• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
22 сентября 2016 г. 9:54:55

Как уроженец Бирюча защитил миллионы людей от смертельно опасной болезни

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Ему многим обязаны все зоологи
Евгений Никанорович Павловский

Евгений Никанорович Павловский родился в 1884 году в уездном городе Бирюче Воронежской губернии (сейчас это райцентр Красногвардейского района Белгородской области). Когда мальчику было два года, его отец, инспектор народных училищ, перевёз семью в город Борисоглебск Тамбовской губернии (ныне Воронежской области).

Сетка Павловского

Евгений Павловский окончил борисоглебскую гимназию с золотой медалью и в 1903 году поступил в Императорскую Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге (сейчас Военно-медицинская академия имени Кирова). После её окончания Павловский решил связать свою жизнь с наукой и остался работать на кафедре зоологии и сравнительной анатомии, где изучал строение членистоногих и их ядовитость. В 1913 году он защитил по этой теме диссертацию. В 1917 году учёный получил степень магистра зоологии и сравнительной анатомии в Петербургском университете, а в 1921 году стал профессором.

Всю свою жизнь Павловский занимался изу­чением переносчиков опасных болезней и поис­ком защиты от них. Он боролся с разносчиками сыпного тифа – вшами и исследовал гнус – большую группу мошек, комаров и мух, способных распространять болезни, от которых в то время страдали миллионы человек. Профессор изобрёл индивидуальную сетку от гнуса, которая сейчас носит имя Павловского.

Страшная болезнь

В конце 1920-х годов началось интенсивное освоение Дальнего Востока страны, но прибывшие туда специалисты и рабочие столк­нулись с опасным и совершенно ­неизученным тогда заболеванием – энцефалитом. Люди сваливались с температурой ­39–40 градусов, теряя сознание. Затем наступал паралич мышц шеи и верхних конечностей. Во многих случаях заболевание кончалось смертью. А на выздоровевших болезнь навсегда накладывала свою печать – они оставались парализованными.

В 1937 году Евгений Павловский во главе научной экспедиции отправился в дальневосточную тайгу. Симптомы болезни были настолько необычны, что, выезжая, учёные даже не имели предположений относительно характера своего врага, поэтому отряд энтомологов повёл наступление на всё множество видов таёжных насекомых.

Первым, что обратило на себя внимание экспедиции, было то, что больше всего жертв болезнь выбирала себе в мае и июне с невысокой температурой воздуха и большим количеством дождливых дней. Первая догадка принадлежала Павловскому: именно в эти нежаркие, влажные дни в тайге появлялось несметное количество кровососущих паукообразных клещей.

Этот рисунок Евгений Павловский сделал в одной из своих многочисленных экспедиций
Этот рисунок Евгений Павловский сделал в одной из своих многочисленных экспедиций

Вакцина от энцефалита

Начали опрашивать больных и переболевших, но выяснить что‑то было трудно. Одни потеряли память, другие не обратили внимания на такой пустяк, как укус клеща. Толька одна, заболевшая последней, женщина вспомнила, что нашла у себя на теле двух впившихся клещей. Оставалось выяснить, какой именно вид клещей виноват в болезни.

Во время работы в тайге учёным приходилось снимать с себя за день по двести и больше клещей, но они продолжали исследования несмотря на опасность. 56-летний академик Павловский при этом не только осуществлял научное руководство экспедицией, но и был одним из неутомимых участников.

Когда вид клеща – носителя болезни – был обнаружен, начались опыты. Из мозга погибших мышей делали эмульсию и впрыскивали её здоровым животным – болезнь поражала и их. Нужно было выяснить, является ли клещ лишь переносчиком болезни или возбудителем. Тогда таёжная лаборатория занялась размножением клещей. Возбудители болезни передавались от одного поколения клещей к другому, следовательно, клещи были природными хранителями возбудителя болезни.

Затем учёным удалось разработать эффективную защиту против паразита и самой болезни. Сыворотку получили из крови переболевшего клещевым энцефалитом человека, она выработала антитела, губительно действующие на вирус. Сыворотка облегчала течение и последствия болезни. Со временем разработали и вакцину.

Выдающийся учёный

Во время Великой Отечественной войны Павловский три раза ездил с экспедициями в Иран. Там он собрал материалы о паразитарных заболеваниях человека и сельскохозяйственных животных, открыл новые болезни, их возбудителей и переносчиков.

Всего же академик совершил более 160 экспедиций по изучению паразитарных болезней и ядовитых животных и не раз подвергал себя смертельной опасности. В итоге он написал около 1 200 научных работ.

Главный труд его жизни – учение о природной очаговости некоторых болезней. Основная идея заключается в том, что в природе естественно возникли и существуют независимо от человека болезни диких животных. При освоении новых территорий эти болезни могут передаваться человеку. Это учение получило признание во всём мире. Оно дало возможность создать действенные меры защиты от целого ряда инфекций и стало базой для новых исследований.

«Не будет преувеличением сказать, что ему многим обязаны все зоологи Советского Союза», – писал об уроженце Бирюча директор Зоологического института АН СССР, академик Борис Быховский.

Павловский не забывал и о местах, где прошли его детство и юность. В школу в Борисоглебске он прислал около тысячи книг и большое количество наглядных пособий, что позволило оборудовать там биологический кабинет.

За свои заслуги Павловский получил множество государственных званий и премий, награж­дён орденами и медалями. Трижды Евгения Никаноровича избирали депутатом Верховного Совета СССР. Именем учёного названы более ста видов животных, открытых им или его учениками. Памятники академику установлены в Хабаровске и Душанбе, а в Борисоглебске расположен его дом-музей. За выдаю­щиеся работы в области зоологии и паразитологии РАН присуждает премию имени Е.Н. Павловского.


для комментариев используется HyperComments