• 63,91 ↑
  • 68,50 ↓
  • 2,46 ↑
3 октября 2014 г. 16:10:47

Потомок ярославских купцов стал основателем художественной династии

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Душа стремилась в небеса
Александр Работнов. Фото Владимира Юрченко (архив)

Храмы святых апостолов Петра и Павла в Прохоровке, святителя Николая в Ракитном, Владимирский в селе Вязовом, Донской Божьей Матери Холковского монастыря, Преображенский кафедральный собор в Белгороде и Спасо-Преображенский в Губкине – над росписью всех этих культовых зданий работал художник-монументалист, иконописец и мастер храмовой живописи Александр Работнов.

Им также написаны иконы для храма во имя Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в Белгороде, две работы для часовни над символической усыпальницей святителя Иоасафа на Свято-Троицком бульваре, подготовлены эскизы росписей Никольского храма Марфо-Мариинского монастыря в Белгороде. Год назад, 4 октября, Александр Работнов ушёл из жизни...

На фотографиях предков художника по отцовской линии – крепкие, работящие русские люди. Ярославские купцы Работновы. От них Александр Работнов, наверное, и унаследовал привычку к упорному труду, основательному подходу к делу. Впрочем, трудолюбия и кропотливости в работе было не занимать и матери художника. Таисья Николаевна была сноровистой швеёй, имела своих заказчиков и в трудное послевоенное время ухитрялась хоть как-то украсить и разнообразить быт семьи. Кстати, она собирала картинки русского лубка, и часть листов из её коллекции была представлена на двух выставках в Белгородском филиале Российского фонда культуры.

В детстве Саша больше всего на свете любил рисовать. И нередко донимал мужа старшей сестры, чтобы тот изобразил ему машину или самолёт. Отец же, Сергей Александрович, чтобы доставить сынишке радость, однажды нарисовал для него стол с пасхальными блюдами – пышными круглобокими куличами, посыпанными крашеным пшеном, яркими расписными яйцами, белоснежными конусами творожной пасхи. Эта красота так впечатлила ребёнка, что Александр Сергеевич потом всю жизнь вспоминал тот отцовский рисунок.

Именно отец привёл Сашу в изостудию ярославского дома пионеров. Там преподавал замечательный педагог, художник-портретист Борис Ефремов, который обучал ребят тайнам художественного ремесла, рассказывал им о великих живописцах и ваятелях, выводил на пленэры, где они рисовали старинные купеческие дома и величавые православные храмы.

«Родной Ярославль – самое сильное эстетическое впечатление моего детства, – рассказывал Александр Сергеевич. – Мне уже тогда нравилась храмовая архитектура, красота внутреннего убранства церквей. А ведь что западёт в душу в раннем возрасте, то потом и сидит в ней крепко».

Роспись Александра Работнова
Роспись Александра Работнова

Александр Работнов получил прекрасное художественное образование: сначала окончил Ярославское художественное училище, затем – факультет монументально-декоративной живописи столичной Строгановки. Во время практики писал копии фресок в храмах Ярославля, Ферапонтова, Новгорода, Пскова.

«Что же ещё копировать, как не древнерусские фрески! У древних мастеров и учились», – признавался Александр Сергеевич в одном из интервью.

По распределению молодой художник уехал в Кемерово, где прожил 20 лет. Занимался, как и все советские монументалисты, оформлением общественных зданий в стиле соцреализма. А душа, с детства заворожённая высотой и красотой духа христианства, стремилась к иному.

Ему было уже 45 лет, когда судьба совершила крутой поворот. Шёл 1988 год – год 1 000-летия крещения Руси. Рядом с домом, где жил Александр Сергеевич, начали строить храм, и Работнов, познакомившись с настоятелем, предложил ему свои услуги как художник.

«Отец Владимир много беседовал со мной, давал читать светские книги, где затрагивается тема христианства, потом и духовные, – вспоминал Александр Работнов. – Он постепенно вёл меня к Богу, и только когда сам духовный наставник почувствовал момент, что мне можно доверить роспись храма, я приступил к работе».

Первое время мастер работал в одиночку, а потом у него появились помощники из числа учащихся организованного при храме иконописного класса и студентов Кемеровского художественного училища. Так и сложилась артель Работнова, которая работала над росписью храмов в разных городах России, а в начале 2000-х почти в полном составе перебралась в Белгород.

Спасо-Преображенский собор в Губкине.
Спасо-Преображенский собор в Губкине.
Роспись Александра Работнова

Дело в том, что в 1997 году Александр Сергеевич получил приглашение поучаствовать в конкурсе на роспись Спасо-Преображенского собора в Губкине. Художник подготовил эскизы, но конкурс, увы, продолжения не имел. А через год последовало новое приглашение, и снова из Белгородской области, – теперь для работы над росписью храма святых апостолов Петра и Павла в Прохоровке. Эскизы, сделанные Александром Работновым, понравились архиепископу Белгородскому и Старооскольскому Иоанну, и мастер получил благословение на на работу.

«Храм в Прохоровке – особый храм, ведь это памятник погибшим воинам, – пояснял Александр Сергеевич. – Отсюда тематика росписи, образы воинов-святых, которые стали для нас примером христианского служения. А так как храм посвящён победе в сражении, цветовое решение должно носить торжественный характер. Поэтому в купольной части превалирует золотой цвет».

Мастер любил повторять, что каждое культовое здание требует особого подхода: тематику и колорит росписей диктует символика храма. В Преображенском соборе артели Работнова впервые предложили написать лики новоканонизированных святых – эти изображения расположены в медальонах храмового барабана. В трапезной части также впервые было использовано изображение многочисленных иконографических типов Богоматери в календарном порядке. Над росписями Преображенского собора бригада трудилась около пяти лет, но богослужения не прерывались, иногда мастера работали даже во время служб.

Роспись Александра Работнова
Роспись Александра Работнова

«Саша часто благодарил Господа, что дал ему эту работу! Ведь сколько художников в советские времена мечтали работать в иконописи, в храмовой живописи, но не дожили до тех времён, когда это снова стало востребовано, – рассказывает вдова художника Людмила Алексеевна. – При этом он очень требовательно относился к своей работе, всегда стремился добиваться лучшего результата, поймать нужный цвет росписи. Иногда даже убеждал товарищей и заказчиков переделывать готовую композицию».

Работа на лесах – дело сложное и опасное: когда художник расписывает купол церкви, ему приходится делать это лёжа. В последние годы Александру Сергеевичу трудно было подниматься на леса – возраст давал знать о себе, болели ноги. Но всё равно его влекло – вверх и ввысь.

«Знаете, у него есть автопортрет, – продолжает свои воспоминания вдова художника. – Там он над собой оставил столько пространства, как будто оно ему было необходимо для полёта! Наверное, поэтому он так восхищался птицами, мог долго наблюдать за их жизнью и даже разговаривал с ними».

Художник Александр Работнов умер за работой, не успев закончить икону. Труд отца завершил его сын Антон. Династия мастеров Работновых продолжается: второй сын Глеб и дочь Маша тоже выбрали художественную стезю.

4 октября в Белгородском филиале Российского фонда культуры состоится открытие выставки живописи «Неизвестный Работнов», а с 7 октября в Белгородской митрополии будут экспонироваться фотографии храмовой росписи художника.


для комментариев используется HyperComments