• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
7 ноября 2014 г. 15:51:14

Итальянский хорват рассказал о своей жизни в немаленьком Белгороде.

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Драган Травица: Знаю, где в Белгороде найти вкусное итальянское вино
Фото пресс-службы ВК «Белогорье»

Контракт с итальянским связующим Драганом Травицей волейбольный клуб «Белогорье» подписал прошлой весной. Легионер провёл со «львами» целый год, завоевал с ними Суперкубок России, Кубок страны, выиграл Лигу чемпионов и клубный чемпионат мира. В сентябре спортсмен вернулся в «Белогорье» на второй сезон и сходу взял Суперкубок России. Между тем о «номере четырнадцать», помогающем нашему волейбольному клубу добывать новые трофеи, мы почти ничего не знаем. «БелПресса» выяснила у 28-летнего Травицы, как ему живётся в Белгороде, где он нашёл хорошее итальянское вино и на что он готов потратиться для своего дома.

– Драган, ты приехал к нам из Италии, но родился в Хорватии. И имя у тебя не итальянское, а у твоего отца почти русское – Любомир. Ты чувствуешь в себе славянские корни или ощущаешь себя «итальяно веро»?

– (смеётся) Я чувствую, конечно, что во мне течёт хорватская кровь. Вся моя семья из бывшей Югославии: бабушка и дедушка, мои двоюродные братья и сестры – все. Я очень горжусь страной, в которой родился, и счастлив иногда приезжать туда. Но всю свою жизнь я прожил в Италии. Там я учился, там все мои друзья. Италия – мой дом, потому что она сделала мою мечту реальностью.

– В Италии твоя карьера складывалась весьма удачно, но ты уехал в Россию. Легко ли ты решился на этот переезд?

– Нет, это было непростое решение. Я отказался от нового контракта с «Мачератой» (итальянским клубом, в котором Драган играл до «Белогорья» – прим. авт.) и изменил всё в один день. Мне позвонил Шипулин и предложил играть в вашем волейбольном клубе, попробовать выиграть Лигу чемпионов. А я как раз хотел после чемпионата Италии выиграть Лигу чемпионов и решил, что «Белогорье» – очень хорошая возможность для меня. Я был немного напуган переездом в другую страну, но мне было и любопытно получить такой опыт – меня всегда интересовали другие культуры, чужой менталитет. К тому же пока у меня нет ни жены, ни ребёнка, что тоже помогло решиться на переезд. Возможно, если бы у меня была семья, мне было бы труднее. На данный момент «Белогорье» для меня – лучшее решение.

– А как отнеслась твоя семья к тому, что ты уедешь жить в Россию?

– Они были очень счастливы, потому что считают «Белогорье» большой возможность для моей карьеры. Они счастливы, когда счастлив я.

– Поговорим о твоей адаптации в России. В Италии ты рассказывал об этом журналистам, но в Белгороде ничего не знают о том, как прижился здесь наш связующий.

– О, это было очень легко. В прошлом году, когда я только приехал в Белгород, ребята из команды очень мне помогали. Все они были деликатны и добры ко мне, рассказывали о городе, о супермаркетах – обо всём, так что мне было легко. Почти все игроки говорят по-английски, и мне это сильно помогало. Джордж (Георг Грозер – диагональный «Белогорья» – прим. авт.) – он тоже легионер, и я провожу много времени с ним. Он хороший парень, с ним весело, и иногда я готовлю ему итальянскую пасту.

– Жизнь в Белгороде как-то изменила тебя?

– Да, конечно. Я стал более зрелым. Провести несколько месяцев в другой стране – это хороший опыт для меня. Я узнал новые вещи о волейболе, о жизни вообще. Я нашёл здесь много людей с настоящей страстью к этому спорту и при этом очень скромных, как, например, Сергей Тетюхин. Для меня он большой учитель. Ему немало лет для волейбола, и он один из самых скромных игроков, каких я только встречал в жизни.

– Белгород – небольшой провинциальный город. Тебе после жизни в Европе не скучно тут?

– Нет, совершенно нет. Я должен сказать вот что: все в России говорят, что Белгород маленький город, но для меня Белгород большой. В Италии не так много крупных городов. Я там живу в Падуе – это такой же город, как Белгород, может, немного меньше. Белгород я нахожу прекрасным. Он большой, но не слишком, и мне тут не скучно: в нём есть хорошие рестораны, где я могу провести вечер с друзьями, у меня очень хорошая квартира с телевизором, компьютером, прекрасная команда, с которой мы иногда встречаемся, когда нет тренировок. Для меня это важно. Мне вообще не нужно очень много вещей для жизни: я просто хочу играть в волейбол и иметь немного свободного времени, чтобы побыть вместе с друзьями и отдохнуть. Ничего особенного – просто ужин, чай, кофе – и мне достаточно.

– Кстати, о кофе. В интервью итальянским журналистам ты говорил, что тебя раздражает, что русские пьют слишком много кофе и днём, и вечером. Расскажи, почему это тебя удивило, ведь, как мы знаем, в Италии тоже обожают кофе?

– Нет, я такого не говорил. Я сказал, что это странный способ пить кофе – и во время ланча, и во время ужина. В Италии обычно пьют кофе после еды. Таким образом можно сначала оценить вкус еды, а потом уже – сильный запах кофе, а не смешивать две эти вещи. В Италии мы пьём много кофе, эспрессо, который отличается от того, что пьют здесь. В России, несомненно, много хороших вещей, но кофе к ним не относится (улыбается).

– Есть что-то ещё сугубо итальянское, без чего ты скучаешь в России? Чего тебе не хватает?

– О, да, я немного скучаю по еде, потому что в Италии еда особенная. По пасте скучаю, но я умею готовить её сам, так что всё в порядке. Я часто готовлю итальянскую еду в России. Немного скучаю без вина, но я уже нашёл несколько магазинов, где продаётся очень хорошее вино. Иногда я хожу в ресторан к Сергею Тетюхину – у него прекрасное итальянское вино, и еда тоже очень хороша. Иногда мы встречаемся там с Джорджем и другими ребятами из команды, чтобы просто побыть вместе, поговорить. Сейчас я в порядке, но уверен, что пройдёт несколько месяцев и я заскучаю без моей семьи и лучших друзей. Я знаю, что это часть моей жизни, что я сам решил выбрать этот путь, но иногда это тяжело.

– Почему после года жизни в России ты так и не заговорил по-русски?

– Это очень трудный язык для меня. Он не похож на английский или итальянский – более простые языки. Я пытаюсь выучить, выучил немного, но говорить мне трудно. Если кто-то говорит со мной по-русски медленно, я понимаю. А говорить самому мне пока сложно. Я, конечно, хочу заговорить по-русски, мне просто нужно больше времени.

– Расскажи о своём распорядке дня. Чем ты занимаешься в Белгороде, кроме тренировок?

– По утрам я всегда очень голоден. Так что когда я встаю, сразу иду готовить завтрак. Мне нужно время, чтобы лучше проснуться, чтобы сделать кофе, послушать музыку или посмотреть немного ТВ или что-то в Интернете. Затем я готов к первой тренировке. Обычно это фитнес с утра. После фитнеса у нас ланч, потом отдых дома. Я не использую это время для сна, я сплю не слишком много – только ночью. Когда не сплю – смотрю фильмы, слушаю музыку. Сейчас, когда я в России, общаюсь с моей семьей и друзьями по скайпу. Потом у нас вторая тренировка, уже с мячом. Затем ужин, и мы к этому времени уже очень голодны после двух тренировок. Иногда я так устаю, что просто хочу прийти домой и улечься на диван. Я люблю диван. В моём будущем доме я потрачу кучу денег на диван (смеётся).

– Поговорим о спорте. Твой отец – известный волейбольный тренер. Был ли волейбол для тебя неизбежен как спорт или у тебя была возможность выбрать, скажем, футбол?

– Я играл в футбол в детстве, был хорошим игроком и выиграл итальянский чемпионат с моей школой. Мой отец, когда я все же выбрал волейбол, сказал мне: «Что, чёрт возьми, ты делаешь? Ты будешь гораздо больше зарабатывать в футболе, почему ты выбрал волейбол?» Но, думаю, на самом деле он был рад. 15 лет назад я хотел заниматься обоими видами спорта – и футболом, и волейболом, но моя мама сказала: «Нет, у тебя ещё школа, ты можешь выбрать только один вид спорта». С этого времени я начал заниматься только волейболом. Я также занимался плаванием немного, мне это очень нравится. Но я был один, а мне больше нравятся групповые виды спорта. Пытался один день поиграть в баскетбол, но не понравилось. Я люблю пляжный волейбол, но у меня не хватает на него времени.

– Интересно, а как ты оказался на позиции связующего? Твой отец повлиял как-то на выбор этого амплуа?

– Это милая история. Я был нападающим в «Тревизо» и хорошо играл. Я был выше других ребят и прыгал лучше. Шаг за шагом я перестал прыгать, и другие игроки стали прыгать больше меня. Я также был хорош в приёме. Мой отец первым понял, что у меня больше возможности быть сеттером. Он поговорил со мной об этом, но я сказал, что хочу быть нападающим, потому что мне нравится зарабатывать очки. Тогда в нашей команде мы играли с двумя сеттерами, так что я был сразу и нападающим, и связующим. Я делал столько разных вещей, это было фантастикой для меня. В следующем сезоне я сменил команду и начал играть как сеттер. Вначале получалось не очень хорошо: я все ещё думал, что атаковать лучше. Но день за днём я понял, что мне это нравится и что я могу быть более хорошим связующим, чем нападающим. Я стал увереннее, и сейчас, конечно, мне нравится быть в этом амплуа.

– О связующих говорят, что они серые кардиналы волейбола, что именно они делают игру, хотя с виду остаются в тени. Им приписывают роль психолога команды – сеттер должен создавать позитивный дух на площадке, поддерживать благоприятную атмосферу. Ты ставишь перед собой такие задачи и справляешься ли с ними, как думаешь?

– Да, это действительно так. Со временем я понял, что связующий – самый важный игрок на площадке. Хороший сеттер должен быть лидером команды на тренировках и, конечно, во время матчей. Он никогда не должен сдаваться, всегда иметь «хорошее лицо» для остальных игроков, давать уверенность своей команде, когда всё идёт не очень хорошо. Это важно и трудно, но ты должен делать это, чтобы создать позитивную атмосферу в группе. Пожалуй, это самая важная вещь для сеттера, и я стараюсь делать это как можно лучше. Иногда мне не хватает энергии, но я знаю, что могу, и когда я это делаю, то чувствую себя лучше.

– А как ты относишься к критике? Чье мнение о твоей игре для тебя является важным?

– Не знаю, как в России, но в Италии нет культуры спорта. Сегодня ты выигрываешь матч – и тебя любят, а завтра проигрываешь – и сразу появляются критики, которые говорят о тебе не самые приятные вещи. Иногда я ненавижу таких людей. Я сам был фанатом, но никогда не высказывался плохо о любимых игроках или команде. Для меня мнение моего отца, моей семьи и близких друзей – самое важное.

– Летом ты вернулся в Италию и снова надел майку от «Киндер Сюрприз» (спонсор итальянской сборной). В составе «скуадры адзурры» ты отыграл мировую лигу и чемпионат мира, где твоя команда выступила довольно плохо, заняв лишь 13-е место. Что скажешь, почему так вышло?

– Да, мы сыграли очень, очень плохо. Для нас это большое несчастье. В прошлом четыре года подряд мы выигрывали медали, но в этот раз мы полностью провалили этот турнир. Случилось много вещей: мы не показали хороший волейбол, потеряли доверие, начали проигрывать некоторые матчи уже в начале… Иногда так случается: ты проигрываешь матчи, турниры, и это нормально. Это важный опыт, который должен научить тебя чему-то. В данном случае – мою национальную команду. Я надеюсь, что этот опыт будет использован в будущем, чтоб больше не допустить тех же ошибок. Конечно, мы очень разочарованы. Но мы должны собраться и найти решение этих проблем. Я уверен, мы ещё вернемся.

– Сейчас «Белогорье» играет в чемпионате страны. Можешь сравнить итальянскую и российскую Суперлиги?

– Я думаю, играть здесь труднее, чем в Италии. Уровень волейбола в России выше. Здесь сильны в защите и подаче. В российском чемпионате лучший блок и подачи в целом, что и нужно, я думаю, для победы. Для меня как сеттера бывает трудно играть против такого агрессивного и тяжёлого блока. Сеттеру нужно быть точным, чтобы передавать высокие мячи и продолжать игру. Иногда это тяжело, но мне нравится, потому что я в лучшем чемпионате в мире. Это моя задача, об этом я мечтаю каждый год – играть в лучшем чемпионате, где я могу учиться всё большему и большему, чтобы быть лучше, чем вчера. Я хотел этого и нашёл, и очень рад этому.

– Драган, в Италии ты настоящая звезда: про тебя пишут в прессе, часто берут интервью, у тебя много фанатов в Европе. В Белгороде тебе не хватает этого внимания со стороны прессы и болельщиков?

– О, нет, я не звезда в Италии. Волейбол там не является спортом номер один. Да, у меня есть фанаты, но они особенно не беспокоят меня. У меня есть частная жизнь. Мне нравится, когда фанаты хотят сделать фото со мной или взять автограф – это нормально, это наша работа. Я был фаном тоже и знаю, как это важно – просто сделать фотку с любимым спортсменом. В России – да, этого меньше, может быть, потому, что я иностранец. Я уверен, что русские спортсмены здесь известны так же, как я в Италии.

– Между тем в России у тебя тоже есть фанаты. В соцсети «ВКонтакте» есть страничка, посвящённая тебе и твоей семье.

– Правда? Спасибо.

– Твои поклонники интересуются, появились ли у тебя новые татуировки за лето? Вот Грозер, к примеру, набил себе символ «Белогорья» – льва. Хочешь сделать такую же?

– У меня четыре тату. Новую я сделал этим летом. Это большой рисунок на спине, который пока никто не видел, потому что я всегда в одежде. Да, у Джорджа очень милая татуировка. Сделать такую же? Это возможно, возможно...

– А вот прошлой зимой как-то раз тебе пришлось снять одежду. Ты с командой отдыхал на озере, был в сауне, после которой нырнул в ледяную воду. Готов повторить свой подвиг?

– Это был фантастический опыт – после сауны в ледяную воду! Я в жизни не делал ничего подобного. Я чувствовал себя прекрасно, и да – хочу в этом году повторить это.

– Тебе больше не смешно, что русские мужчины носят обувь с мехом внутри? Ты готов к ещё одной зиме в России?

– Я был удивлен этому, да, но когда настали морозы, я понял, что этот вид обуви просто необходим. Так что сейчас, конечно, к зиме я готов!


для комментариев используется HyperComments