11.12.2016, Воскресенье 09:17
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
1 ноября 2016 г. 18:40:40

Президентская кампания в США как повторение пройденного

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Что-то слышится родное
Чем ближе дата выборов, тем больше портретов двух кандидатов на улицах американских городов

«Хорошо, что я сейчас не в Америке, – говорит Рейчел Уилсон, американский адвокат, приехавшая в Белгород по программе обмена. – Наверное, это худшие выборы в нашей истории. Мы выбираем между двумя кандидатами – плохим и очень плохим».

Рейчел озвучивает общее мнение миллионов представителей американского среднего класса, которым предстоит прийти на избирательные участки в следующий вторник. С одной стороны – кандидат от демократов, чья приверженность светлым идеям демократии вызывает сомнения у многих наблюдателей. С другой – эксцентричный миллиардер, откровения которого шокируют даже иных соратников по республиканскому лагерю. Есть ещё и альтернативные кандидаты, но их рейтинги – в рамках статпогрешности. Остаётся выбор в стиле «или – или».

Ложь в абсолюте

Оба кандидата в глазах прогрессивной общественности выглядят неидеально. Хиллари Клинтон совсем не похожа на Барака Обаму: слоган Yes, we can (в русской версии – «Да, мы сможем!»), с которым её предшественник триумфально въехал в Белый дом восемь лет назад, с ней соотнести не получится. Для многих её имя – синоним стагнации: ну, какие «волшебные рецепты» из девяностых может предложить американскому обществу супруга старика Билла?

В среде тех, кто традиционно поддерживает республиканцев, тоже не всё просто. Экстравагантный харизматик Дональд Трамп напугал консервативного избирателя хлёсткими фразами относительно мигрантов, сексистскими высказываниями в адрес женщин и самонадеянными обещаниями найти простые ответы на сложные вопросы. Схлестнувшиеся в президентской гонке политики не стесняются в выражениях в адрес друг друга (за теледебатами следит чуть ли не вся нация, а наутро самые яркие изречения попадают на газетные передовицы). Оба не чураются приёмов софистики, а то и прибегают к откровенной лжи: выборы – это ведь почти война, а на войне как на войне. Последнее обстоятельство, к слову, тоже не остаётся без внимания: на протяжении почти десяти лет целая группа американских репортёров и причастных к ним граждан ведёт проект Politifact, в котором скрупулёзно проверяет правдивость высказываний наиболее популярных политиков. 

«Мы используем для работы условный измеритель, который назвали правдометром, – рассказывает сотрудник проекта Джон Гринберг. – Наша методика предполагает тщательную верификацию каждого факта. Одно дело – замалчивать отдельные события, совсем другое – намеренно искажать их и даже лгать. Но на нынешних выборах ложь бьёт все рекорды».

Политика стала предметом бесчисленных сериалов и телешоу.
Политика стала предметом бесчисленных сериалов и телешоу.
Фото Олега Шевцова

Флорида решает

На правдометре всё чаще загорается красный светодиод, обозначающий ну совершенно бессовестную ложь. Только 24 % высказываний Клинтон участники проекта оценивают как абсолютную правду. У Трампа дела обстоят ещё хуже: полностью правдивыми признали только 4 % его высказываний.

«Нет ничего нового в том, что политики врут, – рассуждает редактор газеты «Флорида сегодня»Боб Габорди. – Так было всегда. Но сейчас, как мне кажется, с их стороны не слышно вообще ничего, кроме лжи».

Габорди работает во Флориде – штате, который неоднократно определял результаты президентских выборов. Для кандидатов эта территория – предмет головной боли именно по причине своей непредсказуемости. Такие штаты называют колеблющимися, поясняет программный директор Международного центра журналистов Патрик Батлер. В один избирательный цикл штат может поддержать республиканцев, в другой – демократов. И эта поддержка обычно определяет победу в тех случаях, когда претенденты на Белый дом идут, что называется, ноздря в ноздрю. Прямо как сейчас, когда соцопросы показывают почти равные шансы у Хиллари и Дональда.

В силу особенностей американской избирательной системы заокеанский «центризбирком» учитывает голоса не избирателей, а так называемых выборщиков. Если в конкретном штате кандидат побеждает пусть даже с перевесом в несколько голосов, голоса выборщиков – все до одного! – достаются ему. На протяжении десятилетий открытый миру Нью-Йорк и высокотехнологичная Калифорния голосуют по преимуществу за демократов. А вот, к примеру, патриархальный Техас всегда выбирает республиканца. У Флориды же, как и у нескольких других штатов, постоянных пристрастий нет.

  • Многие американские президенты удостоились отдельных мемориалов в центре Вашингтона. Мемориал Авраама Линкольна.

  • Рональд Рейган до прихода в политику работал киноактёром. Но даже он позавидовал бы артистизму нынешних участников президентской гонки.

  • Мемориал Франклина Рузвельта.

  • Имена многих жён американских президентов – таких как Элеонора Рузвельт – вписаны в историю США. Но Хиллари Клинтон – первая в истории первая леди, баллотирующаяся на столь высокий пост.

Разные люди

«Во Флориде живут разные люди с разными взглядами, – поясняет Боб Габорди. – В нашем городе, например, много переехавших пенсионеров с консервативными взглядами: они поддержат Трампа. А вот в Майами не всё так однозначно. Старшее поколение тех же кубинских мигрантов голосует за республиканцев, но их дети и внуки скорее тяготеют к демократам».

На улице стоит тридцатиградусная жара. Кондиционер в машине Боба работает без остановки. Мы едем по Мельбурну – городку, где находится редакция его газеты, – и наблюдаем обилие политической рекламы в поддержку Трампа на улицах. Поскольку у кандидата от республиканцев более возрастной электорат, он предпочитает действовать по старинке: свидетельств приближающихся выборов в окрестностях гораздо больше, чем разукрашенных по случаю Хэллоуина тыкв (притом что для американцев канун Дня всех святых – один из главных праздников). Клинтон предпочитает тратить деньги на рекламу в Интернете: её электоральное ядро давно прописалось в соцсетях и оценило все преимущества виртуальной реальности.

Впрочем, ощущение некой виртуальности всего избирательного процесса не оставляет меня даже после закрытия окна интернет-браузера. По телевизору крутят бесконечные телешоу с громкими разоблачениями и выдернутыми из контекста цитатами Трампа и Клинтон. «Зомбоящик» услужливо сообщает обывателю, сколько дней осталось до часа икс, когда ему предстоит прийти на избирательный участок.

На фоне медийного светопреставления, отчасти похожего на карнавал, все недавние избирательные циклы из российских реалий выглядят серыми и однообразными: кандидаты излагают программы – публика внимает и идёт на участки – Центризбирком объявляет результаты. Но всё же американская кампания-2016 неуловимо что‑то мне напоминает. Что‑то очень знакомое…

Среди сторонников обоих кандидатов попадаются весьма колоритные фигуры.
Среди сторонников обоих кандидатов попадаются весьма колоритные фигуры.
Фото Олега Шевцова

Голосуй или…

Кажется, я понял, что именно. Это не машина американского редактора везёт нас по ухоженным улочкам одноэтажной Америки. Это машина времени переносит меня на два десятилетия назад, в Россию, в самую гущу драматичной избирательной кампании под кодовым названием «Ельцин против Зюганова».

Тогда, в 1996-м, отечественный истеблишмент из‑за угрозы коммунистического реванша сплотился вокруг непопулярного в народе «царя Бориса» и принялся накручивать ему рейтинги – точь-в‑точь как влиятельные круги Америки в страхе перед непредсказуемым Трампом сомкнули ряды вокруг предсказуемой Клинтон.

Тогда, подконтрольные «семибанкирщине» телеканалы принялись исправлять светлый образ Бориса Николаевича – ну прямо как американские телеканалы, размещающие на правах рекламы в прайм-тайм трогательные телезарисовки о детстве и юности девушки, которая впоследствии стала первой леди Америки.

Зюганов – это отмена частной собственности, репрессии и военный коммунизм, в то время как Ельцин – это демократия, свобода и благосостояние, на голубом глазу вещали с голубых экранов. Так и в американском телеэфире: Трамп – это «охота на ведьм», коллапс в экономике и третья мировая война, в то время как Клинтон символизирует ностальгию по благословенным для Америки девяностым (это у нас они были «лихими», а у них – очень даже ничего).

Фотография Бориса Ельцина, танцующего на сцене во время президентской гонки 1996 года, так понравилась американцам, что удостоилась Пулитцеровской премии
Фотография Бориса Ельцина, танцующего на сцене во время президентской гонки 1996 года, так понравилась американцам, что удостоилась Пулитцеровской премии

Рядом с Борисом Николаевичем показывали верную супругу Наину Иосифовну: ушлые политтехнологи знали, как важно «очеловечить» кандидата, приблизив его к простому избирателю. Аналогичным образом обстоят дела у четы Клинтон: Билл всегда рядом, всегда в кадре, всегда готов прийти на помощь. Впрочем, и в тогдашней России, и в современной Америке это давало и даёт дополнительные аргументы оппонентам: от семьи до семейственности – один шаг (помните те времена, когда в отношении президентского окружения слово «семья» писалось с заглавной буквы?). И если 20 лет назад любители теорий заговора обсуждали конспирологические версии относительно американской роли в российских выборах, то ныне в топе новостей – тема невидимого российского вмешательства в американский предвыборный процесс.

Про Ельцина говорили, что, мол, старый и больной. Стремясь доказать обратное, кандидат лихо отплясывал в предвыборном турне по российским регионам. Про Клинтон говорят то же самое: старая элита, плохое здоровье. И вот уже Хиллари, простуду которой перетёрли на всех кухнях страны, улыбается электорату во все 32 зуба: ничего подобного, у меня всё в порядке!

И даже регулярно демонстрируемые по телевизору карты США, в которых одни штаты – синие (опросы предсказывают здесь победу Клинтон), а другие – оранжевые (здесь поддержат Трампа), напоминают картинки 20-летней давности, где Белгородская область отмечалась красным цветом – как часть красного пояса.

Вместо послесловия

«Вы приехали писать про выборы? Знаете, а ведь я выберу Клинтон! – говорит мне парень-кассир в супермаркете. – Она, конечно, плохая. Но я не хочу Трампа!»

Он выглядит как типичный американец: слегка полноват, в бесформенных джинсах, с белозубой улыбкой. Возможно, именно он воплощает в себе те качества, которые характеризуют облик и образ мыслей «простого избирателя» – того самого, которому предлагают «голосовать сердцем» люди, желающие возглавить самую могущественную державу планеты.



Автор публикации участвует в программе освещения выборов президента США, организованной Международным центром журналистов и финансируемой Международным пресс-центром Госдепартамента США и Посольством США в России.


для комментариев используется HyperComments