23.09.2018, Воскресенье 20:58
  • 66,25
  • 78,08
  • 2,36
16 августа 2018 г. 11:18:36

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Цветочная фея. Почему Татьяна Дрофичева дарит цветы, а не торгует ими
Татьяна Дрофичева. Фото Владимира Юрченко

Найти дом Татьяны Дрофичевой в хуторе Бондаренков совсем просто, даже к местным жителям за помощью обращаться не надо.

В прошлом году Татьяна делала кардиограмму в районной поликлинике, и врач спросил её адрес. Услышав ответ, засмеялся: «А, это дом, где у меня голова крутится, когда мимо проезжаю!». «Как крутится?» – удивилась Татьяна. «Чтобы все цветы рассмотреть. Мы вас цветочной феей называем».

Крылья

В усадьбе Татьяны Дрофичевой – цветочное царство. Цветы в палисаднике, цветы во дворе, цветы у хозяйственных построек с быками, курами, индоутками, они даже собачью будку окружают, и щенки резвятся в цветах. И на огороде, рядом с грядками моркови, – стройные ряды сотен лилий. И напротив дома, через дорогу, на бывшем пустыре – тоже цветочная плантация.

Кто называет Татьяну Дрофичеву феей, а кто считает странной. Разве это по‑хозяйски – выращивать столько цветов и не продавать их? А она категорически отказывается торговать цветами.

«Когда цветы расцветают, мне кажется, что у меня вырастают крылья, это такая радость», – говорит Татьяна Петровна.

Фото Владимира Юрченко

Дом

В её жизни были ситуации, когда казалось, что крылья никогда не расправятся. 25 лет назад она, в три дня собрав детей, переехала из горячо любимой, но ставшей такой чужой Грузии, где прошли её детство и юность, в Шебекинский район. Устроилась работать дояркой, семья мыкалась в чужом доме, пока ей не подсказали: обратись в сельсовет – есть же недорогой дом.

Дом купили, но что это было, вспоминать горько до сих пор. Здание на окраине хутора без окон и дверей, окружённое горами мусора. Убрали территорию, выкорчевали деревья, вывезли мусор. Отремонтировали, стали жить. Но случилась беда – дом сгорел.

Новый на пепелище строили сами, только стены выводил каменщик, а Тать­яна Петровна была в помощниках.

«Илья, муж, повредил сухожилия на руке, поэтому я и кирпичи подавала, и блоки, и раствор мешала», – перечисляет женщина.

Когда возводили стены, она брала отпуск, а так день – работа на ферме, а потом – стройка. Бывало, только в три ночи заканчивали. Всё делала: потолок подбивала, полы стелила.

«Мне покажут как, я так и делаю, – говорит она. – У нас с мужем нет разделения на мужскую и женскую работу. Если я вижу, что у бычков в стойле пол поднялся, то не жду Илью с работы, а беру инструмент в руки. Так же и он: видит, что мне некогда готовить, сам становится у плиты».

Илья и Татьяна Дрофичевы.
Илья и Татьяна Дрофичевы.
Фото Владимира Юрченко

Семья

С мужем они живут 38 лет. Оба из семей староверов, только она родом из Грузии, а он из Адлера.

«Отец у Ильи был дьяком, в семье 11 детей. Сестра вышла замуж и ­уехала в Грузию, он к ней приезжал, там мы и увиделись. Он ко мне подходит и спрашивает: замуж пойдёшь? А почему бы и нет, отвечаю ему», – вспоминает Татьяна Петровна.

А когда пришло время венчаться, невеста спряталась в уголок от людских глаз и горько заплакала – будущего мужа‑то она почти не знала. Там её нашёл отец Ильи:

— Не плачь, всё будет хорошо.

Вырастили сына и двух дочерей, всех подняли на ноги. Она работала свинаркой, дояркой, муж слесарем на ферме, надо было – и коров доил, навоз убирал. Приходили с работы – дома три коровы, пять быков, лошадь, а сколько птицы… И огромный огород.

«На первые свободные деньги мы одели детей. Одними из первых на хуторе купили им большой телевизор, музыкальный центр, домашний кинотеатр», – перечисляет Татьяна Петровна.

— А стоило ли баловать детей? – спрашиваю я.

— Городских, может, и нет, – смотрит на меня с недоумением хозяйка. – А наши дети не знали, что такое баловство. Мы приходим с работы, а коровы уже подоены, еда приготовлена. И это делали десятилетние дети. Разве это баловство? Мы с мамой жили очень бедно, ­отец бросил нас, у Ильи в семье 11 детей. Мы ничего в детстве не видели и не хотели, чтобы так же было и у наших детей.

Фото Владимира Юрченко

Цветы

«Я не знаю, что такое кафе, ресторан, дискотеки. Я выросла в деревне староверов», – грустно улыбается Татьяна Петровна.

Праздник в своей жизни она соз­даёт сама, и это – цветы. Они помогали и помогают ей справиться с душевной болью и проблемами, им можно пожаловаться, с ними отдыхает душа.

Как‑то она начала считать кусты роз и сбилась на восьмой сотне.

«Мне нравится наблюдать, как из семечки вырастает цветок. Это же такое чудо», – говорит Татьяна Петровна.

Дом окружён цветами, а в комнате в вазе – искусственные. Рука не поднимается рвать их для себя, они должны отцветать на земле, уверена Татьяна Петровна. Хотя друзьям и знакомым, в местный храм срезает их щедрой рукой и всегда делится рассадой. И не только ею.

«У староверов есть такое правило: не расспрашивая ни о чём, человека накорми, напои, помоги чем можешь. Захочет он – расскажет о своих проблемах, нет – и не надо. Главное – протяни руку помощи».

Фото Владимира Юрченко

Так она и живёт…

Но ведь чтобы создать этот цветочный рай, надо много трудиться. В пять утра Татьяна с мужем уже работают на своём большом огороде. В 11, когда крепко пригревает солнце, уходят, а вечером опять к картошке, огурцам, помидорам… Сейчас сезон закруток, только компотов каждый год делает триста банок. А когда же цветы?

«Бывает, заканчиваю поливать их уже в два ночи, – улыбается Татьяна Петровна. – Но работа с цветами мне в огромную радость».

Она выписывает в Интернете новые сорта цветов, с пристрастием выспрашивает о них в магазинах семян. В прошлом году привезла из Грузии юкку и с гордостью демонстрирует её. А потом деловито говорит:

«Укорачивать огород будем, мы же уже пенсионеры, значит, ещё больше места для цветов появится».


для комментариев используется HyperComments