграться, так как он основной связующий. Он отлично владеет мячом, однако поздно вернулся из национальной сборной. Думаю, он станет ведущим игроком. Он много играл этим летом, потратил столько сил на чемпионате Европы. Было много эмоций и переживаний. Были моменты, когда всё, казалось, шло плохо, руки опускались. Но он пришёл и через пару дней перезапустил сложные процессы в жизни команды. Некоторым кажется со стороны, что это всё легко, но это не так. Нужно много сил, физических и моральных, и ему тоже нужно восстановиться. Вы видели Гранкина против московской команды: он вкладывает в игру столько эмоций, что невольно думаешь, что он только что вернулся с отдыха, что у него было время на восстановление и он готов к чемпионату. Это качество великих игроков.

— Что скажете о других игроках?

— Уровень ваших спортсменов невероятно высокий. Каждый обладает своим набором качеств. Каждая команда уникальна и играет по‑своему, и нам нужно найти свою идентичность – то, как нам нужно играть с учётом всех этих качеств. У нас не так много времени. Но думаю, мы сможем найти нужную линию в игре. Ребята знают игру, сыграли тысячи матчей.

— Как быть с казанским «Зенитом»? Очередное поражение со счётом 0:3 совсем не радует.

— Я думаю, не нужно воспринимать это чересчур лично. Игра с Казанью – состязание высшего уровня. Последние несколько лет «Зенит» выигрывал все турниры, не только российские, но и европейские. Не только у Белгорода сложности с ним – никто не может его победить.

— В этом сезоне «Белогорье» может рассчитывать на это?

— Зависит только он нашей игры. Не нужно стараться просто победить Казань. Это длинный процесс. Это не делается по щелчку пальцев, за одну ночь. Встал утром, пошёл и выиграл у Казани, нет. Игроки должны чётко понимать, что надо сосредоточиться на том, в чём они сильны, что принесёт им больше очков, они будут биться за эти очки. Конечно, есть шанс выиграть у Казани, но прежде всего надо стремиться к идеальной игре.

 

Болельщики «Белогорья».
Болельщики «Белогорья».
Фото Владимира Юрченко

Тренеры тоже играют

— Во время матча с «Белогорьем» тренер «Динамо» Юрий Маричев настолько разозлился, что швырнул свой планшет на пол. Вы тоже очень эмоциональны и темпераментны. Как бы вы сами описали стиль своей работы?

— За столько лет тренерской работы я научился контролировать эмоции и держать их при себе. Важно показать команде, что эмоции тобой не владеют. Неважно насколько они тебя переполняют, главное – быть в игре, сосредоточиться на ней. И команда должна чувствовать это. Я проживаю эту игру вместе с ними, переживаю, как и они. Думаю, что тренер – возможно, лучший актёр в команде, потому что его отношение в конечном счёте может повлиять на то, сможет ли игрок в нужный момент забить важный мяч. И это зависит от того, как ты с ним общаешься, смотришь на него. В этом и разница: можно быть великолепным тренером с отличной техникой и прекрасной организацией процесса, но во время матча игроки могут не получать от тебя правильной и своевременной корректировки. А есть тренеры, которые, помимо того что умные, быстрые и хорошие организаторы, обладают способностью говорить с игроками и слышать их. Они точно знают, когда нужно сказать что‑то важное, например: «Тихо, спокойно» или «Давай, задай им жару!» Они стараются воодушевить игроков… Я могу быть очень эмоциональным или, наоборот, очень сконцентрированным. Могу игнорировать то, что происходит на другой стороне. Я имею в виду Маричева. Это не моя забота, а его. Это игра. Тренеры тоже по‑своему играют за линией разметки.

— Вы, должно быть, уже поняли, что в Белгороде волейбол – спорт номер один и «Белогорье» традиционно собирает полные трибуны. Впечатлили вас белгородские фанаты?

— Я знаю, знаю, для белгородцев волейбол, как хлеб – всем необходим. Всегда приятно наблюдать, когда игра сопровождается бурными эмоциями. Помню то чувство, когда я только приехал на матч с «Факелом»: я смотрел на людей вокруг, мне всегда интересно наблюдать за болельщиками. Я ведь приехал из Польши, а там просто сумасшедшие фанаты. Каждый раз собирается от 3 до 6 тыс. человек. Все кричат, подбадривают – это пробирает, аж мурашки по коже. Да, в Польше просто безумие на играх! Они всё время ездили за нами. Когда мы играли за границей, минимум два-три автобуса фанатов ездили за нами повсюду. Во время чемпионата у нас пять-семь матчей, и на дерби всегда фулхаус. Всюду, где бы фанаты ни появились, они говорят только о волейболе. У них больше 20 сайтов, где они обсуждают волейбол, делают ставки и т. д. Я был приятно удивлён, обнаружив, что интерес к волейболу в Белгороде огромен. Я слышал, что в Казани та же ситуация, да и в других регионах, например, в Новосибирске. Волейболу нужны болельщики. Не нам же его смотреть, поэтому нам нужны фанаты. В этом вся суть.

— Надолго ли вы приехали в Россию? Ваша семья переехала с вами?

— Мы подписали договор до конца сезона. Посмотрим, как будет дальше. Мои родители по‑прежнему живут в Румынии. Я родился в городе Констанца на берегу Чёрного моря. Это большой порт и очень милый городок с километровыми пляжами. Вырос в 10 минутах ходьбы от моря, ходил на пляж из дома пешком. Да, иногда я скучаю, потому что уехал из Румынии 23 года назад. Сначала я был игроком, играл в различных клубах Европы. Потом в какой‑то момент решил пожить в Австрии. Моя семья сейчас в Вене, потому что дочь ходит там в школу. Последние два года она жила со мной и женой в Польше. Но сейчас семья вернулась в Вену: дочь продолжает учиться там и также играет в волейбол. Иногда, когда есть возможность, они едут со мной. Когда я три года работал в Италии, мы жили вместе. Такая вот наша жизнь, вся в переездах. Но наш дом – в Вене.


для комментариев используется HyperComments