• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
13 мая 2016 г. 13:21:18

«Смена» побеседовала с олимпийским чемпионом 2012 года, бывшим доигровщиком ВК «Белогорье», за год сменившим несколько клубов

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Дмитрий Ильиных: Играть хочу до 40
Фото Юрия Бограда (архив)

Наш предыдущий разговор состоялся позапрошлой осенью. Доигровщик «Белогорья» переживал не лучшие времена: партнёры уже вступили в сезон, а он всё залечивал травму плеча. Но вышло как в том анекдоте: оказывается, это была ещё светлая полоса. Меньше чем за полтора года Дмитрий Ильиных (он же Сочи – по игровому прозвищу и месту рождения) волейбольного (и не только) лиха хлебнул сполна.

В родном клубе в сезоне 2015/16 сделали ставку на серба Ивовича, и Дмитрию пришлось чаще стоять в зоне запасных, чем играть. Ставка не сыграла (Марко уже нет в клубе), но и Дмитрий не удовольствовался ролью третьего-четвёртого в своём амплуа, а перебрался в «Газпром-Югру». В Сургуте случилась нашумевшая в прессе драка с совсем неигровыми травмами. Но через пару месяцев Дмитрий уже играл в чемпионате Катара за местный клуб «Аль-Райан».

Ильиных стал вторым легионером в этих краях, где в 1997 м отметился Евгений Соков. В Саудовской Аравии ветерану тогда пришлось непросто: до 50 градусов жара, строгие шариатские законы. С этой экзотической темы мы и начали разговор с Дмитрием.

– В Катаре так же строго с гендерным неравенством и строжайший сухой закон, как в Саудовской Аравии почти 20 лет назад?

– Мне сравнивать трудно, потому что Сокова я знаю, а про его вояж первый раз слышу. Когда он в этих краях отметился, мне было десять лет, занимался большим теннисом, и до встречи с Шипулиным и перехода в волейбол оставалось несколько лет. Поэтому расскажу, что видел сам. В Катаре строгие законы для местных, а к иностранцам относятся лояльно. Хотя оголённые плечи, мини-юбки и рваные джинсы, скажем так, не приветствовались. Алкоголь в Дохе продаётся только иностранцам, в специальных магазинах, по сумасшедшим ценам и специальным удостоверениям. Мне было не до этого: чаще после игр и тренировок отдыхал на крыше пятизвёздочного отеля возле бассейна и джакузи. На третий месяц приехала жена, и я перестал быть молчуном-отшельником. Многие местные говорят на английском, но я не большой полиглот.

– А как местный шопинг и кухня?

– Опять же, я не эксперт, да и супруга особо по магазинам не бегала. К тому же в Дохе всё очень дорого. Кухня отличается разве что многочисленными специями. Соки, лимонад – как везде, а вот плов очень вкусный, и едят его большой компанией. В доме, где мы гостили у руководителей клуба, иногда ели плов из большой чаши всей командой. Ложки для европейцев клали рядом, но мы ели, как и положено, руками. Вот и вся экзотика!

– А как же нестерпимая жара?

– Может, как южный человек, я её не заметил? А если серьёзно, то кондиционеры в своём номере отеля не включал. То ли Катар не такой жаркий, то ли время года было не то. А может, в оазисе посреди каменистой пустыни, на берегу залива всегда так...

– Как вообще возник вариант с «Аль-Райаном»?

– Это лучше знает мой агент Антон Бобров. Пока я переживал известные неприятности в Сургуте, он перебирал возможности продолжения моей карьеры. Можно было остаться в России, но в клубе-середняке или ниже. Поэтому катарская командировка пришлась очень кстати. Тем более что мне очень хотелось провести своеобразную перезагрузку, поменять обстановку.

– В Сургуте это было невозможно?

– У меня нет юридических претензий к «Югре»: со мной честно расплатились. Ну а чисто по-человечески... насильно мил не будешь. А о причине расставания и подробностях скандала в стиле «кто первый начал» говорить не буду. Смысла в этом нет никакого, страница перевёрнута.

– Дмитрий, информации об игре вашего катарского клуба очень мало, даже в Интернете. К тому же нанимать знатока арабских языков или полиглота накладно. Можно коротко рассказать о турнирах и результатах?

– Главный наш успех – завоевание Кубка Залива (не путать с Кубком Катара). В чемпионате мы финишировали вторыми и серебряным медалям были рады. Со мной поговаривали о небольшом продлении контракта и участии в Кубке Эмира. Но уже пора было домой и на переговоры в Москву. Не думаю, что я кого-нибудь сильно расстроил своим отъездом. Незаменимых нет. Я условно принял эстафету у поляка Бартмана, после меня в Катаре появились Вильфредо Леон и Иван Зайцев. Думаю, они справятся и проведут выгодные каникулы в перерыве чемпионатов России и Италии.

– Мы хорошо помним финал «Белогорья» с «Аль-Райаном». Каков уровень местных клубов по сравнению с нашей суперлигой?

– Думаю, пяток их клубов в нашей суперлиге удержались бы. Конечно, с учётом «фактора легионеров». Кстати, не все иностранцы тут «на каникулах». Есть бразильцы, сербы, ставшие гражданами Катара. Так что и сборная приличная по меркам региона.

– Наверное, пора вернуться к перспективам суперлиги и нью-москвича Дмитрия Ильиных. Не опасаешься конкуренции со стороны неслабых столичных доигровщиков? Бережко и Маркин стали главными героями победы над сборной Франции в отборочном олимпийском турнире, силу Бирюкова ты знаешь по совместным выступлениям...

– И всё равно незаменимых нет, так что надеюсь на лучшее. Вот Бакун заменил Зайцева – и не думаю, что сильно переживает насчёт конкуренции с Кругловым. Панков поконкурировал с Гранкиным – и пока поехал туда, где будет играть постоянно.

– Сделай осторожный прогноз: кто способен помешать «Зениту» доминировать в следующем сезоне: серебряное «Динамо», бронзовое «Белогорье», обладатель деревянных медалей «Югра» или вундеркинды из «Факела», если их не растащат другие клубы?

– «Белогорье» ещё не полностью определилось с составом, да и не думаю, что с моей стороны этично предсказывать выступления Белгорода и Сургута. А вот столице пора бы и «зарубиться» с Казанью. Буду рад, если смогу активно в этом поучаствовать.

– Не исключаешь своего возможного возвращения в «Белогорье» через какое-то время? В этом году аж четверо вернулись, хотя потом лишь один остался...

– Ничего не исключаю. Всё по большому счёту будет зависеть от уровня моей игры, от состояния здоровья. Сейчас я не чувствую себя почти тридцатилетним и хотел бы играть лет до сорока, как Сергей Тетюхин. А вот что жить буду в Белгороде после окончания карьеры – это почти наверняка.

– Не любишь мегаполисы и чужбины?

– Пожалуй. У нас тут как-то уютно, спокойно. Нет лишней суеты, шума. Надеюсь, так и останется и сам я не переменю своего мнения.

– Постоянство – штука полезная, как и постоянные хобби. Многие белгородцы – заядлые рыбаки, а уж сочинцу грех не любить этот вид отдыха...

– Да я, в принципе, иногда и не против, но без фанатизма. Кстати, морская рыбалка покруче прудовой. Но вот такой я неазартный рыбак: в том же Катаре ни разу не выбрался.

– Какие спортивные зрелища, книги предпочитаешь?

– Кроме волейбола, разве что футбол, лучше чемпионат Европы или мира.

– Последняя прочитанная книга?

– Что-то наш разговор на ЕГЭ начинает смахивать... Но я знаю точный ответ. Биография Майкла Тайсона «Беспощадная истина». Ох, он там и врезал: и по себе, и по окружающим! Часто читаю биографические книги, но тут просто верх откровенности.

– В 40 лет после окончания карьеры сам такую не напишешь?

– Да ни в коем случае!


для комментариев используется HyperComments