• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
23 января 2015 г. 15:34:20

72 года назад, 23 января 1943 года, освободили Красногвардейский район

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Будьте милосердны. Мы итальянцы»
Фото с сайта http://waralbum.ru/

5 июля 1942 года территория современного Красногвардейского района была оккупирована немецкими, венгерскими и итальянскими войсками. Начался массовый грабёж и террор. Немцы заставляли колхозников работать в поле с тем, чтобы весь выращенный урожай увозить в Германию. За полгода оккупации гитлеровцы казнили 300 жителей района и примерно столько же угнали в Германию.

Бесчинства закончились 23 января 1943 года, когда войска Воронежского фронта в ходе Острогожско-Россошанской операции освободили Будённовский (ныне Красногвардейский) район от фашистских захватчиков.

В январе 1943 года по позициям 2-й венгерской армии и Альпийского итальянского корпуса нанесли удар войска Воронежского фронта при поддержке 13-й армии Брянского фронта и 6-й армии Юго-Западного фронта. Наступавшие войска насчитывали более полумиллиона человек. Оборона венгров была прорвана, а некоторые части охватила паника. Советские танки вышли на оперативный простор и громили штабы, узлы связи, склады боеприпасов и снаряжения.

Особенно большие потери штурмовики Красной армии нанесли противнику на дороге Успенское – Будённое, где была атакована 12-километровая колонна автомашин и повозок. Попытки вырваться из окружения мелкими группами в обход главных дорог не принесли успеха, и тогда гитлеровское командование крупной группировкой пехоты, танков и артиллерии пошло на Новый Оскол, через Алексеевку и Красногвардейское.

«Вечером 22 января 1943 года в Алексеевке завязался ожесточённый бой. В это время передовые батальоны нашей дивизии получили приказ двигаться на запад. Второй батальон нашего полка, усиленный ротами автоматчиков, миномётной и артиллерийской батареями, выступил в направлении станции Бирюч», – вспоминал ветеран Великой Отечественной войны, почётный гражданин Красногвардейского района, бывший разведчик 146-го полка 48-й стрелковой дивизии Пётр Смирнов.

Солдаты получили приказ освободить село Будённое (Красногвардейское, а ныне Бирюч) и удерживать его до прихода основных сил полка.

«Объявили тревогу. Каждый занял свою позицию. Я же, как разведчик-наблюдатель, должен был искать противника в заданном секторе, – рассказывал Пётр Смирнов. – Да какой там! Ни переднего края, ни тыла, флангов. Едва взобрался на крышу полуразрушенного здания, как начался артобстрел. Две наши артиллерийские батареи открыли яростный огонь по двигавшейся с востока на Красногвардейское колонне противника. Было хорошо видно, как в огненном вихре мечутся вражеские солдаты и офицеры».

А через несколько минут фашистская колонна превратилась в настил из трупов. Однако у гитлеровцев не было путей к отступлению. Кругом был глубокий снег, и, чтобы не застрять на ровном поле, они вынуждены были прорываться в Красногвардейское.

«Видимо, пробившись через Алексеевку, фашисты не ожидали, что встретят сопротивление. Поэтому им пришлось оперативно перегруппироваться и продолжить прорыв, – вспоминал о бое ветеран Пётр Смирнов. – Из низины по району мельницы, где располагались огневые позиции наших артиллерийских батарей, ударили вражеские миномёты, а на пригорок выскочили четыре танка. Два других двинулись по дороге в Красногвардейское. Следом нескончаемым потоком ползли пехота, повозки, автомашины, артиллерия. Султаны взрывов взметались на позициях наших батарей…»

Гитлеровцы, не обращая внимания на потери, вошли на окраину Красногвардейского. Тем временем фашистские танки медленно, не открывая огня, приближались к позициям артиллеристов. Бой шёл уже в селе.

«По первому танку ударило орудие. Тот замер. Остальные танки не стреляли. Видимо, у них закончились боеприпасы. Но рёвом моторов и лязгом гусениц танки нагоняли такой страх, что кровь стыла в жилах, – рассказывает Пётр Иванович. – Голова вражеской колонны уже втянулась в Красногвардейское, а с востока всё прибывали фашистские войска».

Почти сутки красноармейцы отбивали атаки гитлеровцев, пытавшихся прорваться в Красногвардейское. В то же время в самом селе засевшие остатки врагов пытались организовать срочную эвакуацию. Проще говоря, сбежать.

Утром 23 января Красная армия освободила село Красногвардейское.

«Подъехали к школе. Здесь особенно виднелись следы поспешного бегства оккупантов. В помещении тяжёлый запах, люди в белых повязках. Неподвижные, точно застывшие. Лишь один в белом халате, сидевший возле раненых. Поднял глаза, заговорил по-русски: «Будьте милосердны. Мы итальянцы. Что нас ждёт? Немцы нас бросили и сказали, что вы не пощадите...» Пришлось его успокоить. Итальянцам оказали первую медицинскую помощь и выдали тёплые одеяла, чтобы не померли от холода, – рассказал Пётр Смирнов. – Жители села, прятавшиеся по погребам, выходили на улицы. Увидев нас, бросались с объятиями, поцелуями. Вдруг одна из женщин всплеснула руками, воскликнув: «А ведь там в сарае немцы заперли много наших…»

Как оказалось, в сарае немцы заперли 250 женщин, стариков и детей, а двери заминировали. К счастью, казнить мирных жителей фашисты не успели. Спешили спасти свои шкуры.

В ночь на 25 января красноармейцы ушли в сторону Валуек. Навстречу новым боям.

«За годы Великой Отечественной войны Будённовский и Никитовский районы направили в действующую армию больше 24 тыс. человек, – говорит директор Красногвардейского краеведческого музея Галина Ямпольская. – С фронта не вернулась почти половина. Прах их покоится в 17 воинских захоронениях, а имена увековечены на мемориальных плитах, установленных на центральной площади посёлка».


для комментариев используется HyperComments