• 66,92
  • 76,08
  • 2,41
25 марта 2018 г. 15:36:55

Корреспонденты «ОнОнаса» проверили, готовы ли жители региона к общению с иностранцами

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
День без русского. Белгородцев протестировали на знание английского языка

Мы провели эксперимент: забыли на время родной язык и отправились кто в центр Белгорода, кто – в Борисовку, чтобы понять, как в нашей области говорят по-английски и за что любят малую родину.

Легенда № 1. Наташа

Чтобы было веселее, я прихватила подругу. Мы с Оксаной временно стали Джейн и Кейт из небольшого шотландского города Данди. Чтобы быть более убедительными, сменили в телефоне языковые настройки, удалили русскоязычные приложения, нацепили рюкзаки и направились к одному из людных мест Белгорода – стометровке.

Музеум

Спрашивать первого человека было страшно: казалось, нас обязательно раскусят.

— Excuse me, is this the centre of the city? We’re looking for sights, – начала новоиспечённая Кейт, подойдя к женщине лет пятидесяти.
– Не понимаю, говорите по‑русски.

Сложно делать непонимающий вид в ответ, когда слышишь родную речь.

— Do you speak English? – с растерянным лицом продолжаю я.

Это она поняла.

— No!
– Sorry, – как вежливые британцы, извиняемся и двигаемся дальше.

Следующим навстречу идёт мужчина.

— Could you help us, please? – моя очередь начинать разговор.
– Не, не помогу, не знаю английского.

Но мы должны и этого не понимать, поэтому в ответ снова задаём вопрос «Do you speak English?».

— No, – пожимает плечами собеседник, и мы расходимся.

Пытаемся завязать разговор с девушкой. Она идёт в наушниках и то ли действительно нас не слышит, то ли куда‑то торопится и даже не останавливается.

После трёх неудач решаем пройтись в строну музеев: вдруг рядом с местными достопримечательностями кто‑то посоветует их посетить.

— Could you help us, please? We want to see the sights. Can you recommend something?
– Ой, я не знаю английского, – теряется женщина, но всё же останавливается.
– Maybe museums… – подсказываю в надежде, что это слово поможет.
– А, музей! Вот же он (показывает рукой в сторону художественного музея)! Прямо, потом свернёте направо, там вход (активно жестикулирует).

По жестам действительно можно понять, как дойти до музея, который был в ста метрах от нас. Осмотрев здание и сделав пару фотографий, мы двигаемся назад к стометровке.

 

Фото Натальи Малыхиной

Гугл, хелп!

На Театральном проезде останавливаем парня и задаём ему те же вопросы.

— О, английский, – виновато улыбается прохожий. – Sprechen Sie Deutsch?
– No, we speak only English, sorry, – улыбаемся в ответ.
– Так, как же это будет… Ин зис дирекшн… Диорама!
– Diorama? What is this? – якобы не понимаем значения слова.

Молодой человек задумывается? как объяснить нам, что такое диорама? Не получается, зато говорит, что это «best place in Belgorod».

— Is it something like a museum?
– Yes, museum! Вон парк (показывает в сторону парка Победы), рядом кафе… как же это на английском… «Комод»! You can trinken (немецкое слово, похожее на английское drink) there.
– Oh, OK. How can we find the museum? – интересуемся мы.

Парень снова зависает в попытках объяснить, куда идти.

— If you can’t explain, maybe you can show us?
– Yes!

Ура, кто‑то согласился проводить путешественниц до тёплого и интересного места! Рядом с художественным музеем спрашиваем, что в этом красивом здании.

— Ich… Ой, I don’t know. Aber this museum about Belgorod (указывает на краеведческий), und this is Diorama, – рассказывает наш отзывчивый гид на смеси русского, немецкого и английского.
– What is it about?
– About war.

Мы спрашиваем, почему в городе так много всего связанного с военной тематикой.

— It is… Сейчас, у гугла спросим, – парень задаёт переводчику слово «событие». – О, точно, event! Great event for Russia. How many people did you ask before me? – уточняет наш проводник.
– Four, and nobody knows English. So, thank you so much for help!

После нескольких фото на фоне диорамы просим показать что‑нибудь связанное с искусством. Молодой человек ищет в Интернете галерею и провожает нас до выставочного зала «Родина», хотя мы были совсем рядом с художественным музеем. «Родина» закрыта, зато по пути белгородец рассказал нам про университеты города, спросил, откуда мы и куда собираемся дальше. Мы выложили расширенную версию легенды: путешествуем по Восточной Европе, следующая остановка – Харьков. Услышав про вечерний автобус, парень предложил подвезти нас до вокзала. Так на англо-русско-немецком случайный прохожий смог довольно много рассказать о городе.

Пятёрка по английскому

После обеда решаем атаковать школьников – они как раз возвращаются со школы. Девочки, идущие навстречу, учатся в 7-м или 8-м классе.

— Could you help us? Is this the centre of the city?
– Ой, давай ты, – сразу говорит одна другой.
– Yes, it is the center, – тихо-тихо отвечает девочка.

Мы снова просим посоветовать, что посмотреть.

— Блин, у меня же пятёрка по английскому…
– А я даже в языковую школу хожу. Преподаватели говорят, что у меня высокий уровень, а толку…

Девочки забивают в онлайн-переводчик описание пути до диорамы и протягивают нам телефон.
Рядом с площадью просим помощи у девушки-студентки. Видно, что вопросы она понимает, только отвечает всё время на русском.

— What can we see there?
– Вот площадь, вот театр, там парк, за ним river.
– River! – радуемся английскому слову.

 

Наталья Малыхина
Наталья Малыхина

Разглядываем площадь, будто впервые, обсуждая на английском, как холодно и как много снега. Как положено туристам, фотографируем здание театра и ищем того, кто запечатлеет нас на его фоне. Маячим с фотоаппаратом перед мужчиной: он понимает нашу просьбу, делает снимок с драмтеатром (который, к слову, не попал в кадр), но не понимает просьб рассказать, что же находится в этом красивом здании.

— No English, – коротко и ясно. И по‑английски.

Снова топаем в сторону музеев и уже не надеемся, что кто‑то повторит подвиги нашего первого гида. О, девушка с коляской. Как‑то невежливо отвлекать маму от ребёнка, но мы рискнули. И были вознаграждены.

— Oh, there is the central square, that building is our government, this is drama theater, in this direction you can find museums. Near them you’ll see the cafe, CoffeeBean. I like this place, – практически без запинок выдала мамочка.
– I like the architecture of this building. What’s inside? – интересуется Оксана зданием загса.
– There people have weddings, – немного задумавшись, отвечает женщина.

Из 20 опрошенных только 5 человек поняли нас, а двое из них смогли относительно подробно рассказать про город. Но тех, кто хотел помочь, было гораздо больше: даже не зная английского, они честно пытались разобрать то, что мы говорили. Самыми популярными местами в Белгороде называли диораму и парки.

Легенда № 2. Лиза

Я для лингвистического эксперимента выбрала посёлок. Совсем маленькие деревушки отбросила сразу – всё‑таки туристу нужны достопримечательности. Так что выбор пал на районный центр – Борисовку. Как же иностранку сюда занесло? Я приехала из английского Лутона в гости к белгородской подруге, с которой нас свёл Facebook. Белгород я уже исходила вдоль и поперёк, так что, пока подруга пропадает на лекциях в университете, решила изучить область, сев на первый же пригородный автобус.

Ге-ро-и

 

Борисовка встретила солнцем и разговорами таксистов на смеси суржика и непечатного. На площади возвышались горы снега и возилась детвора, чуть дальше виднелась аллея. На ней я и решилась отлавливать прохожих.

Седоватый мужчина остановился после первого же «Hello!» и с интересом на меня посмотрел.

— Can you help me?

В ответ – многозначительный кивок. Воодушевившись таким согласием, я затараторила заготовленную речь:

— I’m a tourist. I want to see the sights!

Мужчина, продолжая кивать, стал медленно от меня отходить.

— Sorry? – удивилась я.

Для разнообразия он пожал плечами и окончательно удалился.

Я же направилась в противоположную сторону. В разгар рабочего дня улица пустовала, и следующего собеседника удалось поймать только у Аллеи Славы. Бюсты военных заинтересовали моего внутреннего иностранца. Мимо как раз проходил мужчина среднего возраста и весьма серьёзного вида.

— Sprechen Sie Deutsch? – уточнил он после моего английского приветствия.
– English, – разочарованно развела руками я.
– Ладно, давай так попробуем. Что нужно? – он внимательно смотрел мне в глаза, будто хотел телепатически донести свою мысль. Но когда ментальные способности не помогли, мужчина, на секунду задумавшись, вспомнил: What?»
– Who are these people? – указала я на памятники.
– Герои, – твёрдо заключил он.

 

Борисовка.
Борисовка.
Фото Елизаветы Куравиной

Я продолжала непонимающе на него смотреть, и он попробовал ещё раз, чуть громче: «Ге-ро-и».

— Heroes? – уточнила я.
– Герои, – кивнул он.
– Are they heroes of the war?

Мужчина снова кивнул, только уже менее уверенно. Контакт был установлен, мы друг друга поняли, но с вопросами про sights и favorite places коммуникация не состоялась.

Готовность к чемпионату мира

Дяденька в спортивной куртке поверх делового костюма тоже знанием английского не похвастал. Зато решил пообщаться со мной по‑русски.

— А вы откуда? Правда иностранка?
– I don’t understand you, – твердила я и хлопала глазками в надежде, что собеседник всё‑таки сменит язык.
– Что, совсем по‑русски не понимаете? – сделал он последнюю попытку.
– Да, – не подумав, ляпнула я. Осознала ошибку. Попыталась исправиться. – I don’t speak Russian!

Мой внутренний Штирлиц с укором посмотрел на внутреннего иностранца. Обмельчали шпионы. Недоумение на лице мужчины сменилось ликованием.

— Да! Я знал, что вы не иностранка. Голос у вас не певучий, – авторитетно заключил он.

Но на обман борисовец не обиделся, даже ещё больше заинтересовался, зачем же девушка английскими словами тут разбрасывается? Пришлось признаться, что проводим эксперимент, чтобы узнать, готовы ли местные помогать иностранцам.

— Мы готовы! только таблички нужны с английскими названиями… А это вы готовность людей к чемпионату мира по футболу проверяете, да?

«Я не фотогеничная»

Первая девушка, к которой я решила обратиться, возвращалась из школы. В ответ на дружелюбное «Hi!» она обвела меня оценивающим взглядом и, не сбавляя шага, пронеслась мимо. Следующая незнакомка никуда не спешила, стояла неподалёку от рынка с большим пакетом и кого‑то ждала. Но к общению тоже оказалась не готова.

— Не понимаю, – разводила она свободной рукой на моё «Can you advise me any interesting places?».
– Museums? Parks? – заговорила я похожими на русские словами.
– Не могу.

Я вздохнула, мысленно поблагодарив женщину хотя бы за сочувственную улыбку.

У ближайшего пешеходного перехода тоже в ожидании кого‑то или чего‑то притаптывала снег местная жительница.

— Can you help me?
– Не надо, – твёрдо заявила она, стараясь не смотреть на меня. – Не надо. Не надо.

С каждым словом женщина отступала на шаг. Складывалось впечатление, что в моём обличье к нёй явился если не посланник злых сил, то как минимум настырный консультант. В голове промелькнула мысль: «А не сожгут ли меня здесь?»

Когда очередная попытка завязать разговор провалилась, я сменила тактику.

— Could you take a picture of me? – обратилась к идущему навстречу школьнику.
– Сфотографировать? – переспросил мальчик.
– Yes, with this building, please, – указала я на Дом культуры. Когда птичка вылетела, я уточнила: What is it? A theatre?»

 

Елизавета Куравина
Елизавета Куравина

Но мальчик что‑то буркнул, отдал камеру и пошёл дальше. А я вернулась на Аллею Славы, чтобы сфотографироваться с героями.

— Photo, please! – протянула фотоаппарат женщине.
– Ой, нет! – засмущалась та. – Я не фотогеничная.

Ни моё объяснение, ни тыканье пальцем в себя, на фотоаппарат, а потом на памятник должного впечатления не произвели. Женщина осталась в уверенности, что фотографировать собирались её.

Он существует!

Оправляясь от лёгкого шока, что и на уровне photo можно друг друга не понять, я наворачивала круги по небольшому центру Борисовки, ища новую жертву. Обратилась за помощью к мужчине с широкой улыбкой.

— Could you tell me how to get to the museum?
– А, музей! Так вот же он! – собеседник показал рукой в сторону Аллеи Славы.

За памятниками действительно было здание. Я решила закрепить успех.

— And where is a cafe?
– Кофе?
– Cafe, кафеее – повторила я, протянув последний слог.
– Кофе можно вот тут попить, – замахал руками мужчина. – Чай там тоже есть. Ещё есть пиццерия, пообедать можно – вон там!
– Sorry? – переспросила я.

В школе учительница английского хотела вырастить из нас вежливых детей и говорила, что если мы чего‑то не понимаем, то лучше извиниться, потому что вопрос «What?» для слуха иностранца звучит грубо.

— Да шо ты извиняешься? – не понял борисовец. – Всё нормально. Давай, удачи!

До возвращения в Белгород оставались считанные минуты. В ожидании машины я увидела, как на площади прощаются парень и девушка.

— Guys! Take a photo of me, please! – попросила я и указала на памятник мужчине в парике.
– Of course, – парень уверенно взял фотоаппарат. – Smile!
И я улыбалась, потому что это был английский! Самый настоящий!
– My name is Roman. What is your name? Where are you from?
– I’m Lisa. I’m from Luton, England.
– And I’m from Borisovka. Nice to meet you!

Мне столько хотелось спросить: и о мужчине в парике, с которым Роман меня сфотографировал, и о Доме культуры, который похож на театр, и о героях на аллее!.. Но мой герой поспешил уйти, махнув на прощание рукой: «Good luck, Lisa!»

Единственный встреченный мной англоговорящий парень ещё не доказывает, что в Борисовке таких больше нет. Может, я гуляла не в то время и не в том месте. Зато есть люди, готовые объяснять по‑русски и помогать, наплевав на языковой барьер. И this is хорошо.


для комментариев используется HyperComments