• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
16 июня 2016 г. 18:41:43

История с благотворительным фондом и инвалидом получила неожиданное продолжение

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Добро по капле

«Белгородские известия» неоднократно обращались к теме деятельности благотворительных организаций, собирающих средства на нуждающихся в помощи или лечении. Более того, публикации вызывали прокурорские проверки, иск регионального управления Минюста о ликвидации одной из белгородских благотворительных организаций и становились предметом обсуждений – например, на заседании региональной Общественной палаты и на совещании в прокуратуре области.

Публикация «Помочь ещё одному?», которая вышла на страницах издания в мае 2016 года, вызвала неоднозначную реакцию упомянутых в ней граждан и организаций. В частности, в статье рассказывалась история волгоградского инвалида Георгия Коновалова, который нуждался в реабилитации в китайской клинике. Георгий заключил договор с благотворительным фондом «Капля добра» и даже привлёк к сбору средств на лечение волгоградские СМИ. Однако из собранных на его лечение денег он не получил от фонда ни копейки. По версии фонда, инвалид не выполнил условия договора. По словам Коновалова, фонд просто использовал формулировки договора, чтобы отказать ему в помощи.

В соответствии со статьёй 46 Закона «О средствах массовой информации» редакция приняла решение предоставить упомянутым в публикации участникам спора право на ответ.


Ответ благотворительногофонда «Капля добра»

В мае 2015 года на электронную почту фонда обратился гражданин, представившийся Коноваловым Г.Г., с просьбой оказать материальную помощь на реабилитацию в клинике г. Харбин КНР в размере 375 тысяч рублей с условием, что помощь должна быть оказана путём перечисления данной суммы на его личный счёт. Перечисление помощи на счёт лечебного учреждения он назвал недопустимым, так как он будет рассчитываться с врачами наличными «мимо кассы». Фонд отказался оказывать помощь Коновалову Г.Г. на таких условиях, как отказали ему все фонды, куда он обращался. В течение месяца Коновалов Г.Г. писал в фонд, умоляя оказать ему помощь. В итоге фонд пошёл ему навстречу, и 21 мая 2016 года с Коноваловым был заключён договор об оказании ему благотворительной помощи. Согласно условиям договора, к моменту получения помощи Коновалов должен был предоставить пакет документов (копия паспорта, копия СНИЛС, документы, подтверждающие материальное состояние, дополнительно — актуальная медицинская выписка в оригинале, заключение принимающей клиники). В связи с летним периодом сбор средств на оплату реабилитации не вёлся. Действия по привлечению средств начались в сентябре. Тогда же фонд напомнил Коновалову Г.Г. о необходимости выслать документы. Коновалов Г.Г. документы не предоставил, указав, что для него это неисполнимые требования, а мы мошенники и тянем время, требуя документы, обусловленные договором и разъяснённые под подпись. Тогда фонд сообщил Коновалову Г.Г., что без документов не сможет оказать ему помощь. После этого Коновалов начал себя вести агрессивно и оскорблять персонал фонда, писать угрозы. В последнем письме Коновалов Г.Г. сообщил, что ему нужно готовиться отмечать день рождения, а не тратить время на получение бессмысленных медицинских выписок. Коновалову Г.Г. было предложено перевести собранные на тот момент 25 000 рублей на счёт клиники, он отказался и заявил, что ему нужны деньги на личный счёт. Учитывая странное поведение Коновалова Г.Г., фонд связался с принимающей клиникой. Врач-невролог Тан Чан, к которому Коновалов Г.Г. собрался ехать и чья подпись стояла в приглашении на реабилитацию, сообщил следующее: в августе 2016 года Тан Чан приезжал с делегацией в г. Волгоград и Коновалов Г.Г. приходил к нему на приём. Тан Чан осмотрел его и дал заключение, что Коновалов Г.Г. не нуждается в лечении в их клинике и ему необходима реабилитация в домашних условиях. Данный факт Коновалов Г.Г. скрыл от фонда. Отказ Коновалова Г.Г. предоставить документы, указанные в договоре, был расценён фондом как нарушение договора со стороны Коновалова Г.Г.

Учитывая это и принимая во внимание информацию принимающей клиники, что он в реабилитации в данной клинике не нуждался, фонд расторг договор с Коноваловым Г.Г. По жалобам Коновалова Г.Г. в различные инстанции были проведены проверки фонда. В действиях фонда нарушений законодательства выявлено не было.

Фонд не осуществляет целевое пожертвование благополучателю в случаях отказа заявителем предоставить документы согласно договору, получения фондом официального ответа принимающей клиники о том, что благополучателю реабилитация в данной клинике не показана и благополучатель скрыл данный факт от фонда.

Автор статьи пишет: «А мама помогает организации собрать деньги на счёт, рассказывая о беде вживую и в соцсетях. Правда, деньги будут поступать не на счёт родителей, а на счёт этой самой организации. Маме объяснили, что так будет лучше. Она поверила». Данное утверждение не более чем выдумка автора с целью усилить негатив в адрес фонда и ничего общего не имеет с действительностью.

Вызывает сожаление, что автор публикации имеет весьма отдалённое представление о толковании норм права в области НКО и благотворительной деятельности, что, конечно, сказывается на его статьях, в которых он опирается на эмоции, а не на юридически значимые факты и нормы материального права. Фонд официально заверяет автора статьи в том, что и в дальнейшем будет принимать все предусмотренные законом меры для защиты деловой репутации фонда.

Подобные информационные атаки – безусловное свидетельство того, что фонд и его персонал занимают безупречную правовую позицию по событиям, изложенным в статье, а юридическое бессилие и отсутствие законных оснований как автора, так и Коновалова Г.Г. находят своё эмоциональное сублимирование на страницах данного СМИ.
Фонд считает недопустимым публикации недостоверных сведений, а также неполное или одностороннее предоставление информации, которое ведёт к искажению восприятия реально произошедших событий, фактов и их последовательности. При подготовке статьи к публикации и после её опубликования автор уклоняется от общения с фондом по событиям, изложенным в статье. Данные действия указывают на нежелание автора донести до читателей объективную информацию о действиях Коновалова Г.Г. и фонда в данной ситуации.

А.В. Ефремов, директор благотворительногофонда «Капля добра», г. Калининград


 

Ответ Георгия Коновалова

Вы случайно не знаете, каким термином в русском языке обозначается антиблаготворительность, нет? Вот и я тоже никак не могу подобрать слово. Наверное, это оттого, что в русском языке такого понятия нет. Русский человек на уровне инстинктов так устроен, что отказать другому, попавшему в беду, не может.

Прошло уже полгода, как я вернулся с лечения из Харбина, а директор благотворительного фонда «Капля добра» Андрей Вячеславович Ефремов всё пытается найти юридическое обоснование своему некрасивому поступку. Для тех, кто не в курсе, этот фонд полгода собирал деньги мне на лечение, а потом отказался их переводить под предлогом сомнений в подлинности моих документов.

Пожалуйста, вдумайтесь в эти слова: благотворительный фонд отказал в помощи инвалиду! И ладно бы отказал до подписания договора. У меня таких отказов с пару десятков наберётся. Нет. Они подписали договор, собрали с людей средства и не перечислили мне ни копейки.

А знаете, что самое в этой истории обидное? То, как всё это произошло. Пока шло время до моего отъезда на лечение, благотворительный фонд всё устраивало. И скан моего паспорта, и справка из Пенсионного фонда о доходах семьи, и пенсионное удостоверение, и приглашение-счёт из харбинской клиники. Пока люди жертвовали на моё лечение, переводя средства на счёт этого фонда, всё было «тип-топ». Когда я волновался, что сбор идёт очень медленно, директор фонда меня успокаивал: «Не волнуйтесь, Георгий, мы соберём, сейчас идут массовые публикации». Я ему верил, так как публикации действительно шли, что называется, «валом». Этот фонд буквально забомбил всю Волгоградскую область письмами с просьбой о помощи. Да они даже добились выхода сюжетов на местных телеканалах!

Но как только пришло время выполнять условия договора и переводить деньги, тут же мне на почту от директора фонда посыпались письма с претензиями. То им мой паспорт не понравился, то врач «не по правилам» написала диагноз в выписке, то начали придираться к приглашению из клиники. Эти люди делали всё, чтобы затянуть время до последнего. Так, например, летом 2015 г. китайский профессор, выдавший мне приглашение на повторное лечение, приезжал в Волгоград с акцией, посвящённой 70-летию Победы, и мы с ним встречались. Я этого никогда не скрывал. У меня даже фотографии этой встречи выложены на страничке в «ВКонтакте». Так они придумали, что якобы «профессор не рекомендовал мне приезжать на лечение». Но, позвольте, это же противоречит элементарной логике! Зачем профессор выписал мне повторное приглашение, если не видел смысла в моём приезде? Где логика? Тем более он знал, что наша семья состоит из двух пенсионеров и найти средства на повторную поездку за 5 000 км нам практически нереально. Хочу обратиться с вопросом к директору фонда: по его мнению, китайский профессор — садист? Ведь нормальные, порядочные люди так не поступают.

Почему до тех пор, пока шли средства на счёт этого фонда, я был для них «подопечным», а как только деньги были собраны, внезапно стал «подозреваемым»? Меня очень оскорбило такое поведение фонда. За те две кошмарные недели до отъезда я так переволновался, что не мог нормально спать, у меня пересыхало во рту, «бегали» чёрные точки на периферии зрения. Наши врачи даже подозревали сахарный диабет. Слава Богу, всё обошлось. Это было «нервное».

Вы меня извините, это никакая не благотворительность, это самая настоящая антиблаготворительность. Идеально работающая схема: сначала собрать пожертвования, а потом отказать тому, на кого собирали деньги, придравшись к присланным документам. Ведь люди, обращающиеся в благотворительные фонды за помощью, находятся в трудной жизненной ситуации. Ведь люди с инвалидностью — потенциальные жертвы. Видимо, расчёт на то, что человек, обманутый таким образом, не станет обращаться в правоохранительные органы и СМИ. Как мне в одном из писем написал директор «Капли добра» Ефремов А.В.: «Собрали мало. Вы уже можете отправляться на лечение, раз обладаете оставшейся суммой». Дорогие читатели, пожалуйста, вдумайтесь! Чувствуете, сколько «доброты» в этой фразе?

Нет, Андрей Вячеславович, на тот момент мы необходимой суммой не обладали. Но, к счастью, мир населён по большей части добрыми людьми. Нам в последний момент удалось занять необходимые 370 тысяч рублей, и с 10 ноября по 15 декабря 2015 г. я находился на лечении во Второй больнице Хэйлунцзянского университета китайской медицины, г. Харбин, КНР. Все подтверждающие документы (штамп в загранпаспорте о пересечении границы, авиабилеты туда-обратно, квитанция за проживание и выписка из больницы о пройденном курсе) имеются. Кроме того, во время лечения я вёл заметки на своей страничке в «ВКонтакте», сопровождая их фото- и видеоматериалами.

В последнем письме, отправленном директору фонда «Капля добра», я честно написал, что просто так эту историю не оставлю и буду добиваться правды всеми доступными мне средствами. Чуть больше месяца назад об этом вопиющем случае вышла статья на страницах газеты «Белгородские известия». Теперь директор «Капли добра» обвиняет меня и коллектив этой газеты в том, что «мы им подпортили репутацию». Андрей Вячеславович, это не мы вам её подпортили. Это вы сами себе её испортили.

 Наши подписи стоят под договором, в котором чёрным по белому написано: «Фонд обязан … до 25 октября 2015 г. перечислить все собранные к этой дате денежные средства на личный счет Благополучателя; предоставить отчёт о финансовых поступлениях в адрес Благополучателя на свои счета и их расходовании».

Ни отчёта (полагаю, это должна быть выписка из банка о поступивших пожертвованиях за срок действия договора), ни самих денежных средств я так и не увидел. Куда пошли пожертвования, которые посылали добрые люди мне на лечение, — неизвестно. И главное, почему директор благотворительного фонда «Капля добра» решил поступить так — до сих пор для меня остаётся загадкой.

Георгий Коновалов, инвалид 2-й группы, г. Волгоград


 

 

Комментарий редакции

Читая строки двух полученных редакцией ответов, автор этих строк невольно вспомнил английского мыслителя XVII века Джона Мильтона, который утверждал, что человек, полагаясь на дарованный Богом разум, сможет различать добро и зло, правду и неправду.

Этот человек – ты, читатель.

Два ответа – два взгляда на один и тот же конфликт. Столкновения мнений. Интерпретации событий.

Но при всём полярном различии позиций директора Ефремова и инвалида Коновалова мы находим в обоих текстах некие общие факты, которые признают обе стороны. А факт, в отличие от мнения, является первоэлементом журналистики. Этому учат на первом курсе любого журфака.

Факт № 1. Георгий Коновалов обратился в благотворительный фонд с просьбой о помощи, каковая была ему обещана. Стороны заключили договор.

Факт № 2. Благодаря кампании в волгоградских СМИ и социальных сетях добрые люди пожертвовали на лечение Коновалова некоторую сумму денег. Деньги поступили на счёт фонда.

Факт № 3. Благотворительный фонд «Капля добра» не перечислил из этой суммы Коновалову ни копейки.

Таковы факты.

Всё остальное — оценочные суждения сторон относительно того, кто виноват в сложившейся ситуации.

Мы уверены, что наши читатели — особенно те, кто захотят пожертвовать свои деньги этому или любому другому фонду (скажем, на лечение больного малыша из Губкина) — имеют право знать эти факты.

Мы ни в коем случае не утверждаем, что благотворительный фонд «Капля добра» нарушал закон. Напротив, как мы уже не раз отмечали в наших публикациях (и это подтвердили на состоявшемся в мае совещании представители областной прокуратуры и регионального управления Минюста), большинство фондов, занимающихся сбором пожертвований, не нарушают российских законов. В этом просто нет нужды. Потому что в российском законодательстве достаточно «дыр», позволяющих, например, отказать инвалиду в выплате денег, абсолютно законно (sic!) сославшись на грамотно составленный договор. Не случайно Андрей Вячеславович Ефремов ссылается в своём официальном ответе на «юридически значимые факты и нормы материального права».

Георгий Коновалов всё ещё надеется доказать в суде, что Андрей Ефремов его обманул. Лично я не верю, что ему это удастся. Договор был составлен грамотно. И приведённый выше ответ фонда — тоже грамотный. Проверки правоохранительных органов Калининградской области, куда он обратился, тоже не выявили никаких нарушений. Всё верно: любой суд опирается не на эмоции, а на нормы права.

«Но есть и Божий суд…» Не в укор Вам, Андрей Вячеславович: задумайтесь над этими словами.

Олег Шевцов, генеральный директор Издательского дома «Мир Белогорья»


для комментариев используется HyperComments