• 63,68 ↓
  • 67,62 ↓
  • 2,49 ↓
16 июля 2015 г. 10:35:52

Знакомьтесь: главная достопримечательность Красногвардейского района, памятник архитектуры федерального значения – Бирюченские торговые ряды

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Древние торговые ряды Бирюча открывают свои тайны
Фото Максима Левковского

Они появились в провинциальном городке Воронежской губернии в один год со знаменитым петербургским памятником Петру I. Пережили несколько войн, революций и перестройку.

Рядом с ними чувствуешь себя песчинкой. При этом на тебя давят не размеры зданий – они невелики, – а именно века их жизни, не сравнимые с твоей. Внутри после обжигающей летней жары тебя, как из ушата ледяной водой, окатывает прохлада. Но очень быстро она переходит в холод, от которого начинают стучать зубы. И думается: если где и жить местным привидениям, то именно здесь… Но в сторону мистику. Давайте лучше последовательно – из века в век – проследим судьбу этого уникального сооружения.

Век XVIII. До строительства

Что же представлял собой Бирюч накануне строительства торговых рядов? Зачем они вообще понадобились здесь, в небольшом городке Воронежской губернии?

Из описания города и уезда, учинённого комиссией при Императорской академии наук в 1781 году, следовало, что Бирюч ничем не выделялся из ряда других уездных городков юга России. Центр его составлял замок с четырьмя башнями и двумя проездными воротами. Внутри – Благовещенская церковь, дом для «городничего управления», тюрьма, соляной амбар и два деревянных хлебных магазина. За воротами замка – ещё две церкви – каменная Вознесенская и деревянная Покровская, здание присутствия. Обывательских домов – 539. Плюс в приписанных к городу слободах – ещё около трёх сотен.

В записке отдельно пояснялось, что все дома деревянные, каменных нет. Население по большей части составляли «войсковые жители привилегированные» – 3 145 человек. Дворян же всего 15, разночинцев – 55, священнослужителей – 27. Если брать шире, то большая часть населения округа – 14 из 21 тысячи человек – подданные черкасы.

Как следует из пояснения, местные жители «…упражняются большей частью в винокурении и торговле. И по отменному знанию в винокурении сей промысел их в лучшем состоянии. Так что винокуренное их вино вывозят в вольные места других наместничеств и губернии, а уездные некоторые дёгтем, рыбою, садовыми и огородными овощами, а другие упражняются в рукоделиях, яко в том иконопистве, слесарстве, чеботарстве, портняжестве, столярстве, кузнечестве, плотничестве, бочарстве, гончарстве и маслобойстве».

Добавим, что Бирюч не был промышленным центром – в нём не было ни фабрик, ни заводов. Правда, в слободе Стрелецкой (бывший город-крепость Усерд) имелся казённый селитряный завод, поставлявший продукцию на Шосткинский пороховой завод.

Также в описании города и округа подчёркивалось, что основным занятием населения являлось хлебопашество. Избытки же зерна жители продавали на местные винокуренные заводы. А торги по традиции проводились на ярмарках.

Где ярмарки – там деньги. Где деньги от торговли – там процветающее купечество. Не хватало последнего звена – торговых рядов. Каменных, призванных подчеркнуть основательность дела.

Вид на центр Бирюча.
Вид на центр Бирюча.
Фото из архива Красногвардейского краеведческого музея

По легенде, комплекс зданий лично спроектировал знаменитый архитектор екатерининской эпохи Матвей Казаков. Не будем её разрушать. Хотя, наверняка, автору Пречистенского дворца, здания Благородного собрания и многих других монументальных сооружений вполне хватало работы в Москве. Впрочем, проект строения был явно профессиональным, а не местного разлива, и разрабатывался в рамках модного тогда в архитектуре классицизма.

Доподлинно известно другое: Бирюченские торговые ряды строились вскладчину на деньги местного купечества. Перекрестье торговых путей – из Воронежа к Валуйкам и из Острогожска на Новый Оскол – обеспечивало приток капитала. Положение торгового центра следовало упрочить. И вот купцы Зворыкины созрели (в некоторых источниках называются и другие купеческие фамилии – Тибенихин и Санжаров).

Как бы то ни было, но ближе к концу века на нижней городской площади началось грандиозное (по меркам уездного городка) строительство, завершившееся в 1782 году появлением комплекса из двух приземистых одноэтажных кирпичных зданий с арочными галереями по трём фасадам и глубокими подвалами. Одно из них было прямоугольным, второе – Г-образным.

Век XIX. Расцвет торговли

Задел оправдался. Город в буквальном смысле расцвёл, и торговые ряды, вокруг которых концентрировалась общественная жизнь, сыграли в этом свою роль. Торговая площадь Бирюча была центром, куда со всех сторон стекались ручейки улиц. Ряды как нельзя лучше вписывались в радиально-кольцевую застройку торгового города, которую местные власти поддерживали вплоть до конца века.

В Списке населённых мест, изданном в 1865 году в Санкт-Петербурге, Бирюч того времени предстал совершенно другим городом, чем столетием ранее. Он поменял свой социальный облик: на первое место вышли купцы и ремесленники. Численность населения хоть и уменьшилась (что связано, скорее всего, с оттоком служилых людей), но имеются духовное и приходское училища. Уже есть больница, богадельня и почтовая станция. Заработали девять заводов, из которых три салотопенных, один свечно-сальный, один маслобойный и четыре кирпичных. И, конечно же, были ярмарки. Четыре ежегодные: Васильевская (1 января), Георгиевская (23 апреля), Петровская (29 июня) и Покровская (1 октября). Совокупный торговый оборот их по тогдашним меркам довольно велик – переваливал за три десятка тысяч рублей. Плюс ярмарки селений (50 в год) и городские базары, работавшие три раза в неделю.

В 1857 году в городе проживало более 150 купцов, спустя 20 лет – уже более 300. В 70-х годах XIX века в Бирюче торговали около 20 каменных лавок и имелось почти полторы сотни деревянных. Прогуливаясь по крытым галереям торговых рядов, горожане совершали покупки. Глубокие прохладные подвалы комплекса с хорошей вентиляцией обеспечивали сохранность многочисленных ящиков, мешков и тюков с товарами.

Торговали в городе крупным и мелким скотом, зерном и прочей сельскохозяйственной продукцией. Местное крестьянство подрабатывало кустарными промыслами, например лозоплетением. Спросом пользовалась также продукция бирюченских гончаров, жестянщиков и шорников.

Век XX. В ожидании реставрации

В начале века торговые ряды находились в частной собственности Лейбы Менделевича Гайгера. Но грянул революционный 1917-й. Новой власти разбогатевшие торгаши были как кость в горле. Те в свою очередь не поддержали советскую идеологию. На первый план вышла слобода Алексеевка, населённая по преимуществу рабочими. Политика сместила акценты: в январе 1919-го город утратил своё древнее имя – его переименовали в Будённый. А спустя пять лет, в 1924-м, его окончательно низвергли с былых высот: булыжную городскую мостовую выкорчевали и выложили её камнями улицы в Алексеевке.

Однако и при советской власти надо было где-то торговать, поэтому торговые ряды продолжили выполнять свою первоначальную функцию: в них располагались магазины потребительской кооперации. Многие арочные проёмы заложили кирпичом. И наоборот – пробили в стенах новые окна и двери. Здания ветшали.

В 70-х годах прошлого века по заказу областного общества охраны памятников истории и культуры группа архитекторов разработала проект реставрации торгового комплекса. По нему предполагалось снести позднейшие пристройки и заборы, ликвидировать подсобные помещения в обходной галерее, очистить от штукатурки простенки галерей между колоннами и поправить первоначальную кладку. Сметная стоимость работ составила 30 тысяч рублей – по тем временам деньги немалые. Однако собственник – местное домоуправление – и райпотребсоюз, арендующий помещения, не договорились. У первого не нашлось достаточных средств на ремонт, второй же соглашался оплатить реставрационные работы при условии, что здание перейдёт на баланс районной кооперации. Об этих трениях в 1975 году написала местная газета «Знамя труда».

В начале 1980-х местные власти решили реконструировать центральную часть Бирюча (тогда ещё посёлка Красногвардейское). Был убран метровый слой грунта рядом с торговыми рядами. И горожане ахнули: открылась нижняя часть аркад зданий и ступени, ведущие ко входам.

…На экране компьютера мелькают кадры любительского фильма, снятого в 1990-е.  Полуразрушенные здания с осыпавшейся штукатуркой, с выщербленными полуколоннами и забитыми деревянными ставнями окнами – те самые торговые ряды. Рассказчик с микрофоном в руке – ныне покойный Александр Харыбин. Не одно десятилетие Александр Тихонович руководил отделом культуры и кинофикации Красногвардейского района и, конечно, не мог остаться равнодушным к тому плачевному состоянию, в котором оказался уникальный памятник архитектуры. В своём фильме Хабырин проводит небольшую видеоэкскурсию вокруг ансамбля зданий, попутно рассказывая историю его создания и существования. На момент съёмки здесь размещаются магазины «Ветеран», «Горячий хлеб», «Восток» и «Дежурный». Крыло одного здания отремонтировано основательно внутри и снаружи. И неспроста: в подвальном помещении открыт трактир «Старый город». По словам Харыбина, реконструкция здания хозяином питейного заведения проведена в строгом соответствии с проектно-сметной документацией, изготовленной ещё в 1986 году институтом «Роспроект». Особенно строителям пришлось повозиться с подвалом, где до этого хранилась соль и другие разъедавшие кладку вещества и растворы. Часть арочного потолка в подвале оставили в первозданном виде, лишь немного почистили верхний слой кирпичей. Другую часть подшили деревянной вагонкой. Александр Тихонович поясняет: здания торговых рядов соединялись подвальными переходами, в стенах которых сохранились ниши для свечей или фонарей. Однако ныне подвалы разделены более поздними кирпичными перегородками.

В конце своего фильма Харыбин высказывает надежду на то, что, возможно, у министерства культуры страны найдутся деньги на реконструкцию зданий. И первый шаг к этому был сделан в феврале 1999 года: указом президента РФ комплекс зданий Бирюченских торговых рядов отнесён к памятникам архитектуры федерального значения.

Фото Максима Левковского

Наши дни. Музейка прогнал привидение

В апреле 2000 года в одно из зданий Бирюченских торговых рядов переведён районный краеведческий музей. Но переехать туда музейщики смогли лишь спустя два года, когда был закончен ремонт в помещениях. Директор музея Галина Ямпольская рассказала, что первое время сотрудникам в здании было неуютно: многие жаловались на потоки холодного ветерка – как будто мимо проскальзывало нечто невидимое. Помещение решено было освятить. Как бы то ни было, но после обряда в здании хоть и не стало теплее, но сверхъестественный ветерок пропал. Быть может, причиной стало ещё и то, что на службу в музей был принят особый сотрудник – музейка. Кукла хранителя музейных богатств встречает посетителей учреждения на входе и очень нравится всем, особенно детям.

«Но знаете, особая энергетика здания никуда не девалась. А ещё здесь очень хорошая акустика», – добавила Ямпольская и предложила спуститься в подвал.

По высоким крутым ступеням мы сошли вниз. В двери пришлось поклониться – иначе не избежать шишки на лбу. Свет лампочки осветил полукруглый потолок в пятнах плесени: строители нахимичили с вентиляцией, и теперь с колониями плесневых грибков нет сладу. В одной части подвала пусто и гулко. В другой – музейное хранилище. Атмосфера тяжёлая, кажется, стены сжимаются. Поэтому захотелось уйти отсюда как можно скорее. Что мы и сделали.

…Полумрак и пронизывающий холод торговых рядов остался позади. Летнее солнце обрушилось на нас как будто с удвоенной силой. Но мы с фотографом всё бродили вокруг комплекса в надежде, что он откроет нам ещё один свой секрет. Сколько их, больших и малых, прячется под покровом веков, прожитых Бирюченскими торговыми рядами?..

Благодарим за помощь в подготовке репортажа директора Красногвардейского краеведческого музея Галину Ямпольскую и заведующую отделом краеведения централизованной библиотечной системы Красногвардейского района Ольгу Бондареву.


для комментариев используется HyperComments