• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
23 октября 2015 г. 10:19:22

Корреспондент «ОнОнаса» на собственном опыте выяснила, что чувствуют те, кто летает на аэростатах

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Девочка на шаре
Фото Игоря Гончарова

Теория и практика полётов в Белгородской области от региональной Федерации воздухоплавания.

Женская философия аэростата

Вадим Радченко, президент Федерации воздухоплавания Белогорья, – человек, которого небесное пространство активно заманивало в свои сети с младых ногтей: сначала авиационным кружком, потом специальностью инженера-конструктора крылатых ракет в Харьковском авиационном институте. Семейный отдых в Крыму никогда не был пляжно-купательным, а проходил в полётах на всём, что способно было летать.

Вадим встречает меня в футболке с надписью «Мы редко бреемся и никогда не сдаёмся». Как бы владелец футболки с надписью ни открещивался, что это первое, что попалось ему под руку в темноте утра, и вообще, это футболка его брата, в каждом послании на груди я привыкла считывать намеренный посыл. Борода Вадима отвлекает внимание от его лукавой улыбки, предупреждающей о готовности в любую секунду выдать шуточку или забористую байку, коих за четырёхлетний срок существования федерации накопилось достаточно.

«У аэростата женская философия, – улыбается, но не шутит Вадим. – Объясняю: атмосфера состоит из большого количества слоёв, как сложный бутерброд. В каждом слое своё направление и скорость ветра. Мастерство пилота заключается в том, чтобы маневрировать между слоями, выбирая нужное направление ветра. Пилот не сражается со стихией, потому что не может её победить, но взаимодействует с ней, используя себе на пользу. Это и есть женская философия баллонинга, яхтинга и т. п.».

Аэростаты бывают трёх видов. В белгородской федерации, например, только тепловые (они же – монгольфьеры), в которых воздух в оболочке нагревается с помощью газовой горелки, питающейся от баллонов с пропаном.

Следующий вид – газовый – очень дорогостоящий: одно наполнение шарльера (а именно так он называется в честь французского учёного и изобретателя Жака Александра Сезара Шарля – прим. ред.) специальным газом легче воздуха стоит около 20 тыс. долларов. На таком шаре российский спортсмен Леонид Тюхтяев в компании американца Троя Брэдли пересёк Тихий океан, установив мировой рекорд по дальности и длительности пребывания в корзине воздушного шара – почти неделю беспосадочного полёта. В газовых аэростатах используются старомодные мешки с песком в качестве балласта.

Также существуют розьеры – комбинированный вид аппаратов с газом и горелкой.

  • Шар готовят к взлёту.

  • Президент Федерации воздухоплавания Белогорья Вадим Радченко.

  • Интереснее всего пролетать над посёлками, подглядывая в чужие дворы.

Не хулиганим

В Белгородскую область первый монгольфьер приехал из Брянска. Аэростат – это не только симпатичный шарик с корзинкой, где можно сделать предложение любимой девушке, но и вполне серьёзное воздушное судно. Его необходимо регистрировать в Федеральном агентстве воздушного транспорта, получать сертификат лётной годности, для чего документов готовят не меньше, чем для регистрации самолёта. На пилота аэростата можно выучиться в Подмосковье и Великих Луках. Для этого нужно пройти медкомиссию, сдать экзамены по теории и практике и налетать не менее 16 часов. Ну и оплатить учёбу, конечно.

«Для меня особенно привлекательно, что, с одной стороны, аэростат – это полноценное летательное средство, а с другой – простота его запуска и сопутствующих процедур, – поясняет Радченко. – Для взлёта и приземления подойдёт любая площадка 50 на 50 м без явных помех вроде огромных деревьев или ям. Летаем круглый год. Зима, например, хорошее время для постановки рекордов. Последний поставил пилот Игорь – поднялся на высоту 3 800 м. Теперь мы снова ждём зимы для установления нового рекорда.

Всё воздушное пространство разбито на зоны. Мы летаем в основном в зонах С и G. Есть специальная карта, и если ты собираешься стартовать в зоне G, то нужно сообщить в местный аэропорт – тебе не могут запретить здесь летать, но им необходимо быть в курсе. Это зоны, удалённые от аэропортов и активных самолётных путей, на небольшой высоте. Мы же преимущественно летаем в зоне С, поскольку до зоны G очень далеко ехать из Белгорода – около 40 км, почти в Прохоровку. Перед каждым полётом мы подаём заявку в Московский воздушный центр зонального движения, а так как Белгород приграничная зона, то и в ФСБ. Впрочем, сейчас это происходит достаточно быстро, так как репутация уже заработана – все знают, что мы не хулиганим».

Летит, а не птица, воет, а не зверь

Мы не можем просто взять и полететь в любой день на неделе: нужно дождаться относительного штиля – не более 5 м/c. Для этого воздухоплаватели мониторят платные интернет-ресурсы с прогнозами о поведении ветра на каждый час. В четверг, к примеру, ветер подходящий – около 2 м/с, но порывы достигают 8 м/с, и мы не можем стартовать. А вот в воскресенье погода обещает быть подходящей.

Мы встречаемся в пять утра, чтобы успеть добраться к месту взлёта до рассвета. Вылетать лучше на утренней заре или перед закатом: чем холоднее вокруг, тем меньше энергозатраты на нагревание воздуха внутри шара и тем проще ему взлетать.

  • Пилот управляет аэростатом с помощью газовой горелки.

  • Тень аэростата скользит по полям.

Две машины с прицепами привозят нас на туманную лесную поляну, они же будут преследовать нас по полям всё время полёта. По пути останавливаемся, чтобы проверить прогноз. Для этого используется находка XXI века – инновационный синий шарик с гелием: по нему пилот определяет толщину слоёв воздушного «бутерброда» и направление ветра внутри каждого.

Как гласит легенда, первая корзина для шара была сплетена из лозы. Спустя два с половиной века они по-прежнему плетутся из ротанга. Инженеры пробовали разные технологии, но в итоге вернулись к натуральному материалу: такие корзины упругие, лёгкие и хорошо взаимодействуют с влагой.

Сам аэростат в готовом к полёту состоянии весит прилично – около 900 кг. Всего в федерации восемь шаров, мы летим на небольшом «Белгороде», в который помещаются трое нетолстых человек и пилот. Второй экипаж из шести воздухоплавателей летит на самом большом аэростате Belaero.

Необыкновенная красота вокруг оттеняется влагой тумана и пронизывающим холодом. Пока пилоты раскладывают и наполняют шар, мы жмёмся поближе к горелкам. Ожидание волнительно, но не пугающе.

«Женщины никогда не передумывают лететь. А вот мужчины бывает. Ох, какие байки они тогда придумывают, лучше и не рассказывать», – усмехается Вадим.

Если речь идёт о соревнованиях, то аэростату нужно 15–20 минут, чтобы подняться на высоту 4 000 м. Мы поднимаемся куда более вальяжно. Лучше всего в памяти отложилась информация о том, что, по статистике, аэростат – это самый безопасный из всех видов воздушного транспорта: из-за огромного объёма воздуха шар не может упасть, кроме того, скорость движения такова, что разбиться практически невозможно – шар летит немногим быстрее пешехода.

В корзине мы быстро согреваемся, оказываясь в тёплом коконе нагретого горелкой воздуха. Он никуда не уходит, ведь мы движемся вместе с потоком воздуха, не чувствуя ветра, становясь его частицей.

Пейзаж внизу напоминает ювелирно выполненную искусственную картину, на каждом шагу возникают оптические иллюзии – лес напоминает то тину, то брокколи. Интереснее всего пролетать над посёлками, подглядывая в чужие дворы. Животные паникуют при виде нас – несмотря на то что шар на высоте 400 м, гуси и куры, вышедшие потянуться и позавтракать в лучах рассветного солнца, стремительно разлетаются, псы в панике мечутся по дворам, и весь наш путь сопровождает непрерывный лай.

Красота и пробуждение жизни вокруг будит возвышенные чувства, и мы притихаем. Говорить особо не тянет – всё и так ясно, корзина наполнена дзэном, который льётся через край. Он не расплескается, даже когда после приземления нам подожгут прядь волос и затушат её шампанским, проводя ритуал посвящения в аэронавты. На часах восемь утра. Мы потягиваем шампанское. Над окрестностями Белгорода разливается свет нового дня.

  • Белгородские рыбаки уже привыкли к таким встречам по утрам.

  • Сельхозтехника с высоты выглядит игрушечной.

  • Над окрестностями Белгорода разливается свет нового дня.


для комментариев используется HyperComments