• 65,31 ↑
  • 74,86 ↓
  • 2,32 ↓
3 апреля 2018 г. 10:22:23

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Деды-кавалеры. Как алексеевец нашёл своих предков – героев Первой мировой

Георгиевский крест – высшая солдатская награда Российской империи. Его давали за исключительную храбрость и боевые заслуги.

Кавалеры ордена получали повышенное на треть жалованье, которое увеличивалось на треть с каждым новым крестом, и так до увеличения в два раза. Из 12 млн солдат, которых мобилизовали на войну с Германией, крест получили около миллиона. Подавляющее большинство удостоились этой награды IV степени. Многие из советских военачальников были георгиевскими кавалерами.

Забытая война

Алексеевец Владимир Ступицкий начал заниматься поиском своих предков – кавалеров ордена Святого Георгия – в 2016 году. Сейчас нашёл уже четверых.

«Заинтересовался этой темой в 2014 году – столетие начала Великой войны, как её тогда называли. Мне всегда была интересна история. При советской власти незаслуженно молчали о ней, но на самом деле она тоже была – и Великая, и Отечественная».

На тот момент Владимир точно знал, что его дед по отцу был награждён Георгиевским крестом. Начал переписываться с историками, те подсказали ему, где можно найти нужные данные.

«Один том книги, а всего их 12, «Сводные списки кавалеров Георгиевского креста 1914–1922 гг.» Сергея Патрикеева стоит 10 тысяч, – говорит наш собеседник. – Там опубликованы многие орденоносцы и номера их крестов. Найти его сложно, тираж ограничен. Есть ещё книга Александра Григорова «Воронежская книга памяти Великой войны 1914–1918 гг.». Ну и Интернет».

Это не всё. Ступицкий ездил в московский Военно-исторический архив, бывал в архиве воронежском – ведь Алексеевка входила в состав Воронежской губернии.

В Военно-историческом архиве алексеевец столкнулся с непредвиденными трудностями.

«Там очень тяжело работать, – говорит Владимир Ступицкий. – У людей сильно поднялся интерес к родословной. Очередь – десять дней. Пока ждёшь, нужно жить в столице. Чтобы скопировать документ или сделать архивную справку, уже надо платить. Например, предварительный запрос о нужной информации, чтобы сотрудники сами посмотрели, есть она или нет, – тысяча рублей. И это только в оцифрованных документах. А основная информация хранится в делах, в папках. Их надо перелопачивать».

Владимир не собирается публиковать свои исследования: они для себя, для рода. В этом должно помочь Минобороны, которое пообещало опубликовать полные списки кавалеров к ноябрю 2018 года.

Владимир Ступицкий.
Владимир Ступицкий.
Фото Александра Куликова

Охранял царя

Пётр Иванович Ступицкий родился в 1891 году на хуторе Дудчине под Алексеевкой. Он открывает список кавалеров, о которых узнал Владимир. В живых он своего деда не застал, но многое ему рассказал отец.

«Дед служил в лейб-гвардии стрелковом Императорской фамилии полку. Это был полк охраны царской семьи, им командовал дядя Николая II – великий князь Николай Николаевич. В мирное время солдаты размещались в Царском селе, несли дежурную и караульную службу. Дед рассказывал, что царевич Алексей много бегал, резвый был ребёнок. Его приветствовать можно было раз в день. А вот царя и царицу каждый раз – при появлении».

Дед у Владимира был саженного роста.

«В царский полк брали рослых брюнетов из нашей местности. Однотипной внешности – чтобы красиво смотрелись на парадах. Были хорошими всадниками, отлично владели оружием. В Петербурге комендант гарнизона Царского села рассматривал дело каждого солдата, проверяли членов семей. Охранять царскую семью не каждому доверить можно».

Рассказывал дед отцу, как они катали на санях зимой царских фрейлин. Как‑то одна из саней вылетела. Солдат попросил барышню никому не говорить про казус, и та сохранила инцидент в тайне.

Два креста – две войны

Пётр Ступицкий переехал из хутора в город в 1930-е годы. Про войну молчал, с крестом есть только одна фотография. Сама награда не сохранилась.

«Я нашёл у него два креста, а семейная легенда гласит, что он был полным кавалером, – рассказывает внук. – Полиция, например, не трогала – достаточно было крест на груди показать. Как‑то брат отца пошёл с ним в школу. Учитель его отобрал, а дед не пошёл разбираться».

Владимир Ступицкий нашёл, что Петра Ивановича наградили крестом III степени: «За отличие в бою 16.07.1916 у деревни Трыстень, где, будучи начальником телефонной станции, неоднократно собственноручно исправлял телефонные провода, прерываемые тяжёлыми снарядами артиллерии противника, несмотря на сильнейший артиллерийский и ружейный огонь противника». Нашлись данные и по награде IV степени: «За отличие в боях с 30.08 по 10.09.1915».

Послужил дед и во вторую войну.

«В пятьдесят лет призвали, и до 1943 года служил в Куйбышевской области, строил железную дорогу. Когда он пришёл с войны, то отец его впервые увидел. Говорит: «Сижу на крыше, тут дядька какой‑то здоровый во двор зашёл. Я слез, спрашиваю, кто такой. А он говорит, что отец. Думаю: чей это отец, оказалось – мой».

Скончался Пётр Ступицкий в 1963 году – две войны здорово подкосили его здоровье.

Брат стоит брата

Про Матвея Ступицкого, родившегося в 1881 году, исследователь узнал случайно. Он тоже кавалер креста святого Георгия. Старший брат Петра служил в 97-м пехотном Лифляндском полку.

Ефрейтор Ступицкий получил свой крест IV степени «за то, что в бою 31.10.1916, командуя отделением, несмотря на сильный артиллерийский, пулемётный и оружейный огонь противника, с явной опасностью для жизни, примером личной храбрости и самоотвержения ободрял своих подчинённых и увлёк их за собой, перешёл в контратаку, чем способствовал вытеснению неприятеля из занятых им наших окопов и отбитию атаки».

Матвей похоронен на родине – в Дудчине.

Прожектор Антона Ступицкого

Антона Ступицкого, родственника Матвея и Петра, их потомок нашёл в метрической книге в воронежском архиве. Он служил сапёром в сапёрном батальоне, воевал с турками на Кавказском фронте, заработав два креста IV степени.

Первый – «за то, что с 5-го по 22.12.1914 на позициях прожектора, у деревень Канары и Заржече, в течение многих часов находился на вышке прожектора под метким и действительным огнём противника, управлял фонарём вручную, хотя, ввиду явной опасности, и было разрешено не выходить из закрытия и пользоваться для управления лучом гибкими валами».

Вторым наградили за то, что «в ночь с 31.01 на 1.02.1915 на позиции 13-го лейб-гренадёрского Эриванского полка, между селениями Ходаков и Кистки, вызвался охотником во время сильного оружейного и пулемётного огня, перерегулировал малый прожектор с широкого на узкий луч, что необходимо было сделать по новому требованию – дать луч в тыл противника. Выполнил работу и начал было спускаться с вышки, когда был ранен пулей в голову навылет».

Поиск продолжается

«Много Ступицких воевало в Первую мировую, – подытоживает Владимир Ступицкий. – Продолжаю искать ближайших родственников и георгиевских кавалеров. У Ивана Ступицкого был и третий сын – Кузьма. Есть документ, что он пропал без вести 13 июля 1915 года. Он ещё до той войны переехал в хутор Мысаков Больше-Липяговской волости Валуйского уезда (сейчас Вейделевский район). Там давали землю многим жителям из Алексеевки и её округи. Кузьма после плена вернулся к семье».

На сегодняшний день это вся информация о двоюродном деде. Когда выйдет полный список георгиевских кавалеров, Ступицкий продолжит поиск своих героических предков.


для комментариев используется HyperComments