• 66,92
  • 76,08
  • 2,41
2 октября 2018 г. 18:04:58

От педикюра коровам до эндоваскулярной хирургии

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Генетик, постижёр, взысканец. Пять редких специальностей, которыми владеют белгородцы
Генетик Светлана Виноглядова (слева). Фото Юрия Коренько

«Хочу считать морские волны», – обычно отвечаю я на вопрос, кем бы пошла работать, если бы не газета. В ответ слышу: «А-а-а…» Между тем на сайтах мировых агентств есть ещё более оригинальные профессии: смотритель тропического острова, сыщик собак, ловец муравьёв, обниматель панд, плакальщица.

Мы поискали и нашли в Белгороде свои «краснокнижные» профессии.


Работаю ушами

Профессия Инны Стребковой – сурдопереводчик, она работает в региональном отделении Всероссийского общества глухих:

«У меня глухие родители, поэтому язык жестов я узнала раньше, чем научилась говорить. Все глухие мечтают, чтобы их слышащий ребёнок стал сурдопереводчиком. Как правило, дети из таких семей идут в эту профессию. Я окончила Московский государственный педагогический университет Шолохова.

В белгородской школе-интернате № 26 десять лет занималась с детьми. Три последних года работаю сурдопереводчиком в обществе. По области на тысячу глухих – девять специалистов. Четверо работают в Белгороде, здесь больше всего наших подопечных, около 400 человек.

Говорят, слепые оторваны от предметов, глухие – от людей. Мы помогаем одним услышать других. В магазине, поликлинике, полиции, Пенсионном фонде, суде – куда надо человеку, туда и идём. Некоторые сами приходят, просят сопроводить. Другие звонят по скайпу дежурному сурдопереводчику, чтобы, например, записали на приём к врачу.

Работая ушами, мы говорим руками. Самое главное, чтобы тебя понимали. Общество организует концерты, творческие встречи, соревнования – мы переводим. Помогаем с трудоустройством, вместе с подопечными ходим на собеседования к работодателям».

 

Инна Стребкова.
Инна Стребкова.
Фото Анны Золотарёвой

Маникюр для коровы

Игорь Стаценко – ортопед крупного рогатого скота, работает в группе компаний «Зелёная долина»:

«До кризиса я работал строителем. Когда отрасль замерла и стройка остановилась, попал под сокращение. Здесь выучился на ветеринарного фельдшера-ортопеда, работаю три года. Втянулся. На весь регион специалистов, как я, человек 20.

На современных фермах полы бетонные, поэтому возникают проблемы с копытами, конечностями. Много молока от такой коровы не жди. Для этого нужны мы.

Для профилактики три раза в год всем коровам проводят расчистку копытец и обрезку копытного рога, который растёт так же, как ногти у человека или когти у собак и кошек. Люди же приходят в салон красоты сделать маникюр-педикюр у мастера, так и мы здесь работаем. Коровок тоже называем клиентками.

Пилочек, ванночек у нас, конечно, нет. Вся процедура происходит в ортопедическом станке. Я работаю болгаркой со специальными лезвиями, которые срезают слой копытного рога для правильной формы копыта. Нет, ей не больно, у коров в 12 раз ниже, чем у человека, чувствительность к боли. Для неё это так же, как человеку подстричь ногти.

Правда, иногда вместо благодарности или чаевых можно получить копытом. Зевать тут нельзя – реакция должна быть, чтобы увернуться. Видишь, что коровка нервничает, подойдёшь, за ухом почешешь, поговоришь ласково. Без терпения и любви к животным делать тут нечего, потому что заставить или уговорить скотину невозможно».

 

Игорь Стаценко срезает слой копытного рога.
Игорь Стаценко срезает слой копытного рога.
Фото Вадима Заблоцкого

До третьего колена

Светлана Виноглядова – врач-генетик, работает в перинатальном центре областной клинической больницы:

«Хотите, я на вашей семье объясню, чем занимается генетик? Тогда скажите, знаете ли вы о здоровье членов своей семьи до третьего колена? Что необычного было в роду? Были ли особенности, которые повторяются у двух или более поколений родственников?

От пациентов после таких вопросов можно услышать много интересного. Но не все готовы говорить о проблемах в семье, скрывают заболевания от врача и друг от друга. Тогда сбор анализа родословной превращается в расследование.

Генетик специализируется на проблемах со здоровьем, которые передаются родившемуся малышу от родителей. Врач находит, лечит и занимается профилактикой наследственных заболеваний. Во всём мире их насчитывается около 8 тыс. Нам чаще всего приходится иметь дело с синдромом Дауна, галактоземией, врождённым гипотиреозом, муковисцидозом и фенилкетонурией. Лечение некоторых заболеваний спасает жизнь.

Когда в семье рождается ребёнок с патологией, зачастую родители решают, что больше не хотят иметь детей. Такой паре генетик может посоветовать, как зачать здорового малыша.

На весь регион работают девять врачей-генетиков. Специальность была редкой ещё 25 лет назад, когда я училась в Астраханском мединституте. Тогда на эту профессию обучали всего четыре месяца, сегодня – два года».

 

Светлана Виноглядова вместе со своими коллегами умеет предсказывать генетические заболевания.
Светлана Виноглядова вместе со своими коллегами умеет предсказывать генетические заболевания.
Фото Юрия Коренько

Шила бороду крючком

Наталья Ненько – гримёр-постижёр, работает в областном драматическом театре имени Щепкина:

«В девятом классе я написала письмо в пионерский журнал «Костёр» и спросила, где учат на гримёров. Я неплохо рисовала лица, портреты, любила кино и в титрах высмотрела себе профессию. Училищ оказалось всего два – в Москве и Одессе, в столицу без прописки не брали, оставался один вариант.

«Постиж» с французского – изделия из волос. До училища я не знала, кто такой постижёр и что грим – это в основном работа с волосами. Нас очень серьёзно готовили, четыре года. Практику проходили на Одесской киностудии, где снимали «Девять негритят», «Место встречи изменить нельзя».

Усы, бакенбарды, бороды делаются для каждого нового спектакля под конкретного артиста. Главное в этом деле – бородная болванка, деревянная голова с подбородком. Про нас говорят: «Шила бороду крючком». На болванку натягивается тюль или тафта и по трафарету крючком пришивается волос. На парик уходит месяц, на усы – часа два-три. Если актёру нравится – не зря гнула спину.

Самое важное – надёжно всё закрепить. Всегда переживаю за отклеившийся ус или съехавший набок шиньон. 25 лет назад, когда начинала работать, меня преследовал один и тот же кошмарный сон: я не пришла на утреннюю сказку, и все артисты вышли без париков.

В училище на экзамен по гриму и причёске отводилось три часа, в театре нужно уложиться минут за 15–30. По‑другому никак. В «Идиоте», «Горе от ума» к началу спектаклей все выходят на сцену, а задействовано много актёров, но мы с моей коллегой Людмилой Стариковой справляемся вдвоём».

 

Наталья Ненько.
Наталья Ненько.
Фото Натальи Малыхиной

Один прокол

Максим Филатов – эндоваскулярный хирург отделения рентгенохирургических методов диагностики и лечения областной клинической больницы:

«На четвёртом курсе института зашёл сюда в операционную и больше не вышел. 11 лет работаю здесь. Наше отделение круглосуточно принимает пациентов. Все внутрисосудистые патологии —
инсульты, инфаркты, тромбозы, пороки сердца, кровотечения, аневризмы головного мозга, опухоли, миомы – это к нам.

До недавнего времени таких больных оперировали и на восстановление уходили месяцы. Представьте, открытая операция на сердце… Теперь, чтобы спасти человека, достаточно сделать один прокол на коже. Не нужен ни скальпель, ни наркоз. Первым в области этот метод лечения внедрил и освоил мой руководитель Игорь Коваленко.

У нас всё уникально: инструменты, оборудование, операционная и специалисты. Эндоваскулярных хирургов в регионе – 16, большинство здесь, у нас (в Белгороде). Диаметр сердечного сосуда в среднем не больше 4 мм. Другие тоже крошечные, поэтому приходится работать с одно-, двух-, трёхмиллиметровыми инструментами.

Операция проводится с ангиографом, аппарат помогает увидеть проблемный участок. Для этого через катетер вводится контрастное вещество, которое под воздействием рентгена подсвечивается, и все сосуды как на фото. От облучения спасает специальная защита – фартуки, правда, они весят по 10 кг. Конечно, такая нагрузка действует на позвоночник, поэтому я стараюсь заниматься спортом, плаванием.

В среднем в день на операционный стол попадают 10–15 человек с больными сосудами. Скорая в любую минуту может привезти больного, ты всегда должен быть готов. Секундная заминка – и ситуацию не исправить. Действовать надо быстро и чётко. Стрессоустойчивость и оперативное принятие единственно верного решения – главные качества, которые здесь требуются».

 

Максим Филатов.
Максим Филатов.
Фото Юрия Коренько

Самые необычные профессии региона на «Авито»:

Выбивальщик отливок и стерженщик машинной формовки требуются на старооскольское предприятие.

В Волоконовском районе ищут комплектовщиков новогодних подарков.

В Белгороде нужны ювелир-восковщик и фасовщик-упаковщик салфеток.

Рабочих по чистке лука разыскивает предприниматель из посёлка Беловское.

Заводу полимерных контейнеров требуются ткачи.

Белгородская ритуальная компания нуждается в мастерах по изготовлению венков, микрофинансовая организация – в профессиональном взысканце.


Редкие вакансии белгородских агентств по трудоустройству:

— ведущий инженер лакокрасочных материалов,
– главный технолог ЛКМ,
– бэкенд-разработчик PHP (сфера IT-технологий),
– заведующий пищевым производством кулинарии,
– управляющий кинотеатром,
– начальник репродуктора (свиноводство),
– начальник производственной лаборатории,
– менеджер по технологическим проектам с высоким знанием английского,
– управляющий рестораном,
– главный специалист по реализации сжиженного углеводородного газа,
– врач-нефролог,
– тьютор (помогает школьникам с особенностями развития).


для комментариев используется HyperComments