• 59,27 ↓
  • 69,67 ↓
  • 2,24 ↓
7 сентября 2017 г. 16:34:18

Корреспондент «Белгородской правды» встретилась с монахом Ильёй Каунниковым, с которым познакомилась в «ВКонтакте»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Фотоаппарат и соцсети. Что изменилось в жизни монахов
Отец Илья (в центре) плывёт на Соловецкие острова

Образ монаха у многих привычно ассоциируется с тёмной одеждой, отшельничеством, строгим постом и всевозможными ограничениями. Но мир меняется, а вместе с ним и характер жизни монахов. Однако главным всё равно остаётся внутренний мир.

Не обязанность, а стиль жизни

Оказывается, уединённая скудная жизнь монахов с такими испытаниями стойкости, как затворничество в пещере, отшельничество в пустыне или лесу, – личный выбор монаха, никакими правилами это не регламентировано.

«Упрощённо говоря, монашество – это не обязанность, а стиль жизни, внутренний подвиг, – отмечает отец Илья. – Но в леса и пустыни теперь мало кто уходит, тем более никто сегодня не станет строить себе хижину где‑нибудь на болоте в Тверской области. Нынешнее монашество другое. Но мы тоже во многом себя ограничиваем. Например, постимся три дня в неделю, не едим мясо».

Современные монахи не выпадают из реальной жизни, пользуются всеми благами цивилизации, как и обычные люди.

«Общаться помогают соцсети. Я через «Одноклассники» нашёл своих братьев и сестёр, о которых раньше не подозревал, – продолжает отец Илья. – Ещё один плюс «ВКонтакте» – это познавательная функция. Здесь для меня много групп с информацией о фотографии, культуре других городов и стран, можно скачать разные книги, найти старые песни, например Леонида Утёсова».

 

С детства читал Библию

Родился и вырос Илья в Новом Осколе, там же окончил среднюю школу № 2.

«Прабабушка рассказывала о нашем далёком предке, которого звали Борис. Про него знали только то, что он монах. Его семью по‑деревенски звали Борисовы, – вспоминает он. – Обычно спрашивают: как вы пришли к вере? Я к ней не приходил, вера всегда была со мной, в моей семье. Я вырос верующим, с детства читал Библию. Моя бабушка пела в церковном хоре, 30 лет была его руководителем».

Окончив 11 классов в 1999 году, Илья пытался поступить в Белгородскую православную духовную семинарию, но не удалось – был большой конкурс.

«Целый год я был свободен, читал книги, изучал свой город, его историю. В 2000-м поступил в Курскую семинарию. Проучился там всего полгода, из‑за проблем со здоровьем пришлось вернуться», – признаётся отец Илья.

В 1990-е годы, когда он учился в воскресной школе, священники Чернянского и Новооскольского районов, которые ездили в только что открытые для богослужения Холковские пещеры, иногда брали его с собой помощником.

«Через несколько лет мне захотелось снова побывать там. Приехал, пообщался с монахами-певчими, они пригласили пожить в монастыре. Я был там неделю. Понравилось. Через некоторое время приехал уже на месяц. Потом домой вернулся на пару недель и – снова назад. А что ещё делать? Спешить мне было некуда», – рассказывает монах.

 

Отец Илья.
Отец Илья.
Фото из архива отца Ильи

В честь Ильи Муромца

Так и остался Илья в монастыре. А в 2005 году предложили ему и ещё нескольким холковским насельникам основать монастырское подворье в селе Неклюдово Шебекинского района – что‑то наподобие филиала монастыря.

«Нас отправили туда зимой, в конце февраля. Дали дом, в котором не было окон, света, мебели, – со смехом вспоминает отец Илья. – Старинный храм в честь первоверховных апостолов Петра и Павла был с новыми пластиковыми окнами, паркетом, после капитального ремонта, но там тоже ни икон, ни свечей – пусто совсем».

Отзывчивые местные жители помогли справиться с этим испытанием: вставили окна, собрали дрова для печи, нашли кровати. Остальными вещами снабдили друзья и родные.

«У соседей взяли навоз, смешали с глиной, развели водой и поштукатурили стены по старинке. Ещё через пару дней нам дали свет. В таких условиях провели год. За это время отреставрировали другое здание. Новое жильё расположилось в бывшей больнице, построенной в Неклюдово купцами Будычёвыми ещё в 1898 году. Тут условия были лучше: душевые и вполне качественная мебель. Я прожил там восемь лет».

В 2007 году Илья постригся в монахи и поступил в Белгородскую семинарию. В этом году исполняется десять лет его монашеской жизни.

«Во время пострига мне дали новое имя – Илья, в честь былинного богатыря Ильи Муромца, окончившего свой век монахом в Киево-Печерской лавре. А до этого звали Александром», – признаётся монах.

Как увидеть огонёк в глазах

Увлекаться фотографией он начал ещё подростком в школе:

«У моего папы был плёночный фотоаппарат «Зоркий-6». Папа работал, и ему было не до камеры. Как проявлять плёнки и печатать снимки я знал, и вся домашняя лаборатория у нас была. Поначалу фотографировал знакомых».

Сейчас это увлечение переросло в работу. Отец Илья – заместитель руководителя информационно-издательского отдела Валуйской епархии. С фотоаппаратом его можно встретить не только в будни на работе, но и в выходные на улице.

«Через объектив видишь не только цвета, оттенки, но и мимику, огонёк в глазах. Больше всего мне нравится снимать людей. Ты не просто фотографируешь, а учишься располагать человека, пытаешься его услышать и сам что‑то донести», – делится мыслями он.

Сейчас модно делать студийную съёмку, можно выбрать любой наряд, интерьер, сюжет фотоистории. Монах учит не скрывать свои недостатки за студийной мишурой.

«Фотографии в студии мёртвые. Тебя накрасили, одели, ты стоишь, как скульптура, – сетует отец Илья. – Я предпочитаю съёмки в естественных интерьерах или на открытом воздухе. Многие считают, что выглядят нефотогенично, но мне важно научить человека воспринимать себя таким, какой он есть, донести до него мысль, что главным остаётся внутренний мир».

Большинство фотографий у монаха репортажные. Он снимает архиерейские богослужения и другие мероприятия. Хотя на сайте Валуйской епархии размещаются цветные фотографии, Илья предпочитает чёрно-белые.

«Я начинал с монохромных и сейчас покупаю чёрно-белую плёнку. Когда убираешь цвет, больше вдумываешься в смысл самой фотографии», – считает он.

 

Работа с выставки «Валуйская епархия в фотографиях» под названием «Будьте как дети» (в храме равноапостольной княгини Ольги в селе Зенино Вейделевского района).
Работа с выставки «Валуйская епархия в фотографиях» под названием «Будьте как дети» (в храме равноапостольной княгини Ольги в селе Зенино Вейделевского района).
Фото из архива отца Ильи

Рецепты поэзии и кулинарии

Современный монах пишет стихи. Одно из последних стихотворений посвятил маме, но больше сочиняет на религиозную тематику.

«Стихи – это вещь странная. Стоишь, чистишь картошку для супа, и вдруг в голове появляется какая‑то поэтическая картина, у тебя будто строчки бегут в голове, и надо срочно записывать их», – смеётся отец Илья.

Вдохновить его могут многие вещи: путешествия, общение с людьми или фильм. В 2015 году выпустил свой сборник «Стихи молодого инока».

«У меня сейчас лежит недописанное произведение в прозе. Начал я его несколько лет назад после поездки на Кавказ. Сюжет построен вокруг юной черкешенки, которая спасла пленника. Прозу пишу для себя, нигде не публиковал. В основном я описываю впечатления и воспоминания о поездках и встречах».

Разговаривая, я всё больше удивлялась разносторонности этого человека. Оказалось, ещё одно его увлечение – кулинария. Неожиданностью стало то, что своим фирменным блюдом отец Илья назвал плов. А любимый напиток – кофе с корицей и кардамоном по собственному рецепту.

«В Неклюдово у меня был сосед узбек, который и научил меня делать плов. А поскольку мясо я не ем, приспособился готовить его с тунцом. Другой друг-священник, который в мирской жизни был шеф-поваром ресторана, посоветовал добавлять туда прованские травы. Раскрываются они во время тушения и своим ароматом пропитывают всё блюдо».

Люди-праздники и трезвые бомжи

В начале 2000-х монах Илья совершил первую серьёзную поездку – по святым местам Украины: Почаевская лавра, Киево-Печерская, харьковские монастыри и соборы. Потом добрался до Греции и в 2009 году побывал на Афоне. В 2013 году поехал в Испанию – на этот раз не ради посещения святых мест, а потому что не стал упускать подвернувшуюся возможность.

«В Барселоне были знакомые. Я жил там неделю, изучал местные достопримечательности, архитектурные шедевры Антонио Гауди. Впечатлили тамошние старики. У нас молодёжь так ярко и красиво не одевается, как у них пожилые люди. Молодые испанцы, наоборот, стараются выглядеть просто и неброско, – рассказывает путешественник. – Старики в Испании – это люди-праздники. Идёт по улице дедушка в рубашке и галстуке с заколочкой, в отглаженных брюках, а бабушка – с декольте, крупными украшениями и собачкой на руках. В Испании старость – время отдыха, а молодость – работы. Обидно становится, глядя на наших пенсионеров».

В том же году отец Илья познакомился с древнейшим городом России – Псковом. А оттуда по воле случая доехал и до Эстонии.

«У меня была открытая шенгенская виза, к тому же автобус мимо шёл», – признаётся он.

 

  • Монастырь святого Павла на Афоне.

  • Псково-Печерский мужской монастырь.

Богатым на поездки оказался для него 2015 год. Северный Кавказ, Белоруссия, сделал круг по Золотому кольцу России. В Саратове познакомился с родственниками, которых нашёл при помощи соцсетей, и заодно посмотрел на место, куда 12 апреля 1961 года приземлился Юрий Гагарин.

Из всех городов, в которых монах побывал, больше всего полюбился ему Санкт-Петербург.

«Там даже бомжи трезвые и воспитанные. К ним можно подойти с вопросом, они всё расскажут, покажут и даже проводят. Действительно культурная столица».

Последние два года современный монах путешествует по музеям: Эрмитаж, Кунсткамера, Третьяковка, музеи Московского Кремля.

«До глубины души впечатлили древнерусские иконы. Ощущения, когда видишь эти образы на фото и прямо перед собой, совершенно разные. Особенно если это иконы XI–XIV веков размером выше твоего роста».


для комментариев используется HyperComments