• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
24 сентября 2015 г. 10:17:32

Это далеко не самая экзотическая фраза, которую корреспонденты журнала «ОнОнас» слышали на военно-историческом фестивале «Белый город»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Дорогая, подай-ка палицу!
Фото Вадима Заблоцкого

В июле близ Шебекино разыгралось нешуточное побоище, а за ним и пожарище, а нам, как обычно, пришлось работать не щадя живота своего. Пока другие отдыхали, мы целый день болтали с бородатыми мужами обо всём на свете, околачивались в таверне, валялись на тенистых лужайках – словом, было нелегко.

Не подскажете, который век?

Ошибиться с дорогой на фестиваль сложно: на въезде в Шебекино машины, все как одна, сворачивают направо, к Заячьему хутору, делают небольшую паузу перед поворотом на луг – нужно собраться с духом, подвеску‑то жалко – и едут по накатанной в траве колее. В потоке с машинами двигаются пешие гости, прибывшие на автобусе, велосипедисты в фирменных костюмах. Все вдохновенно пыхтят и отдуваются. Мы приоткрываем дверь машины, словно в сауну: жара на улице стоит неимоверная – вылезаем и тоже принимаемся пыхтеть. В нагретом воздухе плавают волнующие ароматы копчёного дымка и шашлыка, жужжание роя голосов, слышны всполохи волынки.

На сцене харьковская группа Spiritual Seasons плетёт сложное, яркое музыкальное полотно из экзотических голосов тин-вистла (ирландской флейты), тягучей, как патока, волынки, банджо, аккордеона, скрипки. Один инструмент в руках музыкантов сменяет другой, перед сценой сворачиваются хороводы, мелькают загорелые коленки в фигурах ирландского танца, взлетают в воздух растрёпанные макушки прыгающих людей. Фолковые мелодии Spiritual Seasons вспоминают музыкальные традиции средневековой Европы и тянутся через всю Россию до Алтая и Казахстана.

Гости прибывают и со стороны Шебекино, их перевозят крепкие парни на лодке. На берегу деловито возится мужчина с загадочным агрегатом: железным продолговатым цилиндром на деревянной основе. И вдруг вскрик «Откройте рот, не то оглохнете!» – раздаётся оглушительный залп в небо. Это самодельная ручница, или бомбарда, – огнестрельное оружие второй половины XIV века. Интересуюсь: неужели где‑то свободно можно приобрести порох?

«Не-а, мы делаем лицензии охотничьи, по ним можно купить и порох, и дробь – всё, что может понадобиться».

  • Харьковская группа Spiritual Seasons.

Своя атмосфера

Организаторам фестиваля, клубу военно-исторической реконструкции «Дружина», пришлось хорошенько попотеть при подготовке: деревянные конструкции, имитирующие ворота крепости, загадочным образом сгорели этой зимой, и их восстанавливали практически с нуля. Спустя пару недель после окончания фестиваля стены снова наполовину обгорели – то ли пострадали во время штурма крепости, то ли кто‑то сильно не рад присутствию на лугу оборонительной заставы.

Поговорить с белгородцами удалось только спустя десяток знакомств: участники фестиваля съехались со всех сторон: из Ельца, Воронежа, Ростова-на-Дону, Железногорска, Липецка, Орла, Харькова. Поселение фестиваля действительно напоминает стоянку средневековых воинов: большие шатры из ткани по типу армейских – общее пространство столовой, несколько палаток поменьше – для ночлега. В быту не используются синтетические материалы: только кожа, глина и холщовая ткань, только хардкор.

Гости фестиваля резко отличаются от участников: спортивные шорты против самотканых платьев и рубах, сшитых вручную, шлёпанцы против чудесно-мягкой кожаной обувки, ветреные причёски против аккуратных кос или спрятанных под платок волос. Средневековые красавицы совсем не теряются на фоне длинных ног и обнажённых плеч, скорее, наоборот – притягивают взгляды своей непривычно целомудренной красой. Височные кольца, звенящие серьги, сложно вышитые пояса – ах! – глаза разбегаются в этой красоте.

Развлекались не покладая рук

В таверне на столах – самодельное пиво, медовуха, эль. Здесь же проходит весёлый конкурс на самую красивую женскую косу и самую роскошную бороду. Милые и трогательные тоненькие хвостики маленьких девочек, чудесные зрелые косы ниже талии, по‑мюнхгаузенски подкрученные усы и аккуратно подстриженные бороды измеряются специальной палочкой с зарубками, жюри оценивает эффектность волосистых «аксессуаров».

«Когда будет конкурс на лучшие волосы на груди?» – басит кто‑то в толпе.

На фестивале развернулась великолепная ярмарка: самодельная ткань, обувь ручной работы, кованые украшения, вполне себе боевое оружие. Оно не заточено, но по весу и конструкции точно повторяет оригинальное. Мастера и рукодельники относятся к делу со всей серьёзностью: изучают находки в музеях, ездят на раскопки, штудируют исторические труды в библиотеках.

Гости примеряют на себя доспехи и кандалы, но большинство из них, нахлобучив шлем и сделав фото, стремительно разоблачается: жарко да и тяжеловато. Полный комплект снаряжения весит 25–30 кг, не считая оружия. Под доспехи надевается толстый ватный костюм, некоторые используют хоккейную защиту – сражения достаточно травмоопасны.

Развлечения на фестивале своеобразные: соревнования по меткости в метании топора и копья, состязания лучников, метание сковороды. В ожидании воинских поединков на ристалище разгорается неравный бой юношей и девушек. У девчонок в руках – скрученные мокрые полотенца, оружие парней – вода в стаканчиках. Шутливый поединок заканчивается неясным результатом: кого‑то окатили водой прямо из огромной бочки, откинув неэргономичные стаканчики; мужские бока и спины, и без того обгорелые на солнце, исполосованы вдоль и поперёк. Все мокры и счастливы и, видимо, победили.

  • Измерение бороды.

Меч в рот не клади

Наконец наступает самая зрелищная и долгожданная часть фестиваля – сражение воинов. Начинается всё с парных боёв. Прихватив тёплой, но очень ароматной медовухи, разваливаемся на травке у поля брани, надеясь расслабиться и полениться, глазея на постановочное сражение, и вдруг… воины друг напротив друга схватываются с такой неожиданной силой и экспрессией, что я подпрыгиваю на месте. Это, конечно, игра, оружие не заточено, и кровной вражды между бойцами нет, и в то же время всё очень по‑настоящему. Мечи лязгают о щиты, звенят кольчуги, глухо сталкиваются противники. Поверженный воин, согласно правилам, уже не поднимается.

В победившей паре – невероятно рослый и плечистый человек, настоящий Голиаф. Одного из соперников он поверг наземь одной рукой. Нужна недюжинная отвага, чтобы столкнуться с таким. Новые бойцы применяют стратегическую хитрость – разделяют соперников и пробуют уложить их поодиночке. План удачный, но осуществить его они не успевают: Голиаф не только сильный, но и быстрый и ловкий.

И вот наконец всё замирает: идут приготовления к бугурту – групповому сражению. Рефери обходят ристалище, обнесённое двойным заграждением из столбов, врытых в землю, между которыми натянуты верёвки:

«Отойдите на безопасное расстояние, придержите детей, не пересекайте вторую черту ограждения!»

Сражение планируется нешуточное. Где‑то неподалёку маячит машина скорой помощи, врачи, один из которых поразительно похож на нашего президента, стоят в полной боевой готовности. Верные девы дают воинам напиться воды из кувшинов, оруженосцы помогают упаковаться в доспехи – самостоятельно человек с трудом даже поднимается с земли. Перепуганный пёс заметался по полю, тщась вырваться из плотного кольца людей. Кто‑то хватает его за загривок и помогает выйти наружу – счастливый четвероногий тотчас несётся к своему лагерю. На меня глазеет огромная оскаленная волчья шкура на плечах участников одной из команд.

Воины становятся в шеренги по 12 человек, обмениваются последними советами, и… начинается. Напряжение возросло до предела. Когда бойцы двинулись навстречу друг другу, показалось, что задрожала земля. Заварилось настоящее побоище: топоры на многометровых ручках обрушиваются на головы противников, копья впиваются в окольчуженные бока, слышен топот и грохот падающих тел.

На второй раунд способных сражаться стало меньше. Разгорячённые русичи советуются о тактике, но и противник подготовился – внезапно перед самым началом он перестроился и пошёл «свиньёй». Внезапно схватка перемещается в наш угол: сцепившиеся бойцы падают на первое ограждение, выкорчёвывают столбы из земли, мы вскакиваем, чтобы не быть тут же изрубленными топорами, но всё утихает – один воин повергнут, но исхитряется утянуть за собой своего «убийцу». Оба остаются лежать на земле.

Ряды редеют, но схватка продолжается в третий, четвёртый раз. Русичей всё меньше, но они бьются отчаянно – сдаваться невозможно! В конце концов побеждает отряд европейских воинов XIV века, а мы, утомлённые долгим днём и совершенно измотанные напряжением битвы, ползём к нашей расплавленной машине.

Рядом двигается семья, уставшая не менее, и из последних сил мама даёт наставления своему чаду. Наверное, примерно так поучения звучали в средневековье:

«Вынь меч изо рта – порежешься!»

Фоторепортаж с фестиваля смотрите здесь.


для комментариев используется HyperComments