• 66,89 ↑
  • 76,06 ↑
  • 2,42 ↓
15 марта 2018 г. 15:18:17

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Два сердца и две души. Как музыка, несущая свет, добро и  гармонию, помогла создать крепкую семью
Фото Владимира Юрченко

Их творческий и семейный союз сложился после первого курса. Они приехали в Белгород в теперь уже далёком 1999 году. И вот уже почти двадцать лет судьба двух талантливых музыкантов связана с Белгородской государственной филармонией. Речь о Николае Бирюкове и Елене Латыш-Бирюковой.

Музыкальное благословение

Член Союза композиторов РФ Елена Латыш-Бирюкова родом из Луганска. Она вспоминает: в их семье всегда звучала музыка – русские и украинские народные песни. Отец, Юрий Латыш, обладал красивым драматическим тенором.

«Сочинять начала ещё с музыкальной школы. Я помню домашние уроки музицирования, домашние концерты. Папа ставил ноты, я ему аккомпанировала, он пел своим прекрасным голосом, – рассказывает Елена Юрьевна. – Он был солистом хоровой капеллы. Папа посвятил свою жизнь нам, детям. Я стала впоследствии профессиональным композитором, с отличием окончила Российскую академию музыки имени Гнесиных. Младший брат обучался в музыкальной школе, потом в музыкальном колледже, играл на баяне, валторне, фортепиано, сочинял музыку».

Елене Латыш было 19 лет, когда отца не стало.

«На выпускном курсе Луганского музыкального училища в память о папе я дала себе клятву, что его фамилия будет звучать на афишах, пока будет биться моё сердце и пока я буду жить и творить. Поэтому моя фамилия двойная – Латыш-Бирюкова. Я думаю, папа там, на небесах, радуется», – говорит спустя годы композитор.

Двойная фамилия Елены Юрьевны звучит при упоминании композитора музыкальных спектаклей, поставленных на сцене Белгородской государственной филармонии. Она на афишах концертов филармонических коллективов – симфонического оркестра, оркестра русских народных инструментов, камерного хора, – где лектор-музыковед филармонии Елена Латыш-Бирюкова выступает в роли ведущей.

— Можно ли говорить, что вас с супругом связала именно музыка?

— На вступительных экзаменах было много абитуриентов, а нужно взять двоих. По баллам мы с Николаем прошли и составили один курс. Проучились в Харькове три года, а потом не стало моего профессора, Валентина Тихоновича Борисова. Когда я у него училась, ему было 87 лет. Мне говорили, что я его лебединая песня. Мы уехали учиться в Российскую академию музыки имени Гнесиных, заново сдавали вступительные экзамены. Там совершенно чудесным образом оказались в классе у выдающегося композитора советской и российской композиторской школы Николая Ивановича Пейко.

Наши музыкальные «родители» – Галина Александровна Тюменева и Валентин Тихонович. Он тяжело болел и не мог выходить на улицу, когда мы свадебным кортежем при­ехали прямо к ним. Галина Александровна вынесла икону, испекла свой фирменный яблочный пирог. Мы получили такое благословение и только после этого пошли в ЗАГС. Нас благословили наши учителя, и мы им за это благодарны.

Струна русской души

В конце октября член Союза композиторов РФ, солист филармонии Николай Бирюков отметил 55-летие большим творческим вечером. Имя Николая Бирюкова знакомо многим белгородцам. Как солист он участвует во многих концертах и музыкальных вечерах не только в филармонии, но и на других белгородских культурных площадках. Известен Бирюков и как композитор.

— Николай Георгиевич, вы из семьи музыкальной?

— Я из семьи интеллигентов, которые занимались музыкой. Мама – хормейстер и педагог, окончила педагогический институт. Много лет в нашем небольшом городе – насчитывал 35 тысяч человек – была директором Дома пионеров. Вся культмассовая работа, все самодеятельные кружки – духовой, вокальный, танцевальный – всё на ней. Папа – художник-оформитель, окончил музыкальное училище в Томске как баянист. Встретились они в Кемерове, где мама была аккомпаниатором в вокально-хоровом коллективе. А я родился в городе Гурьевске Кемеровской области и с детства пропитан музыкой. Уже с шести лет я под аккомпанемент папы пел «Я люблю тебя, Россия!» Давида Тухманова на концертах и городских мероприятиях.

Я поступил в музыкальную школу по классу фортепиано. Никогда не думал, что стану композитором, изначально хотел стать певцом. Композиция, видимо, в глубине души. Впечатления от тайги, сибирской природы – с шести лет родители возили меня в эти потрясающе красивые места – откладывались в моей душе. Когда мы переехали в 1975 году в Херсонскую область, я загрустил, затосковал по Сибири. В мои 16–17 лет эти грусть и тоска вылились в первые музыкальные наброски, которые впоследствии получили название «Сибирские картинки».

— Новые пейзажи, малороссийские, нашли отклик в вашем сердце?

— Я поступил на дирижёрско-хоровое отделение в Херсоне и встретил хороших педагогов на Украине – там очень развито певческое искусство. Именно там я начал сочинять музыку. А что касается переезда в Белгород, он просто перевернул меня. Белгород стал моим вторым домом.

— Как ваша семья переехала в Белгород?

— Это, видимо, промысел. В Харьковской консерватории дружили с белгородцем Юрием Мишиным. В 1986 году он пригласил нас в гости в Белгород в первый раз. Город нам понравился. Живя в Кемерово, мы понимали, что нужно переезжать ближе к столице: учились в Харькове и Москве, нам хотелось быть в гуще событий. Елене Юрьевне было бы поближе к маме в Луганске.

Волею случая получилось так, что Юра Мишин, связь с которым на долгое время прервалась, пригласил нас на фестиваль современной музыки в Белгороде. Таким стечением обстоятельств мы приехали сюда. Самое приятное, что нашли поддержку с первых дней у тогдашнего начальника управления культуры области Андрея Кулабухова, директора филармонии Ивана Трунова, который принял нас на работу. Елену Юрьевну – музыковедом, меня – как вокалиста, исполнителя классических романсов, арий, песен.

Быстро познакомились с людьми творческими, вспоминает Николай Георгиевич, поэтами Владимиром Молчановым, Игорем Чернухиным.

«Вообще меня эта земля наполнила. Очень естественно мы влились в Святое Белогорье. Я пел в хоре Преображенского храма. Иоасаф Белгородский стал нашим духовным наставником, – говорит Николай Бирюков. – Здесь раскрылась героико-патриотическая и историческая линия в моём творчестве, которая, видимо, всегда жила в моём сердце. Просто ей надо было дать толчок, чтобы появились коллективы, заинтересованные в исполнении моих сочинений на эту тему. В 1999 году вместе с Владимиром Молчановым я написал песню «Три поля России». Она стала хрестоматийной, даже не побоюсь этого слова – легендарной».

— Как ещё история Белгородской области сказалась на вашем творчестве?

— Здесь чтят традиции. Оказавшись впервые на Звоннице, был потрясён: такое ощущение, что Прохоровское поле живое. Не случайно тема Прохоровского поля стала одной из главных для меня. Я нашёл сподвижника в лице Владимира Молчанова и написал «Поле русской славы» – музыкально-драматическую поэму. Спектакль поставили в 2008 году в филармонии.

Потом была историко-героическая опера «Белгородский полк» – первое произведение такого рода, написанное белгородскими композиторами – Николаем и Еленой.

«Мы познакомились с историком, автором и редактором «Белгородской энциклопедии» Виктором Овчинниковым, с которым продолжаем сотрудничать и дружить. В содружестве с ним появилась первая в истории Белгородского края опера «Белгородский полк». Это опять обращение к истории, – говорит Николай Бирюков. – Здесь появляются образы Петра Первого, графа Шереметева, история того, как соз­давался штандарт города Белгорода – парящий орёл и лежащий лев. Я человек, живущий в современном мире, но в то же время обращающий свой взор в прошлое. Мы обращаемся к истории для того, чтобы не прерывалась нить традиций, которые закладывали наши учителя».

Моё кредо: музыка, предназначенная для людей, а не только для кучки эстетов. Музыка должна быть демократичной по своей основе: не быть простецкой, отражать мир, в котором мы живём, но и не порывать с прошлым.

Самая приятная похвала, которую я получал когда‑то, была от Николая Ивановича Пейко: «Николай, в твоей музыке звенит струна русской души». Главная мысль моего творчества – именно выразить человеческие чувства. Они выражаются через мелодию, а не через какие‑то гармонические фокусы, ритмокомплексы.

Слава богу, я нашёл своего слушателя. Последние мои достижения говорят о том, что я на правильном пути. Я стал лауреатом первой премии Всероссийского фестиваля-конкурса имени Тихона Хренникова и получил премию из рук известного питерского композитора Вадима Бибергана. В прошлом году меня назвали лауреатом музыкальной премии «Прохоровское поле», присудили первую премию фестиваля «Красная гвоздика». Это говорит о том, что направление, в котором я работаю, нужно людям. Оно почвенно – и с этой землёй, и сибирской загадкой, таинственностью слияния человека и природы.

Витражный период

Мы попросили Елену Юрьевну и Николая Георгиевича подискутировать с высказываниями известных людей о счастливом супружестве и отношениях.

— Андре Моруа говорил: «Счастливый брак – это долгий разговор, который кажется слишком коротким». Так ли это, по‑вашему?

Елена Латыш-Бирюкова: Вообще жизнь – это миг. Может быть, в этой краткости и заложена вообще философия жизни. Она проносится, как мгновение, и в то же время длинна, сопряжена со взлётами и падениями, радостными днями.

Николай Бирюков: Вполне согласен с мнением моего творческого друга и супруги. Нужно успевать за такой короткий миг, как жизнь, построить семью, вырастить детей, выпустить учеников и написать что‑то, оставив след в жизни. Этого мы стараемся достичь.

— По мнению Оноре де Бальзака, брак не может быть счастливым, если супруги до вступления в союз не узнали в совершенстве нравы, привычки и характеры друг друга.

Елена Латыш-Бирюкова: У нас всё происходило очень естественно, было что‑то промыслительное, удивительное в этом. Время, проведённое в студенческом общежитии, мы называем «витражным периодом», когда до утра – вот уже светало – мы не могли наговориться. Рассказывали друг другу, как жили до встречи, какая музыка нас увлекает, какими видим собственные дальнейшие творческие жизни. Хотелось высказаться. Может быть, это связано с тем, что Николай приехал туда за четыре тысячи километров. Он родился в маленьком таёжном городке среди сибирской богатейшей первозданной природы. Я родилась в Донбассе – совсем другой колорит: степи, речки, незабываемый аромат трав. Мы не только выросли в разных природных ландшафтах, но и по‑разному ощущали себя как творческие люди.

У нас свои краски, представления о том, как каждый из нас ощущает себя в этом мире. Мы слушаем музыку друг друга. Очень важно доверять друг другу и только что написанную страницу в несколько тактов нового музыкального произведения. Советуемся, обсуж­даем, анализируем. Это, кстати, не такое уж и частое явление. Мы знаем в истории музыки примеры, когда, допустим, муж категорически против того, чтобы супруга занималась сочинением музыки. У нас такого нет. Нам часто задают вопрос: «Как вы делите инструмент?» Такого не происходит. Мы не пересекаемся, а дополняем друг друга.

Николай Бирюков: Вот уже 30 лет мы вместе. Создав творческий союз, создали и семейный, и они неразделимы. Наши совместные творческие проекты говорят о каком‑то единении духа, хотя мы и разные по своим мироощущениям. Нас объединяет самое главное – музыка. Мы обозначили для себя творческое кредо: музыка, несущая свет, добро и гармонию. Когда мы объединяемся в спектак­лях, мюзиклах, получается музыкальное произведение, в которое вложились два сердца и две души.

— Альфред Хичкок говорил, что счастливый брак – это брак, в котором супруг понимает каждое слово, которое не сказала ему жена. Согласитесь ли с этим, Николай Георгиевич?

Николай Бирюков: Женщина – это загадка. Творческий человек – загадка ещё большая. Мы с супругой уже понимаем друг друга с полуслова. За 30 лет вместе возникло прекрасное взаимопонимание, любовь в высшем её понимании. С другой стороны, человек – это личность. Тем более человек творческий: есть какие‑то глубинные процессы в душе и сердце, которые недоступны, и их действительно надо открывать ежедневно. Каждый день привносит новые краски во взаимоотношения и в то, что мы оба познаём друг друга. Но думаю, что не нужно открывать человека до конца. В этом и таинство творческого человека – быть загадкой для других.


Успех

Музыкальный кумир

«Есть ещё одно имя, которое для меня ценно и свято: Георгий Васильевич Свиридов. В 2001 году, уже живя в Белгороде, я как вокалист участвовал в конкурсе его имени. В жюри сидели Ирина Архипова, Александр Ведерников – светила мировой сцены, – рассказывает Николай Бирюков. – Я стал дипломантом, для меня это огромное счастье, потому что Свиридов – мой музыкальный кумир. Он близок мне по своим эстетическим и духовным воззрениям».

Признание

«Три поля России» в Колонном зале

18 февраля 2017 года песня «Три поля России» в исполнении Николая Бирюкова прозвучала в Колонном зале Дома Союзов на гала-концерте Международного фестиваля-конкурса национальной патриотической песни «Красная гвоздика-2016». В концерте участвовали народный артист России – Иосиф Кобзон, государственный академический русский народный хор имени Пятницкого, народная артистка СССР Александра Пахмутова и другие прославленные музыканты.

«Разве мог я об этом мечтать, будучи мальчиком, смотревшим телевизор, где пели знаменитые артисты, что зрелым уже человеком я в этот зал попаду и спою свою песню о России? – говорит Николай Георгиевич. – Песня получила отклик, её тепло встретили слушатели, а мне было очень приятно представить Белгород».

Премьера

«Меч Белогора»

11 марта с. г. в Большом зале Белгородской областной филармонии оркестр русских народных инструментов (главный дирижёр заслуженный работник культуры Юрий Алешников) представил сюиту для чтеца и оркестра по мотивам фантастического романа писателя Юрия Хабибулина о защитниках белгородской земли в прошлом и настоящем на музыку Николая Бирюкова.


для комментариев используется HyperComments