• 66,92
  • 76,08
  • 2,41
27 марта 2018 г. 15:10:19

Междоусобицы и людское невежество превратили некогда прекрасный особняк в развалины

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Дом Мухановых. Как две совы напророчили трудную судьбу дворянской усадьбе
Таким был дом Мухановых в начале ХХ века. Фото из архива Марины Хеес

«В нашем зале на первой лестничной площадке, ведущей на верхний этаж, было венецианское окно с цветными стёклами. В марте 1917 года оно разбилось. И когда ночью мы покидали дом, то увидели, что две большие совы сидят на люстре в центре потолка, совершенно слепые от солнечного света. Им пришлось пересечь длинный зал и половину огромной комнаты, чтобы вылететь на улицу. Няня сказала, что это плохой знак, и мы никогда не вернёмся сюда снова».

Об этом написала в дневнике Надежда Муханова, дочь знаменитого белгородского предпринимателя Николая Евграфовича Муханова.

Модерн и новации

Предвидение няни сбылось. Великолепный дом в Весёлой Лопани больше никогда не увидел своих хозяев. После революции 1917 года его, как и семью Мухановых, ждала совсем другая жизнь.

В начале 1900-х предводитель белгородского дворянства Николай Муханов (1864–1933) в своём имении в Весёлой Лопани построил дом площадью около 1 900 м2. Здание расположилось в нескольких метрах от винокуренного завода, основанного Николаем Евграфовичем. Так хозяину, активному общественному деятелю, легче было контролировать производство и раскинувшиеся неподалёку сельскохозяйственные угодья. Полдня он проводил в Белгороде на совещаниях, а после обеда возвращался к семье и хозяйственным делам в усадьбу.

Дом стоял на живописном холме, окружённом плодородной пашней. От дома вниз вела дорожка к пруду. Владелец облагородил территорию, заложив перед зданием липовую аллею, оформил въезд аркой.

Николай Муханов сам разработал проект здания в духе модного тогда модерна, украсив его присущими этому стилю башней, витражными окнами, узорчатой кладкой, резными деревянными деталями, изразцами. Будучи человеком прогрессивным, он оснастил жилище всеми известными к тому времени новинками: телефоном, бассейном, центральным отоплением. Коммуникации, проложенные для завода: водопровод и электростанция – служили и в доме.

Надежда вспоминала, что однажды в особняке появился пылесос (это в начале‑то XX века!):

«Я помню, как слуги пришли, чтобы восхититься и поглазеть на него. Вместе с ним был буклет, на котором изображалась женщина с очень длинными волосами, которые она сушила с помощью шланга пылесоса».

На работу и обратно хозяин ездил на «Мерседесе», который приобрёл одним из первых в городе.

Но помещик заботился не только о собственном благополучии. При его финансовой поддержке в селе появились железная дорога, школа, двухэтажное общежитие для рабочих. В годы Первой мировой войны он вместе с братом Георгием на свои средства оборудовал санитарный поезд.

 



  • Надежда Муханова с детьми у дома.

  • Дом Мухановых сегодня навевает горестные мысли.

  • Табличка обещает дому благополучное будущее.

Доброта как основа

Красоте дома соответствовали человеческие отношения. Домочадцы были доброжелательны друг к другу и окружающим. Для родственников и военных, бывших в Белгороде на манёврах, устраивали пышные обеды. Постоянными гостями дома были сёстры Николая Евграфовича Ольга (в замужестве Понофидина) и Зинаида (в замужестве Софиано, впоследствии бабушка академика, общественного деятеля, лауреата Нобелевской премии мира Андрея Сахарова) с семьями. Все они очень дружили.

«Кроме больших обедов со множеством гостей, мы обедали с нашими родителями. По окончании трапезы мы всегда подходили к ним поблагодарить их, целуя и обнимая»,– вспоминала дочь Николая Муханова – Надежда (в замужестве Хикель).

Дети хозяев Надежда (1904–1994) и Николай (1906–1964), которых назвали именами родителей, росли в большой любви.

Слуг своих хозяева не воспринимали как чужих людей. Во всех делах работников Мухановы принимали живое участие, заботились о них.

«Мне, как ребёнку, не было числа подаркам от Мухановых. Сама княгиня Надежда Николаевна собственноручно связала и подарила два гарусных, очень красивых одеяла», – вспоминала жительница Весёлой Лопани Зинаида Кушнаренко, мать которой работала в доме Мухановых.

Хозяйка усадьбы организовывала весёлые свадьбы рабочим винокуренного завода. А Николай Евграфович по окончании сезонных работ, после расчёта с наёмными работниками, лично благодарил каждого, пожимая руку.

«За хорошую работу люди получали подарки к праздникам, памятным датам. К Муханову охотно шли работать из соседних деревень: он хорошо платил и не обижал рабочих», – делилась Кушнаренко.

Ещё одна из весёлолопанских старожилов, Мария Косовцова, вспоминала, как трепетно относился к своей хозяйке, Надежде Мухановой (урождённой княжне Касаткиной-Ростовской), кучер Кузьма Зюбанов:

«Очень любил Кузьма Иванович барыню. Нравилась ей быстрая езда на русской тройке. Необычайно красива и добра была княжна».

И всё наследие

Спустя почти 90 лет после революции родные кучера передали в белгородский музей народной культуры деревянный буфет, подаренный, согласно семейному преданию, барыней своему работнику.

«Может, потому он и сохранился, что навевал на владельца тёплые воспоминания?» – предположила сотрудник музея Татьяна Вьюнник.

Этот буфет сегодня остаётся единственным экспонатом, хотя бы косвенно связывающим нас с весёлолопанским домом. Сами хозяева уехали в Крым после отречения от престола царя Николая II в марте 1917 года, совершенно не предполагая, что это навсегда.

Когда во время Гражданской войны Белгород перешёл в руки Белой армии, Николай Муханов вернулся в Весёлую Лопань, чтобы забрать хоть какие‑то ценности, оставшиеся в особняке. И застал тяжёлую картину.

«Дом полностью разграбили. Только в дверях стоял застрявший рояль – его не сумели протащить. Для отца было огромным потрясением видеть, что созданный им любимый дом разрушен и испоганен», – описала позже его впечатления дочь.

 

  • Николай Муханов.

  • Буфет, который подарила княжна Муханова кучеру Кузьме Зюбанову.

Из детдома в забытьё?

Впрочем, понимая, что надо спасать все имения от грабежей, в 1918 году в уездах стали принимать указы о том, что «помещичьи усадьбы с находящимися в них хозяйственными постройками не подлежат разрушению и распределению. А должны быть использованы для общественного употребления под школы, больницы, кооперативы, артельные трудовые товарищества и т. п.».

Так сохранился спиртзавод (который работает до сих пор), а в Мухановском особняке после Гражданской войны организовали детский дом. В его стенах во время Великой Отечественной войны разместили госпиталь. После победы дом передали под общежитие спиртзавода, где до 1994 года жили рабочие. И худо-бедно особняк ещё держался, хотя и нуждался в ремонте. Но, оставшись без присмотра, стал сдавать на глазах.

Около десяти лет назад общественность забила тревогу: дом Мухановых разрушается. Специальная комиссия обследовала здание. Архитекторы разработали проект его реконструкции. Начались ремонтные работы: на здании заменили крышу. Но дальше дело не пошло.

Сегодня вид объекта культурного наследия регионального значения, охраняемого государством, вызывает горестные мысли. В 2014 году его передали в собственность Белгородского района, который, к сожалению, не располагает средствами на восстановление дома.

Вот какой ответ на свой запрос получила редакция из комитета социальной политики администрации Белгородского района:

«Для проведения ремонтно-реставрационных работ памятника культурного наследия «Дом Мухановых» необходимо более 50 млн рублей. Решить эту задачу силами муниципалитета крайне сложно, администрацией Белгородского района подана заявка на включение объекта в вышеуказанный областной перечень (строительства, реконструкции и капитального ремонта объектов социальной сферы и развития жилищно-коммунальной инфраструктуры Белгородской области – прим. авт.). В целях развития туристического потенциала муниципального района «Белгородский район» Белгородской области по завершении ремонтно-реставрационных работ на базе дома Мухановых планируется создание музея усадебной культуры, посвящённого русской усадебной культуре XIX века – начала XX веков и истории рода Мухановых».

Дождётся ли знаменитый памятник перемен в своей судьбе? Не хотелось бы верить, что 100 лет назад две совы предрекли ему не только прощание с хозяевами, но и собственный конец.



Редакция благодарит внучку Николая Муханова Марину Хеес, а также жительницу Весёлой Лопани Светлану Пашкову за помощь в подготовке статьи. Использованы воспоминания Надежды Мухановой (Хикель) и книга Светланы Пашковой об истории Весёлолопанского спиртзавода «Годы и люди».


для комментариев используется HyperComments