• 57,47 ↓
  • 67,56 ↓
  • 2,16 ↓
1 декабря 2016 г. 13:47:58

Как Николай Васильев построил фундамент аграрных достижений Белгородчины

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Добрые дела не имеют срока давности
Фото Анатолия Лукьянова

5 декабря видному государственному деятелю Николаю Фёдоровичу Васильеву исполнилось бы 100 лет. Судьба подарила ему долгую – 95 лет – жизнь. Родился в 1916 году в Оренбуржье, высшее агрономическое образование получил в Таджикистане. Прошёл войну, заслужив несколько орденов, майорский чин и «почётное звание» инвалида II группы.

Диапазон работы в Днепропетровской области, где начинал трудовой путь, – от директора МТС до председателя облисполкома. С 1971-го по 1979 год был первым заместителем Председателя Совета Министров РСФСР, а затем десять лет – министром мелиорации и водного хозяйства СССР. Но для белгородцев особенно важно, что с 1964-го по 1971 год Николай Фёдорович Васильев был первым секретарём Белгородского обкома КПСС. С тех пор прошло более 45 лет, но и сейчас в нашей области о Николае Фёдоровиче можно услышать добрые отзывы.

Аграрная реформа

Он возглавил Белгородскую область, когда страна всё больше урбанизировалась, всё дальше уходила от быта военного времени. Потребность в качественных, недорогих продуктах питания увеличивалась с каждым годом. Но архаичное сельскохозяйственное производство не могло их дать.

Каждый руководитель региона задумывался над тем, как достигнуть продовольственного изобилия. Задумался над этим и Николай Фёдорович Васильев. Были детально проанализированы итоги деятельности аграрной отрасли региона. Выяснилось, в частности, что свинину производило 406 хозяйств области. Прибыль получали только те коллективы, которые продавали не менее 600 центнеров мяса. Но в целом отрасль дивидендов не приносила, потому что на каждое хозяйство в среднем приходилось всего 530 центнеров продукции. Поэтому мясом никто не хотел заниматься. Эти и другие данные свидетельствовали о том, что надо менять систему хозяйствования на земле.

Ещё и сейчас можно услышать мнение, будто заслуга Васильева в том, что Белгородчина стала инициатором концентрации и специализации животноводческой отрасли. Но если быть точным, идея перевода сельского производства на индустриальную основу родилась не в нашей области. К тому времени в некоторых регионах уже были построены крупные специализированные хозяйства, которые стали именовать спецхозами. Но они были «точечными», «образцово-показательными», один–два спецхоза на республику, край или область. Николай Фёдорович придал этой работе масштабность. Фактически речь шла о глубокой аграрной реформе, проводимой в отдельно взятом регионе в рамках колхозно-совхозной системы.

«Начиная специализацию, мы исходили из того, что… сельское хозяйство должно перенять от промышленности принципы массового производства продукции – поточность, ритмичность, кооперирование», – объяснял Васильев в своей книге «Моя жизнь в воспоминаниях и размышлениях».

Коренному переустройству была подвергнута, прежде всего, животноводческая отрасль, в которой господствовал ручной труд. Запланировали создать 19 (по одному в районе) спецхозов по производству свинины, 10 – по производству говядины (чтобы минимизировать расходы на доставку кормов, их строили вблизи сахарных заводов, в качестве отходов производства получавших жом), 10 птицефабрик по производству яиц и несколько спецхозов по производству шерсти. Огромные мощности – каждый комплекс включал в себя десятка два–три серьёзных объектов – надо было построить и освоить в кратчайшие сроки.

Как на дрожжах

А ведь для возведения и освоения таких мощностей в области фактически не было ничего. Ничего, кроме искреннего стремления организаторов производства ввести аграрную реку в индустриальные берега, приблизить быт сельских тружеников к быту горожан. Но что в нашей жизни главнее желаний, стремлений и убеждений?! Одновременно вели наступление на многих фронтах. Удалось едва ли не с нуля сформировать базу сельской стройиндустрии – проектные, строительные организации, предприятия стройматериалов. Была создана новая для региона отрасль – кормопроизводство. За год построен комбикормовый завод мощностью 300 тонн комбикормов в сутки, на витаминном комбинате освоено производство провитамина А, на заводе лимонной кислоты – витамина В12, на спиртзаводах – кормовых дрожжей. Комплексы наполняли оборудованием, которое порой в стране не производилось. Шаг за шагом отрабатывали новые технологии получения мяса на промышленной основе.

От одного перечисления масштабных вопросов (перечислено, как вы, читатель, понимаете, далеко не всё) голова кругом. А надо было вникать в сотни, тысячи различных тонкостей. Одна деталь. Для того чтобы хавроньи меньше двигались и быстрее прибавляли в весе, уменьшили площадь оконных проёмов. Поросятам же световую площадь увеличивали – так они быстрее росли. Выяснилось, что поросячьим «квартирам» нужен особый микроклимат – сделали.

И сельскохозяйственная отрасль экономики Белгородчины при Васильеве поднималась как на дрожжах. Ежегодная мясная прибавка – процентов 15, яичная – 10, молочная – 5 процентов. За годы, когда он руководил областью, производство мяса увеличилось в два раза. Таких темпов не показывал ни один регион страны.

Гипертонический криз

Но переустройство проводилось не только в животноводстве. Кроме того, никто не снимал с руководителей области ответственности за развитие горнорудного комплекса, других отраслей промышленности, никто не гладил по головке, если оказывались невыполненными планы по развитию социальной сферы. Каково было Николаю Фёдоровичу, затеявшему эту, как казалось его оппонентам, бесполезную канитель?

Оппоненты были и среди коллег, и среди сельских жителей. Некоторые руководители считали, что от капитальных вложений можно получить большую отдачу, если не концентрировать их в спецхозах, а распределить по колхозам и совхозам – так сказать, всем сёстрам по серьгам. Пришлось убеждать – на пленумах партийных комитетов и активах, на общих собраниях колхозников, в рабочих аудиториях. В этих целях активно использовали средства массовой информации. В книге «Моя жизнь в воспоминаниях и размышлениях» Николай Фёдорович тепло отозвался о газете «Белгородская правда», которая через несколько месяцев будет праздновать столетний юбилей.

Приходилось держать строгий отчёт и в высоких инстанциях. Когда область вступила на путь специализации, было установлено, что регион должен выполнять ежегодные планы продажи зерна государству. А всё, что мог бы продать сверх плана, он имел право оставлять у себя. Однако вскоре пришлось объясняться сначала с членом Политбюро ЦК КПСС А.П. Кириленко, а затем и с другим членом Политбюро ЦК КПСС – М.А. Сусловым. Разговор, вспоминал Николай Фёдорович, был очень тяжёлым. Право области не продавать государству сверхплановый хлеб он отстоял, но был обвинён в местничестве, в непонимании государственных интересов. Последовал гипертонический криз, который надолго выбил Васильева из колеи.

Мне иногда доводилось беседовать с Николаем Фёдоровичем, находившимся на заслуженном отдыхе. Он был высок и слегка сутуловат, но не массивен. Глядел на него и порой не верил, что этот, как мне казалось, по‑деревенски простодушный человек способен на неординарные решения, на риски, на упорство в достижении цели, на умение добиваться своего в самых сложных ситуациях. Николай Фёдорович никогда не считал, будто осчастливил человечество, никогда не думал, что он лицо исключительное. Но «я не мог примириться с утверждением о том, что сельскохозяйственное производство – это чёрная дыра, а работники сельского хозяйства – скопище пьяниц и дураков… И это тоже было одним из побудительных мотивов моей работы», – писал Васильев в своей книге «Моя жизнь в воспоминаниях и размышлениях».

Команда единомышленников

Васильев уехал из области в Москву в 1971 году. Но здесь остались материальная база аграрной отрасли, которая была при нём и им создана, взаимосвязи, налаженные между участниками хозяйственной деятельности, опыт выращивания высоких урожаев и получения высоких привесов. Всё это стало достоянием области, трудовых коллективов.

Осталось и ещё одно, быть может, самое ценное достояние. Из местных руководителей Васильев создал команду, которая не только разделяла его взгляды на идеологию реформирования сельскохозяйственного производства, но и накопила солидный опыт проведения реформ. Смотрите: до 1970-х годов прошлого века область возглавляли люди приезжие. Имею в виду М.К. Крахмалёва, А.В. Коваленко и самого Н.Ф. Васильева. Безусловно, они руководители, скажем так, первой руки. Но «вживаться» в область им пришлось не месяц–два.

Николай Фёдорович изменил эту традицию. Позвали в Москву – предложил доверить должность первого секретаря обкома партии М.П. Трунову. Позвали в Москву М.П. Трунова – поставили во главе региона А.Ф. Пономарёва, ставшего впоследствии Героем Социалистического Труда. Из команды Васильева и такие партийные и государственные деятели, как А.В. Романцов, Н.С. Игрунов, В.П. Соболев, А.Г. Кадин, В.В. Булыгин, Л.В. Енин. Из этой команды дважды Герой Социалистического Труда В.Я. Горин, Герой Социалистического Труда Я.Т. Кирилихин, многие другие председатели колхозов. Они сумели развить инициативы Васильева. В 1990 году по сравнению с 1964 годом производство яиц было увеличено в семь раз, мяса – почти в шесть раз, молока – в 2,8 раза.

Продолжение следует

Штормовые 1990-е, казалось бы, поставили крест на идеях бывшего первого секретаря. Либеральная общественность вовсю трубила о преимуществах фермерства, об изначальной порочности колхозов, совхозов и всего того, что родилось при советской власти. И пошла гулять по сёлам злая энергия, оставлявшая после себя осколки ферм и комплексов, которые в некоторых регионах ещё и сегодня страдальчески глядят на мир пустыми глазницами окон.

Эта злая энергия заглядывала и в нашу область. Но разгуляться ей не дали люди, по духу и взглядам близкие Николаю Фёдоровичу. Можно сказать, его наследники. Они сумели взять всё лучшее из того, что в свое время предлагал партийный глава области, привить это лучшее к условиям хозяйствования, которые именуются рыночными отношениями.

Постепенно были созданы новые хозяйственно-экономические отношения на селе. В прошлом году Белгородская область произвела 1 миллион 600 тысяч тонн мяса – в десять раз больше, чем в 1990 году! Хотя можно ли сводить оценку всей работы только к производственным показателям? А переустройство села – дороги, газификация, жильё, школы, детские сады, больницы? У истоков всего этого тоже ведь стоял почётный гражданин Белгородской области Николай Фёдорович Васильев. И сегодня под руководством губернатора области Евгения Степановича Савченко продолжаются дальнейшая индустриализация промышленного и сельскохозяйственного производства, коренное переустройство социальной сферы городов и сёл, дорожное строительство и благоустройство – то, что является основой социального благополучия и общественной стабильности. Потому‑то и вспоминают с благодарностью Николая Фёдоровича земляки. Добрые дела не имеют срока давности.



Белгородские байки о Васильеве

Тормозок

Как‑то осенью в дальнем районе подъехал первый секретарь обкома партии Васильев к трактору, поднимающему зябь. Поинтересовался у тракториста, чем его кормят на работе. Выяснилось – ничем. Поэтому механизатор взял с собой в поле два сваренных вкрутую яйца, кусок солёного сала да краюху хлеба – так называемый тормозок.

Назавтра на пленуме райкома партии Васильев вышел к трибуне и сказал:

— Сегодня будем работать, как механизаторы в поле. И обедать будем так, как механизаторы.

И положил на стол президиума «тормозок»: два яйца, сало, хлеб. С того дня начали возить в поле механизаторам горячий обед.

Рыбалка

Однажды, рыбача на Северском Донце, увидел Васильев плывущие по воде пятна мазута. Подошёл к соседу по хобби и сказал, показывая на фиолетовые разводы:

— Посмотри, что делается. Единственная в округе приличная речка и та в мазуте. Куда только Васильев смотрит? Гнать его надо…

А в ответ услышал:

— Таких, как ты и я, пора прилюдно розгами стегать. Это ведь кто‑то из нашего брата нефтепродукты речке скормил. А Васильев на своём месте. Толковый мужик.



Слово о белгородцах

Если бы меня спросили тогда и сейчас: «Что самое ценное на Белгородчине?», не сомневаюсь: и тогда, и сейчас ответил бы: «Люди».

Преобразуя сельскохозяйственное производство, мы опередили страну на два десятилетия.

Горжусь тем, что мною была как бы создана школа, в которой росли и закалялись кадры, многие из которых вышли на республиканскую арену.

Можно смело утверждать, что Евгений Степанович Савченко разработал и провёл в жизнь собственную модель реформирования сельскохозяйственного производства и заслуживает самой высокой оценки за свои свершения.

Я не обижен знаками внимания, поощрениями, наградами. Но наивысшей для себя наградой считаю присвоение мне в 1996 году звания «Почётный гражданин Белгородской области».

Из книги Н.Ф. Васильева «Моя жизнь в воспоминаниях и размышлениях»


для комментариев используется HyperComments