• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
28 июля 2016 г. 12:27:23

Почему для красненцев Анна Корионова – друг, родственник и психолог

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Через крутые яры
Фото Евгения Филиппова

Уже 12 лет сельский почтальон Анна Корионова в любую погоду разносит пенсии и газеты по четырём хуторам Красненского района. И каждый приход её – это праздник для хуторян. И новостями поделится, и горести чужие выслушает. А после работы Анна Ивановна спешит домой, где её ждут три приёмные дочери и большое подсобное хозяйство.

Запах родной земли

«Я ведь накануне вашего приезда разнесла пенсию и почту по трём хуторам. Для вас оставила четвёртый – Бычково. Но, может быть, ещё в Черёмухово заскочим. Подумала, что за целый рабочий день вы с ума сойдёте ходить со мной по дворам», – встретила меня почтальон Расховецкого почтового отделения связи Красненского района Анна Корионова.

В Красненский район Анна с мужем Алексеем приехала из Воркуты 16 лет назад. И уже 12 лет работает сельским почтальоном.

«На свою малую родину вернулась. Не представляете, как я была счастлива увидеть белгородские поля и лесополосы. Почувствовала милый сердцу запах родной земли», – рассказывает Корионова.

— А в Воркуте кем работали?

— Тоже почтальоном, а потом, почти 20 лет, на тепличном комплексе.

Купили Корионовы дом на хуторе Новогеоргиевка, хозяйство завели.

«У меня восемь детей. Трое из них – приёмные. Свои‑то уже большие. Двое сыновей остались в Воркуте, не хотят возвращаться, а остальные живут здесь, в Старом Осколе».

— А приёмные?

— Девчонки мои, Настя, Лиза и Яна, живут с нами на хуторе. Учатся в школе и по хозяйству помогают.

С хвостом ездила

Каждый день Анна Ивановна забирает из отделения связи пачку газет, вешает на пояс сумку (с такими раньше ходили привокзальные менялы), складывает в неё пенсии для хуторян и, шурша колёсами служебного велосипеда, отправляется по хуторам.

«Я разношу пенсии в Бычково, Черёмухово, Весёлый и Новогеоргиевку. Летом вот на служебном велосипеде езжу, а зимой – пешочком».

— Не страшно? Деньги возите без всякой охраны, – поинтересовался я.

— Было два случая, когда я испугалась за свою жизнь. Один раз зимой, я как раз шла вдоль леса в Бычково. Вижу, из кустов вышли несколько вооружённых мужчин. Поди знай, кто они такие. Я остановилась невдалеке и позвонила главе нашего сельского поселения Раисе Нефёдовой. Она, дай Бог здоровья, прислала за мной трактор… Как потом оказалось, то охотники местные были, – вспоминает Анна Ивановна.

А однажды за почтальоном злоумышленники слежку устроили.

«Прошлым летом это было. Я как раз скутер себе купила. Еду в очередной хутор и заметила, что не отстаёт от меня легковушка. Я быстрее, и она быстрее. Я сброшу скорость, и она не обгоняет. Так два дня с хвостом и ездила. Но не выдержала, когда через несколько дней снова в кустах машину эту увидела. Позвонила участковому и громко, чтобы в машине той услышали, назвала её номер и попросила о помощи. Услышали, видимо, потенциальные грабители. Дали по газам, аж пыль столбом».

— Но раз на раз не приходится. А вдруг не успеете позвать на помощь? – рассуждал я.

— С участковым договорилась: если большую сумму везу, то он меня сопровождает. Кроме того, он провёл беседы со всеми неблагонадёжными жителями хуторов, чтобы даже не подходили ко мне.

— А что – и такие есть?

— К сожалению. Водку пьют, в жизни потерялись. Но таких немного, – ответила Анна Корионова.

Мы на хуторе Бычково. В тот день, кстати, Анна Ивановна ездила с нами на машине районной администрации:

«Хоть отдохну немного педали крутить. Хотя привыкла уже, даже не замечаю усталости. Вот, кстати, и наш первый дом. Сейчас бабушке пенсию отдадим».

Не обманет никогда

Александре Егоровне Капустиной 81 год. Живёт одна, дети разъехались, но, по её словам, навещают.

«Я всю жизнь в колхозе на полях проработала. А сейчас уже силы покидают. Даже хозяйство не веду. На пенсию живу», – рассказывает Александра Егоровна, пересчитывая деньги.

«Баба Саша, пересчитывайте внимательно, чтобы ошибки не было», – просит старушку почтальон Корионова.

«Да какая ошибка, милая! Я же тебя с пелёнок знаю. Не обманешь никогда, – говорит Александра Егоровна, бережно складывая пенсию в жестяную банку. – Хороший ты человек. Дай Бог здоровья».

В Черёмухово мы зашли ещё в два дома, и везде Корионову встречали с улыбкой и прибаутками.

«Сельский почтальон в одном лице и друг, и родственник, и психолог, и источник информации. Старикам порой и поговорить не с кем. А тут я. Весточки свежие из района рассказываю, политику, бывает, вместе обсудим. О детях поговорим. Глядишь, и настроение у людей улучшилось. И у меня на душе хорошо становится. Какую-никакую, а радость людям приношу», – поделилась Корионова.

У одного из домов, в беседке, коротая время за картами, ждали почтальона трое жителей хутора. Анна Ивановна натренированным движением отсчитала каждому пенсию.

«Отличный почтальон Аня. Пенсию, несмотря на погоду, всегда вовремя принесёт. И продукты, если попросим, купит, и за коммуналку оплатит, – говорит Нателла Бурдули. – Ждём мы её прихода. Новостями поделится, и мы тоже свои расскажем».

«А это наш Черёмуховский дом досуга, – Анна Ивановна показала на свежевыкрашенный салатной краской одноэтажный дом. – Зайдём. Они газеты выписывают».

На пороге Дома досуга, вытирая тряпкой руки, стояла заведующая Любовь Задорожная.

«Ступеньки цементировала, а то совсем развалились, – оправдывается за свой рабочий вид Задорожная. – Заходите, посмотрите наши пенаты».

В доме две комнаты. Одна – актовый зал, а в другой – экспозиция старинной утвари и биль-ярдный стол.

— И много у вас посетителей? – поинтересовался я.

— Каждый вечер приходят. Кто шары покатать, кто в домино поиграть. Я недавно лото нашим дедушкам и бабушкам купила. Наш дом один на четыре хутора, так что на отсутствие посетителей не жалуемся. Концерты организовываем, – ответила Любовь Задорожная.

Оставив несколько экземпляров районной газеты, мы с Анной Ивановной поспешили дальше.

«Черёмухово – трудный участок. Посмотрите, какие яры здесь крутые. Зимой очень трудно ходить. А бывает, что дома нет никого и приходится по два раза в день к пенсионерам наведываться», – сетует Анна Корионова.

Большой дом Корионовых стоит в самом начале улицы хутора Новогеоргиевский. Гараж, накрытый от дождя полиэтиленом стог соломы. Собачка маленькая, взвизгивая, встречает хозяев и гостей.

Бабушка

«Проходите, не разувайтесь, – приглашает Анна Ивановна. – У нас немного не прибрано. Заботы всё. Заботы…»

А хозяйство у Корионовых большое. Две коровы, телята, козы, куры, индюки. Да земли больше 50 соток.

«Всё обрабатываем. Без хозяйства бы не выжили. Зарплата у меня всего пять тысяч рублей. Хорошо, что у мужа пенсия северная…»

В квадратной прихожей над большим трюмо – портрет президента Владимира Путина.

— Интересное сочетание, – заметил я вслух.

— Президента я уважаю, а трюмо порой служит зеркалом для провинившегося ребёнка, – ответила Анна Корионова.

— ?

— Я ставлю провинившегося перед зеркалом и говорю: «Посмотри на себя! Бог дал тебе руки, ноги, глаза и голову. Так будь любезна руками работать, глазами смотреть, а головой думать».

— Помогает?

— Да. Заставляет задуматься над поступками.

«Бабушка, а какой чайник ставить?» – спросила Анну Ивановну 16-летняя Настя.

Я удивлённо посмотрел на Анну Корионову.

«Не удивляйтесь. У нас договор с приёмными девочками, что они называют меня бабушкой. Я так им и объяснила, что мама бывает лишь одна и я никогда не смогу им её заменить. Они относятся ко мне как к человеку, который взял их на воспитание и помогает в трудное время. Да и по возрасту я им в бабушки гожусь», – ответила Анна Ивановна.


для комментариев используется HyperComments