• 62,26 ↓
  • 72,80 ↑
  • 2,37 ↓
30 июня 2018 г. 10:10:23

Татьяна и Виктор Горьковские, открывая приёмную семью, оставили предпринимательство: он перевозил по стране грузы, она – с детьми по хозяйству

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Дети мои. Как многодетная мама из Глуховки воспитывает 11 мальчишек и девчонок
Фото Владимира Юрченко

Несколько лет назад в конце декабря Татьяне Горьковской позвонили из районного отдела по опеке и попечительству. Они с супругом приёмные родители, а в социально-реабилитационном центре на все новогодние каникулы оставался трёхлетний Максим. Один-одинёшенек.

«Возьмёте в свою большую семью на праздники?» – спросили на том конце телефонного провода.

Татьяна дождалась мужа Виктора из рейса, перекинулись парой фраз.

— А что нас просить? Поехали да заберём, – супруг не сомневался ни минуты.

— Он может остаться с нами, – предположила такое развитие событий Татьяна.

— По‑твоему, из центра его кто‑то приедет забирать?

Возьмём ребёнка?

Мы сидим за большим столом на просторной кухне Горьковских.

«И за этим столом семьёй собираемся, и на улице можем стол поставить: главное, чтобы всем удобно было», – отвечает на мой вопрос Татьяна.

В Белгородскую область Виктор и Татьяна с двумя дочерьми Луизой и Машей переехали в 2000 году из Калмыкии. Три года снимали жильё в Алексеевке. Сами негородские, всегда знали: со временем переберутся в село. Как новое место жительства муж Татьяны выбрал село в 15 км от райцентра – Глуховку.

«Переехали, купили домик, маленький, на 54 квадрата, но мы помещались: тогда семья небольшая была», – вспоминает она.

11 лет назад муж и жена усыновили двух мальчишек – Максима и Алексея. Принять в семью сыновей тогда предложил отец семейства.

«Захотелось ему сделать благое дело в своей жизни, да и в нашей тоже, – рассказывает Татьяна Горьковская. – О том же думала и я. Муж говорил мне всегда: «У нас с тобой одни мысли, кто только их первым выразит». Так и тогда получилось. Муж заговорил со мной на эту тему, а я сразу согласилась. Он удивился: «Ты прямо уже и готова!» Так а что готовиться?»

Приёмная мама размышляет: решимость подогрело собственное детство. С шести лет Таню воспитывала вторая жена отца.

«Знаете, вместо страха – а справимся ли мы – было какое‑то чувство удовлетворения: «Она же с нами смогла, она же и нас, и своих родных детей воспитала», – признаётся Татьяна. – Никогда не звали мачехой: «мама», «мам». Теперь, когда созваниваемся, зову бабушкой: «Дети, подойдите к телефону, бабушка зовёт!»

Все похожи

В марте 2008 года Горьковские получили статус приёмной семьи. В доме живут родные, усыновлённые и приёмные дочери и сыновья: Луиза, две Марии, Марина, два Максима, Алексей, Виктория, Софья, Таисия и Арина.

«Мне часто говорили: подобрались такие дети, что все похожи: кто на Виктора Павловича, кто на вас», – не без гордости говорит приёмная мама.

Два года назад семья осиротела: ушёл из жизни отец. Хозяйке большого дома пришлось стать и главой семейства. Не без помощи мальчишек и девчонок, конечно.

Для гостей у Горьковских есть правило: не спрашивать при детях, кто из них кровный. Но и на то, что дети, которых взяли в семью маленькими, не узнают о себе правду, никогда не рассчитывали, объясняет Татьяна. Не скрывали Горьковские от сыновей и дочерей и разыскавших их и вышедших на связь родственников.

«Это невозможно скрыть. Объявилась тётя, хочет навестить – с души грех снять или не знаю, чем мотивировать – приедет. Меня, конечно, ругали за это: зачем позволяешь родственникам с детьми видеться? Какая‑то родня ждала, пока дети подрастут. Мол, тогда и начнём общаться, это легче. Может, они думали, что я буду просить у них помощи? – рассказывает Татьяна Владимировна. – Мы этого с мужем никогда не делали. Мы общению родственников с детьми не препятствуем».

Нужно ли убеждать ребёнка понять мотивы поступков биологических родителей, простить их? Вместо ответа Татьяна Горьковская рассказывает историю одной из дочерей, Марины.

Папа девочки жил в соседнем селе. Приёмных родителей пугали и его прошлым, и настоящим. Когда отец узнал, где теперь живёт девочка, приехал и устроил скандал.

«А потом наши отношения так сложились, что мне пришлось за ним ухаживать. Он был совсем плох, никто его особо не навещал, – говорит многодетная мама. – Я переживала: если мы от него отвернёмся, как ребёнок будет считать нас хорошими родителями? Не нам судить её отца. Я была на семинаре, когда соседи позвонили и сказали, что он умер. Меня отпустили, мы его хоронили. С дочерью мы никогда не обсуждали, правильно я делала или нет. Я считаю, что поступила верно».

Когда все дома

У Горьковских большой огород и хозяйство немаленькое. Одной птицы сто с лишним голов – чтобы на весь год хватило. Дети – главные помощники многодетной мамы. И её гордость, конечно.
Старшая дочь Луиза в прошлом году окончила БУКЭП, работает в «Эфко», скоро выходит замуж. Остальные студенты, абитуриенты и школьники.

Одна Маша учится на историко-филологическом факультете БелГУ. «Маша вся в учёбе», – небезосновательно говорит о девушке семья. В будущем Маша планирует вернуться в Алексеевку дипломированным филологом. Марина, Виктория и другая Мария учатся в Острогожске. Марина и Вика – будущие ветеринары, Маша – студентка строительного факультета.

Пока ещё школьников мама Татьяна настраивает на хорошую учёбу. Без образования никуда, говорит. И небезуспешно: девчонки учатся хорошо, мальчишки – на то они и мальчишки – тоже стараются.

Ребята в семье Горьковских спортивные и на все руки мастера.

Семья вспоминает, как на один из творческих конкурсов делали дуб из бисера. На симпатичное дерево ушло 5 кг бисера, а свою руку к нему приложил каждый.

— Зачинатель в творчестве у нас Луиза, – говорит Маша, – остальные понемножку.

— Ещё Луиза делает вкусную пиццу, – смущаясь, признаются мальчишки.

Как о почти первоклассном поваре отзывается мама и о Соне.

— Соня к нам приехала, только чайник могла подогреть, а теперь легче спросить, что она готовить не умеет, – рассказывает Татьяна Владимировна.

А ещё Софья заплетает красивые косы младшим сёстрам.

— Как часто удаётся собрать всех вместе?

— На выходные студенты приезжают в субботу. С июнем у них учёба закончится, и июль-август мы все дома.

— Как проводите день, когда вся семья дома?

— С утра встаём, пьём чай, расходимся: малыши играют, идут на качели. И они, и старшие с удовольствием управляются возле животных: «Мам, мы им воды дали!» Приготовили обед, пообедали. Обязательно что‑то планируем на время, когда спадает жара. С будущим нашим зятем мальчишки по времени – стабильно в девять часов вечера – мяч в машину – и на стадион. Переоделись, переобулись, топорятся: «Мама, мы со всем справились!» А девчонки кучкуются ко мне ближе.

— В большой семье на сколько литров кастрюля борща?

— На восемь, в основном на десять, а то и на 15 литров. Если котлеты, то 100 и больше: лепим на потом.

— Ещё и студентам сумки в дорогу собираете?

— Естественно. Воскресенье – самый жаркий день. Пока всем что‑то испечёшь, сваришь. Хочется облегчить студенческую жизнь. Вот сын окончил девятый класс, уходит из школы, говорит: «Мам, я яйца умею жарить, макароны варить. А к сентябрю ещё что‑нибудь научусь готовить».



для комментариев используется HyperComments