• 65,81
  • 75,32
  • 2,33
14 апреля 2018 г. 9:27:32

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Диагноз: ВИЧ. Почему в области растёт количество заражённых неизлечимым недугом

Цифры порой красноречивее слов. Первый случай ВИЧ-инфекции был зарегистрирован на Белгородчине в 1992 году. Прошло чуть более 25 лет, а врачи уже ведут счёт больных на тысячи. Всего за это время у 2 375 жителей нашей области проба на вирус иммунодефицита человека оказалась положительной. 105 человек умерли.

Переломить тенденцию пока не получается. 2017 год увеличил горестный список заболевших на 350 человек. Статистика трёх месяцев 2018 года также отразила сложившуюся динамику: плюс 103 впервые выявленных… «Неуклонный, стабильный рост, к большому сожалению, продолжается», – охарактеризовала ситуацию заведующая организационно-методическим отделом Белгородского областного Центра профилактики и борьбы со СПИД Антонина Акимова.

«Соль» в шприце

«И особенно много больных мы выявляем среди наркоманов, – рассказывает врач. – Потребление ими так называемой «соли» – по‑прежнему большая проблема. Эти синтетические психостимуляторы требуют более частого введения. «Соли» к тому же имеют, как правило, групповой принцип употребления. Другими словами, чужой шприц и уколы один за другим… Потому неудивительно: ещё полгода назад человек был чист, а сегодня его анализы кричат о ВИЧ-заражении… Но ведь наркоманы не изолированная каста. Они живут в социуме. Среди нас с вами. И, естественно, не афишируют, что подсели на иглу, и зачастую не знают, что больны. Ещё один возможный путь распространения инфекции среди населения – половой».

«Серьёзно ухудшилась ситуация в Шебекинском, Валуйском, Волоконовском районах, – показывает диаграммы доктор Акимова. – Но, с другой стороны, то, что, например, в Шебекинском районе в нынешнем году выявлено 15 ВИЧ-инфицированных, в Валуйском районе – 11 больных, говорит об активизации лечебно-профилактической работы. В ней участвуют и медики, и полицейские. Ведь очевидно: чем раньше больному поставят диагноз, тем скорее будет начата терапия. И человеку хорошо – состояние его здоровья стабилизируется, и обществу. Тот же наркоман, предупреждённый о своём ВИЧ-статусе, обязательно даёт расписку об ответственности за заведомое заражение других лиц».

Конфиденциальность гарантируется

«А с теми, кого больной мог заразить до того как узнал о своём статусе, у нас другой алгоритм работы, – отвечает на мой вопрос Антонина Александровна. – Нет, мы не стучим к ним в двери с требованием: «Открывайте! Вы, по нашим сведениям, контактировали с Иваном Ивановичем Ивановым». Мы вообще не имеем права упоминать какие‑либо фамилии».

«Близких приводят на обследование сами больные, – продолжает Антонина Акимова. – Что касается случайных половых связей, то нашему пациенту достаточно назвать имя партнёра и номер сотового телефона. Строго конфиденциально доктор вызывает этого человека на обследование. В большинстве своём люди приходят без отговорок. Звонок врача вызывает вполне объяснимую тревогу. Люди беспокоятся о своём здоровье».

Пока неизлечимая болезнь

— А есть ли надежда на выздоровление у тех, кому диагноз уже поставлен? – интересуюсь я.

— Увы, ВИЧ-инфекция – пока неизлечимое заболевание. Пожизненный диагноз. И ошибки, если человека официально уведомили о его болезни, исключены. Теоретически какие‑либо недоразумения возможны на начальных стадиях обязательно проводимого эпидемического расследования. В жизни случаются всякие истории. Бывают однофамильцы. Да ещё однофамильцы одного года рождения. Чтобы не допустить никаких казусов, мы выясняем у человека, действительно ли он сдавал кровь в таком‑то медицинском учреждении и в такое‑то время. Если все факты налицо, тогда вывод один: ошибки нет.

Выявить всё!

— Кто ведёт подобное расследование?

— Это компетенция в том числе врачей-инфекционистов районных больниц. Но обычно новенькие пациенты приезжают на приём в наш центр. В этом есть целесообразность. Потому что первый контакт с больным, сообщение ему диагноза – достаточно затратное моральное мероприятие. От пациента можно ожидать разных реакций. Недаром в штате нашего цент­ра работает психолог. Кроме того, мы обследуем пациентов комплексно. Приём ведут специалисты узкого профиля. Определяем сопутствующие патологии. Это может быть и гипертония, и диабет… Районы готовы помогать транспортом, чтобы привезти ВИЧ-больного к нам. Аналогичное отделение есть и в Старом Осколе.

— Вы не только обследуете свой контингент больных, но и назначаете лечение? Правда ли, что пациенты с вирусом иммунодефицита человека получают необходимые препараты бесплатно?

— Да, в нашей аптеке. Но только препараты от ВИЧ. Если у человека дополнительно выявлено какое‑либо заболевание, вопрос с лекарствами решается на общих основаниях.

ВИЧ-позитивные верят

— Антонина Александровна, встречаются ли пациенты, которые с порога заявляют, что в СПИД не верят?

— Вопрос веры активно муссируется в Интернете. Но на самом деле СПИД-диссидентов не так уж много. ВИЧ-позитивные люди ощущают симптомы болезни на себе. Или у кого‑то есть опыт. Скажем, кто‑то из знакомых легкомысленно относился к страшному диагнозу, и этот пофигизм ни к чему доброму не привёл. Знакомый умер, человека не стало. У подавляющего большинства наших пациентов отношение к здоровью адекватное, они регулярно проходят обследования.

Без дисциплины нельзя

— Люди умирают действительно от СПИДа? Не от заболеваний, которые СПИД провоцирует?

— Не далее как в прошлом году скончались 86 человек, стоявших у нас на учёте. Причина смерти двадцати из них – именно ВИЧ-инфекция. Дело в том, что люди, бывает, поздно обращаются за помощью. И болезнь мы выявляем на последних стадиях. Но те, кто начал лечение вовремя, имеют все шансы жить. Если даже какой‑то препарат окажется малоэффективным, врач назначит другое средство. Методов терапии сейчас много. От пациента требуется только одно: принимать лекарства в строгом соответствии с назначением врача. И, подчеркну, – пожизненно. Эксперименты, пропуски, пренебрежение дисциплиной неизбежно приведут к формированию лекарственной устойчивой формы вируса. Это будет серьёзным осложнением болезни. Кстати, убедить пациента лечиться добросовестно, качественно – работа не одного дня.

Время действовать

— Антонина Александровна, вернусь к цифре 103. Столько людей узнали о своём ВИЧ-диагнозе в нынешнем году. Много это или мало? Существует ли прогноз роста заболеваемости? Устанавливаются какие‑нибудь контрольные цифры?

— Установить контрольные цифры, наверное, не проблема. Как говорится, бумага всё вытерпит. Но будут ли параметры исполняться? Волюнтаристский подход здесь, думаю, всё‑таки не уместен. Результат появится, если сами люди поменяют стереотипы своего поведения. Мы не должны считать для себя зазорным и стыдным проходить регулярное обследование на ВИЧ-инфекцию.

— А где можно пройти такое обследование? В поликлинике по месту жительства участковый терапевт по часам работает, по талончикам принимает… На хлопоты времени нет.

— Здоровье дороже! Направление можно взять у дежурного врача, кровь сдать в процедурном кабинете. Тест на ВИЧ можно пройти и в нашем Центре профилактики и борьбы со СПИД по адресу: Белгород, ул. Садовая, 122а.

Многие люди почему‑то считают: СПИД – это что‑то очень далёкое и ирреальное. Какая‑то непонятная болезнь их никогда не коснётся. Опасное заблуждение! Большинство инфицированных, находящихся на учёте в нашем цент­ре, тоже когда‑то так считали. Коснулось. Кого винить? Пора легкомысленного отношения к СПИДу прошла. Не подвергайте себя опасности. Практически всё зависит от ваших поступков, – напутствовала в заключение Антонина Акимова.


для комментариев используется HyperComments