• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
2 апреля 2015 г. 16:49:25

Корреспондент «Белгородских известий» Тамара Акиньшина примерила на себя профессию таксиста, поездив полдня в качестве стажёра в машине с шашечками

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Бомбилы, частники и «колхозники»
Фото Вадима Заблоцкого

Садясь в машину с шашечками, непривычно было не услышать традиционный вопрос: «Куда едем?» Михаил – водитель такси, в компанию к которому я напросилась, сначала отнёсся к предложению рассказать о своей работе настороженно. Но постепенно лёд тронулся, и в ожидании первой заявки мы разговорились.

За рулём – дальнобойщик

«Я вообще-то дальнобойщик, но сейчас не сезон, потому на зиму устраиваюсь в такси. Уже три года работаю в таком режиме, сменил несколько мест. Сейчас езжу на машине частника, который купил лицензию на деятельность такси и ежемесячно платит взнос в таксопарк. Всё у меня как положено: машина с шашечками, на авто наклеено название такси и номер вызова, в салоне – сами видите – бейдж с именем-фамилией», – начал Михаил.

Доехали до таксопарка. Вместе с Михаилом я прошмыгнула в медпункт. Строгая медсестра поздоровалась с водителем, прищурившись, поглядела на него снизу вверх, попросила подышать и лишь после этого шлёпнула в документ печать.

«О, Семёновна у нас огонь! Она ещё с порога определит, что водитель выпивал накануне. И не пустит за руль – хоть озолоти. Чёткая женщина. Я когда начал работать в этом таксопарке, пару раз переборщил с туалетной водой. Так она меня в трубочку заставляла дышать! Это сейчас уже знает, что я не употребляю», – со смехом подтвердил Михаил, когда мы вышли из медпункта.

По дороге завернули к механику, который осматривает машины такси здесь же, на территории таксопарка, – тоже за печатью. Пока наше авто мыли на автомойке, успели выпить по чашке кофе.

«Положено ездить на чистой машине, да мне и самому так приятнее. Кстати, курить в салоне тоже нельзя. Мы же и детей возим», – добивает меня своей правильностью водитель.

Пока он вышел покурить на улицу, на планшет прилетела первая заявка. Поехали!

Чем ближе ехать – тем дольше выходят

9:34. На экране мигает: Дубовое – автовокзал. Михаил нажимает кнопку «принять заявку». По дороге объясняет, как работает специальная программа «Интерактивное такси», установленная на планшете. Город разбит на районы, каждый диспетчер таксопарка (их у предприятия несколько) курирует по три-четыре из них. И присылает заявки стоящим в очереди водителям. Кто где стоит – подсказывает спутник. Очередь по районам и количество машин тоже высвечивается на экране. Можно стоять на месте и ждать заявку, можно переезжать в те районы, где очередь меньше – но это если бензина не жалко.

«Чёрт! Опять планшет сеть потерял!» – ругается Михаил.

И действительно, навигатор планшета, который уже проложил маршрут, теперь показывает лишь как проехать в сам посёлок. Но не это самое плохое – таксисты обычно хорошо ориентируются в городе и близлежащих районах. Проблема в том, что если связь не восстановится, не заработает и счётчик. Какую стоимость поездки озвучивать тогда пассажиру?

С трудом находим нужный дом. Ещё одна попутная сельская беда – извилистые улицы с отсутствующей кое-где нумерацией домов. Пассажир – молодой человек – воспринял присутствие в такси «стажёра» нормально. Едем. Связь так и не отвисла. Со вздохом Михаил набирает по телефону диспетчера. Спрашивает, сколько брать с пассажира денег, называет километраж. Получив невнятный ответ, нервничает, повышает голос. Примерную сумму он знает и сам, но нужна точность: если клиент пожалуется на завышение стоимости поездки, у водителя будут неприятности. Кое-как разруливает проблему, несмотря на то что пассажир недоволен большей суммой, чем та, которую, по его словам, он обычно платит за подобную поездку.

«Решил воспользоваться ситуацией и сэкономить. Но я-то знаю, сколько стоит такая поездка плюс пригородная надбавка. Это я ему ещё рублей 20 простил», – морщась, поясняет Михаил.

И надолго замолкает. Настроение у него явно испортилось. Потом объясняет: поссоришься с диспетчером – хороших заявок не жди. А днём с ними и так негусто. То ли дело – рано утром или вечером. А совсем рыбно – по ночам в выходные.

Весёлый морячок

Следующую заявку действительно ждём долго. Наконец, в 10:50 прилетает: ехать на Харгору. Куда ни шло. Принимаем. В авто садится подвыпивший (в полдень!) мужчина средних лет. Галантно предлагает пиво из позвякивающего бутылками пакета. Таксист смеётся: видите, какой контингент приходится возить. Пассажир поддерживает веселье. Ему мы честно признались, кто есть кто.

«О, а про меня напишете? Я вообще-то мало пью, но вчера из рейса вернулся, отмечаю. Хожу на грузовом судне на Южный полюс, много чего интересного могу рассказать, – обещает пассажир. – Вы мне только завтра позвоните… нет, лучше послезавтра…» – и диктует номер телефона.

После того как морячок расплачивается и выходит, мой таксист комментирует: вряд ли рисовался мужик, скорее всего, действительно моряк. Намётанному глазу Михаила можно верить: таксисты – те же психологи. Столько историй за день выслушивают, умеют отличить правду от вымысла.

«Кто-то молчит, кто-то заводит разговор – все пассажиры разные. Иногда просят отключить радио, иногда – вот как этот морячок – сделать громче, если любимая песня».

Заявка снята

Эту закономерность, выведенную таксистами, Михаил озвучил, когда мы приехали на следующую заявку. Стоим под подъездом пять минут. Десять. Пятнадцать. Никого.

«Странно, за это время диспетчер должен забеспокоиться, а тут тишина», – говорит таксист.

Названиваем неторопливому пассажиру с двух телефонов – безрезультатно. Наконец, от диспетчера приходит сообщение: заявка снята. Михаил скисает: день явно не задался. От нечего делать рассказывает: каждое такси оборудовано тревожной кнопкой. Стоит её нажать – диспетчер пошлёт на выручку «службу безопасности» – нескольких ближайших таксистов. Оно и понятно: работа опасная, особенно в ночное время.

Ожидание затягивается. Таксист достаёт из бардачка жёлтый пластмассовый шар, с виду тяжёлый. Крутит его в руке и рассказывает:

– Недавно подвозил вечером парочку. После поездки на заднем сиденье обнаружил дорогой телефон. Присвоить как-то и мысли не возникло. В общем, нашёл я в записной книжке номер мужа владелицы и вернул аппарат. В качестве вознаграждения получил этот тренажёр для кистей рук».

– Лучше бы деньгами отблагодарили, да? – задаю провокационный вопрос.

Михаил молча улыбается.

Калымить на вокзале

Следующая заявка – недальняя. Михаил недовольно поясняет: это диспетчер мстит за утреннюю ссору.

«Теперь не выедешь за пределы Харгоры, так и будешь по месту мотаться. В итоге заработаешь мало, но с каждой принятой заявки – изволь процент диспетчеру отстегнуть».

И продолжает раскрывать подробности таксистской кухни. Есть у нас в городе бомбилы – это нелегальные таксисты, которые на остановках и вокзалах ловят пассажиров. Никаких проверок ни они сами, ни их авто не проходят. Есть частники, которые, как Михаил, ездят на своих или хозяйских машинах, платят взнос таксопарку, ежедневно получают допуск от медика и механика. А есть «колхозники» – это водители на машинах таксопарка. Попутно поясняет, как их отличить. У бомбил машина без опознавательных знаков, часто и без шашечек. У частников – обязательно шашечки и небольшие магнитные наклейки на авто с названием таксопарка. А вот на машинах «колхозников» – крупные надписи по бокам с номером телефона такси и его названием.

«И вот стою я, жду заявку, а на адрес рядом прилетает «колхозник». А я «курю». Сперва не обращал внимания, а сейчас цепляет. Значит, «колхозникам» в первую очередь скидываются нормальные заявки, а нам, частникам, – всякая дешёвая мелочовка. Попробуй, заработай при таком раскладе!» – негодует Михаил.

Его обиду можно понять. Ездит на хозяйской машине, обязан каждую неделю отдавать владельцу авто определённую сумму да ещё отчислять процент диспетчерам с каждой поездки. Всё, что сверху, – его заработок. Не густо.

«Знаете что: поехал я подкалымить на вокзал. А то вообще сегодня не заработаю. Постою там – авось кого поймаю», – заключает Михаил.

На этом мы с ним прощаемся. Хорошо поездили накануне Дня таксиста (22 марта). Только вот рассказ о таксистских буднях получился какой-то непраздничный.


для комментариев используется HyperComments