• 66,47 ↓
  • 77,75 ↓
  • 2,37 ↓
9 августа 2018 г. 10:15:06

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Дерево раздора. Как безответственность перестала быть непреодолимой силой

Две строительные компании, по вине которых пострадала машина белгородки Людмилы Бугаёвой, вместо признания вины и компенсации ущерба предпочли судиться. И проиграли.

Сама, мол, виновата

В июне минувшего года Людмила Бугаёва припарковала свой «Форд» у ограждения строительной площадки на улице Гостёнской областного центра.

«Я бы в другом месте оставила свою машину, – говорит Людмила Ивановна. – Но двор небольшой, весь заставлен автомобилями, ещё и стройка рядом. Другого места для парковки не было».

К сожалению, место, где женщина оставила свою машину, оказалось для неё несчастливым. Вечером того же дня со стройплощадки, сломав ограждение, на машину Бугаёвой рухнуло огромное дерево. Людмила Ивановна была в шоке.

Немного успокоившись, она вызвала полицейских, которые зафиксировали факт падения дерева на машину. А затем пошла к представителям строительной компании и попросила их возместить ущерб, причинённый её собственности.

«Однако строители отказались, – вспоминает Людмила Бугаёва. – Не наше, мол, это дело. Сама виновата – нечего было ставить машину у строительного ограждения».

Не найдя понимания, автовладелица, как и положено по закону, написала претензию руководителю ООО «Управление механизации «Домостроительная компания» – это был генеральный подрядчик стройки.

«Я просила организацию добровольно возместить мне ущерб, – говорит Людмила Ивановна. – Но те вообще не посчитали нужным мне ответить».

Повредили корни

Закончив безответную переписку со строителями, Людмила Бугаёва подала иск в суд. А перед этим провела независимую экспертизу повреж­дённого автомобиля. По заключению эксперта, ущерб составил 284 тысячи рублей.

«Эти деньги я просила взыскать солидарно – с заказчика строительства «Домостроительной компании» и генерального подрядчика «Управление механизации «Домостроительная компания», – рассказывает Людмила Бугаёва.

А мотивировала истица свои требования тем, что застройщик не обеспечил своевременное удаление зелёных насаждений, создающих опасность окружающим.

«Я уверена в том, что когда строители рыли котлован под новостройку, то повредили корни дерева. Это и стало причиной его падения на мою машину», – констатирует Людмила Ивановна.

Непреодолимая сила

Представитель ответчиков в суде, естественно, по иску возражал. В частности, он отметил, что дерево было вполне здоровым, и в ходе работ по устройству котлована его никто не повреждал.

«И вообще, мы рыли котлован в марте–апреле 2017 года, – заявил представитель. – А потом аж до ноября был перерыв. Кроме того, сам котлован вырыт в шести метрах от злополучного дерева. Так что при всём желании строители не могли повредить его корни».

Также ответчики ссылались на то, что до падения дерево стояло с зелёной кроной, а следовательно, не было сухим или гнилым.

«Дерево не мешало стройке и упало по причине непреодолимой силы, обусловленной погодным явлением с силой ветра 25 метров в секунду или 90 километров в час», – заявил в суде представитель ответчиков.

Кроме того, он отметил, что Бугаёва не предоставила доказательств аварийности злосчастного дерева.

«Мы также не согласны с величиной заявленного ущерба в 284 тысячи рублей, потому что в заключении эксперта не учтён износ деталей автомобиля. И вообще, нас не предупредили о месте и времени проведения этой экспертизы», – отстаивал свою правоту представитель ответчиков.

А шторма не было

Обычно при решении такого рода споров суд исходит из общего правила презумпции вины причинителя вреда. Согласно части 2 статьи 1064 Граж­данского кодекса РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда только в том случае, если докажет, что вред причинён не по его вине. Вот поэтому ответчики представили суду сведения из Главного управления МЧС России по Белгородской области о якобы шторме, который прошёл в областном центре в день падения дерева на машину Бугаёвой.

Но суд счёл эти доводы необоснованными. Дело в том, что в справке ГУ МЧС, представленной ответчиками, ни слова о том, что в тот день, когда на машину истицы упало дерево, в Белгороде был ветер 25 и более метров в секунду. То есть спасатели лишь предупреждали, что такие порывы могут быть. Мало того, ни одно дерево в областном центре в указанный период якобы шторма не упало. Вернее, упало. Но не от ветра, а от старости и на «Форд» Людмилы Бугаёвой.

Распилили и вывезли

Возможно, ответчики и смогли бы доказать в суде свою невиновность, если бы суд назначил экспертизу дерева на предмет его болезни. Но, как говорится, те сами спилили сук, на котором сидели. А именно: ещё до судебного разбирательства строители распилили упавший ствол и вывезли пеньки на свалку.

Но ответчики не сдавались. Они представили суду фотографии стройплощадки, на которых запечатлено дерево с зелёными листьями. Вот, мол, какое оно здоровое. Поэтому само упасть не могло. Свалил ветер – и всё тут.

Но тщетно. Из материалов гражданского дела:

«Фотографии со строительной площадки, содержащие вид зелёнорастущего дерева и отсутствие работ в котловане рядом с деревом, суд расценивает недостоверными доказательствами, с учётом непроведения его исследования после падения».

Ствол был тёмный

На решение суда в пользу истицы Людмилы Бугаёвой повлияло ещё и то, что ответчики не обжаловали, а, выходит, признали постановление участкового отдела полиции № 3 УМВД России по Белгороду. А в нём зафиксировано, что дерево упало с территории строящегося много­квартирного жилого дома «по причине необеспечения директором ООО УМ ДСК своевременного удаления зелёных насаждений, создававших опас­ность жизни и здоровью граждан».

И полицейский, осматривавший место происшествия, рассказал в суде, что ствол у основания упавшего дерева был тёмный.

Октябрьский районный суд Белгорода признал иск Людмилы Бугаёвой обоснованным и солидарно взыскал в её пользу с «Домостроительной компании» и «Управления механизации «Домостроительная компания» 284 тысячи рублей. Кроме того, строители обязаны возместить Людмиле Бугаёвой более 6 тысяч рублей государственной пошлины, уплаченной ею при обращении в суд.

Продала изуродованным

Ответчики подали апелляционную жалобу. В ней они опять ссылались на то, что дерево упало из‑за сильного ветра и дождя, который прошёл в день происшествия в Белгороде. Следовательно, это была непреодолимая сила, и решение суда первой инстанции надобно отменить.

Однако, подав жалобу, ответчики не явились в суд, чтобы её поддержать.

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда оставила решение без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения. Решение вступило в законную силу.

Звоню Людмиле Ивановне: как дела?

— Нет, деньги по иску я ещё не получила, – ответила она. – На днях заберу исполнительный лист и отнесу судебным приставам-исполнителям.

— А машину отремонтировали?

— «Форд» я продала в том виде, в котором он был после падения дерева. То есть изуродованным. Конечно же, потеряла в деньгах. Но надеюсь, что решение суда будет исполнено, – подытожила Людмила Ивановна.


для комментариев используется HyperComments