• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
17 ноября 2016 г. 17:00:59

«Белгородские известия» рассказывают, когда в Белгороде появились первые дворники, водопровод, свет и сколько платили за содержание жилья

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Что представляло собой белгородское ЖКХ век назад
Белгород, у железнодорожного вокзала. Фото с сайта sanchess-city31.livejournal.com

Сегодня жилищно-коммунальное хозяйство – это целый ряд служб, следящих за бесперебойной работой водопровода, канализации, энергоснабжения. В ведении коммунальщиков – ремонт зданий, обслуживание инженерных систем и различных коммуникаций, благоустройство территорий, сбор и вывоз мусора. Это сейчас. А чем занимались коммунальщики 100 лет назад?

Как всё начиналось

В апреле 1649 года царь Алексей Михайлович утвердил Наказ о градском благочинии. В нём государь повелевает, «чтобы грязи не было – иметь на каждом дворе дворника», чтобы «ведать всякое дворовое дело, починки и прочие дела». Так на государственном уровне впервые был создан надзор за исполнением функций «общественного благочиния» (чинить благо обществу). Это и считается временем основания служб российского жилищно-коммунального хозяйства.

А указ Петра Великого от 16 января 1721 года передал функции «общественного благочиния» созданной к этому времени российской полиции. Пётр I именовал полицию «душой гражданства и всех добрых порядков», связывал с этим ведомством понятия «благосостояния населения», «запрещения излишеств в домовых расходах», «учинения добрых домовладельцев», «производства чистоты на улицах и в домах».

Дворник, милый дворник

Эти слова из страшноватой песни группы «Агата Кристи» в нашем случае звучат спокойно и уважительно. За сто с лишним лет мало что изменилось в инструментах, с помощью которых дворники наводят красоту на улицах и во дворах. В металле представителя этой профессии отобразил Тарас Костенко. Сегодня эта скульптура – одна из достопримечательностей Белгорода.

Именно благодаря дворникам столетие назад Белгород признавался современниками одним из лучших уездных городов не только Курской губернии, но и Российской империи. Об этом писал в книге «Курская губерния на старой открытке» краевед Юрий Донченко, отмечая далее, что «он [Белгород] производил приятное впечатление на каждого приезжающего, давая и живущим в нём достаточно удобства».

Памятник классическому русскому дворнику.
Памятник классическому русскому дворнику.
Фото Владимира Юрченко

В 1913 году жалованье дворника составляло 18 рублей в месяц. На эти деньги он мог приобрести на выбор три пальто или четыре костюма, 12 пар кожаной обуви, более 80 кг говядины, 54 бутылки водки, 1 250 буханок хлеба, свыше тонны картошки, почти 700 л молока. Жили дворники артельно в дворницких, семьи их обычно оставались в деревне. Инвентарь и амуниция выдавались казённые. Обязательными у дворников всегда были металлическая бляха с указанием номера квартала и свисток – «на случай отпугивания супостатов и вызова городового».

Лучший из четырнадцати

В начале прошлого века городское начальство Белгорода относилось к комфорту горожан с похвальной ответственностью, по крайней мере так свидетельствуют документы. В 1913 году на территории города уже семь лет действовал и неукоснительно соблюдался Закон «Об обеспечении нормального отдыха служащих в торговых и ремесленных заведениях». Пятая статья этого документа запрещала торговлю по воскресным дням и церковным праздникам.

«Путеводитель по Белгороду»Ивана Кулегаева рассказывает, что в 1911 году Белгород представлял собой довольно неплохой уездный городок, «лучший из 14 городов Курской губернии». В нём было всё, чему положено было быть в городе с организованной торговлей, бытовым обслуживанием и соответствующим своему времени жилищно-коммунальным хозяйством.

Следить было за чем: здесь были больница, аптеки, врачи, полиция и пожарная часть, типографии, бани, книжные магазины, пивной завод. Белгородцев развлекали три кинотеатра, два концертных зала. По праздничным и выходным дням можно было гулять в городских парках. В Белгороде к 1913 году насчитывается около двух десятков учебных заведений. Торговые предприятия везли хлеб, скот, шерсть, кожу, сало, воск и мануфактурные изделия.

Естественно, и в то время немалой проблемой был вывоз мусора, его складирование и утилизация. Однако в Белгородской земской управе строго за этим следили – наказывали нерадивых хозяйственников и ведали устройством и содержанием общественных зданий. А квартирная комиссия вела учёт квартирной плате и коммунальным платежам. Была и ещё одна организация – Городское по квартирному налогу присутствие. Квитанции выписывались с учётом специальной градации, исходя из того, в каких домах находились квартиры – кирпичных или деревянных.

Тихвинская церковь и торговые ряды.
Тихвинская церковь и торговые ряды.
Фото с сайта sanchess-city31.livejournal.com

По данным Оценочно-статистического отделения Курского губернского земства за 1913 год, квартиры с двумя – пятью спальнями обходились их владельцам от четырёх до шести рублей в месяц. В оплату были включены отопление, освещение, очистка нечистот и ремонт. На эти цели Белгородская земская управа Белгородского уезда тратила не менее 15 % своего годового бюджета, или около 50 тыс. рублей. Ну а в целом на «расходы на образование, медицину, ветеринарию, общественное презрение, на заключённых, на социально-экономическое благосостояние», на устройство питомников и бесплатный отпуск населению «лесокультурного» материала выделялось до 80 % бюджетных средств.

Водная история

В конце XVIII века императрица Екатерина II приказала построить в Москве первый водопровод. Строительство было поручено генералу Бауэру. Поиски чистой воды привели к родникам недалеко от села Большие Мытищи, откуда и начали строить первый московский водопровод. Работы завершили к 1804 году. В 1898 году в Москве соорудили первую канализацию.

А в Белгороде первый водопровод с подъёмными машинами начал действовать с 1871 года. Снабжался город родниковой водой из‑под Меловой (Белой) горы по водопроводным сетям, протяжённость которых составляла 5 км. Отпущенная вода измерялась вёдрами. В первый год белгородцы получили воды 621,5 тыс. вёдер – 7,8 тыс. кубометров воды. В слободе Жилой (западная часть города от Московского шоссе) в 1886 году устроили водоснабжение из артезианской скважины. Кстати, и по сей день белгородцы пьют именно артезианскую воду.

К началу XX века водопроводы имели 20 % городов России. Среднее потребление воды в городах составляло не более 40 л в сутки на человека. Качество подаваемой воды оставляло желать лучшего. Канализационные системы с очисткой отводящихся потоков имелись лишь в 23 городах Российской империи. В целом же по стране канализационная сеть достигала только 18 % от общей длины водопроводной сети. По данным статистических отчётов того времени, 60 % городского жилищного фонда не имело электричества, почти 80 – водопровода и 90 – канализации. Доля жилищного фонда с центральным отоплением составляла около 1 %. Не стал исключением по этим показателям и Белгород, хотя, как отмечали Анатолий Крупенков и Борис Осыков в «Исторической хронике Белгорода», имелась устойчивая тенденция к развитию.

По данным путеводителя Кулегаева, водопроводное хозяйство Белгорода к этому времени состояло из двух загородных водокачек. Имелось два бака – на Базарной и Петропавловской площадях. «В городе стало функционировать 18 водоразборных будок. Проведён водопровод в 181 частное домовладение и в 8 городских домах. Функционируют 45 пожарных кранов». Чистый доход от водопровода превысил 6 тыс. рублей за год.

Новый сквер, Соборная площадь.
Новый сквер, Соборная площадь.
Фото с сайта sanchess-city31.livejournal.com

С развитием города развивается и система водоснабжения. Объём отпущенной воды уже в 1910 году составил 8 млн вёдер, или почти 100 тыс. кубов воды.

В декабре 1910 года Белгородская городская управа принимает постановление, которым решает завершить сооружение водопровода и «озаботиться заменой самых негодных водомеров новыми». Также отмечается, что сторожам водоразборных будок следует завести книжки для записи ежедневной выручки от продажи воды. Ну а уже через пять лет – в 1915 году – объём подаваемой водопроводом воды увеличился более чем в два раза и составил порядка 260 тыс. кубометров.

Неотделимы от Белгорода и городского водоснабжения его фонтаны. Самый первый из них появился одновременно с общегородским водопроводом в 1871 году. Им стал декоративный источник в женском монастыре, который использовался для освящения и набора питьевой воды в церковные праздники. На рубеже веков в городе появляется фонтан в Новом сквере – один из самых узнаваемых символов дореволюционного Белгорода.

Про свет и отопление

Первая электростанция заработала в Белгороде в августе 1911-го. Именно тогда и появилась возможность освещать улицы города не керосиновыми фонарями, а лампочками.

К 1913 году свет подавался восемь месяцев в году. Причём, по данным «Историко-статистического сборника Белгородской губернии», вышедшего в 2012 году, с января по май освещение города не в лунные ночи происходило с 5 вечера до 3 ночи, с сентября по декабрь – с 5 вечера до 6 утра.

Скульптура ангела в Белгородском женском монастыре.
Скульптура ангела в Белгородском женском монастыре.
Фото с сайта sanchess-city31.livejournal.com

Среди основных коммунальных специальностей, пользовавшихся спросом в 1913 году в Белгороде, была профессия кочегара. Именно кочегары обеспечивали в морозы тепло и уют в домах, конторах, государственных учреждениях уездного города. Все они отапливались каменным углём или дровами. Получали кочегары хорошо – до 30 рублей в месяц, питались в заводских столовых. Обед им обходился по 32 копейки. Не имеющим жилья городские власти предоставляли общежитие в кирпичном здании из двух этажей. На верхнем этаже было помещение со сценой для спектаклей и кинематографа. Кино крутили по субботам, спектакли давали 12 раз в год. Было там и другое помещение – для бильярда, книг и журналов.

Эй, извозчик!

К службе быта образца 1913 года в Белгороде, бесспорно, стоит отнести и извозчиков. Они лихо летели и лихачили на Багровой, Гостёной, Курской, Московской, Сумской и даже Узенькой улицах города. Было их к тому времени немало в Белгороде. Даже слобода особая существовала, называвшаяся слободой Ямщиков, с населением 199 душ.

Но только казалось, что действовала эта служба хаотично, бесконтрольно. На самом деле существовал в уездном центре стоичный пункт – прототип нынешнего таксопарка. Содержателем стоичного пункта был купец Анцырев. Он запасал сено для лошадей, следил, чтобы они были накормлены, здоровы и подкованы. Также непременно следовало следить, чтобы пункт содержался в чистоте, а извозчики приступали к работе трезвыми. А было в ведении данного стоичного пункта, пишет в альманахе «Старый Белгород» Анатолий Крупенков, 3 213 лошадей, пробежавших за год 62 243 версты.

Интересным было примечание таксы: «Комитет по устройству торжеств убедительно просит господ приезжающих не верить извозчикам, которые распускают слухи нелепые о различного рода страшных болезнях в некоторых гостиницах. Это делается с целью получить лишнюю плату от владельцев гостиниц, подговоривших извозчиков доставлять к ним приезжих».

Такса для извозчиков в дореволюционном Белгороде из «Путеводителя по Белгороду» Ивана Кулегаева

Обычная:

  1. одноконный от вокзала и на вокзал – 20 копеек;
  2. пароконный – 35 копеек;
  3. конец по городу одноконный – 15 копеек;
  4. пароконный – 25 копеек.

На время торжеств:

  1. в час одноконный – 60 копеек;
  2. пароконный – 1 рублей;
  3. в конец одноконный – 30 копеек;
  4. пароконный – 50 копеек;
  5. на вокзал – на 10 копеек дороже конца.

 

Извозчики и стоичный пункт в Белгороде существовали вплоть до 1917 года. Последовавшие за 1913 годом события – начало Первой мировой войны, Октябрьская революция – затормозили надолго дальнейшее развитие коммунальных служб не только Белгорода, но и всей России.

К 1917 году на 800 городов страны приходилось 200 водопроводов, 23 канализации, 35 трамвайных предприятий, 600 бань и всего 13 прачечных. Только в 1927 году уровень развития коммунальной службы России подтянулся до 1913 года.


для комментариев используется HyperComments