• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
20 августа 2016 г. 11:38:23

Почему на фото Парада Победы генерал-новоосколец стоит рядом с Брежневым

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Большой герой с малого хутора
Фото из архива Боровогринёвского краеведческого музея Новооскольского района

Он держал оборону на Невском пятачке, разрабатывал план форсирования Днепра и командовал сводным полком 4-го Украинского фронта на легендарном Параде Победы. Сегодня (20 августа) исполняется 115 лет со дня рождения Героя Советского Союза Андрея Леонтьевича Бондарева.

Правильная биография

От новооскольского хутора Бондарев, где в 1901 году родился будущий Герой Советского Союза, остались лишь название да точка на карте, указывающая его бывшее местоположение. Но именно благодаря своему славному тёзке-генералу хутор не умер до конца. Он живёт в памяти людей, навеки спаянный с фамилией и подвигами Андрея Леонтьевича, принёсшими ему высокое звание и «Золотую Звезду».

О детстве генерал-лейтенанта ничего неизвестно. В военных биографиях всё чётко и без сантиментов: указываются только происхождение и национальность. У Бондарева они были по советским меркам правильными: крестьянское, украинец. И ещё один интересный факт: в 18 лет (!), имея за плечами лишь начальное образование, он являлся секретарём Бондаревского сельсовета.

А дальше уже высушенные до предела предвоенные и военные биографические данные: Красная армия с 1921 года, Кременчугские командные пехотные курсы, боевые операции против политического бандитизма на Украине в составе 74-го стрелкового полка 25-й стрелковой дивизии. Командир отделения, помощник командира, а потом и командир взвода. В компартии с 1924 года. Отучился в Киевской объединённой военной школе имени Каменева. Служил в Ленинградском военном округе до самой советско-финской войны. Участвовал в ней. А перед началом Великой Отечественной получил новое назначение – стал командиром 168-й стрелковой дивизии.

Комдив на Невском пятачке

За датами, цифрами, названиями и званиями нельзя разглядеть человека, понять его мысли и чувства. Каким же был Бондарев, прославившийся при жизни и прославляемый после смерти?

«Это был человек твёрдый и решительный, вместе с тем чуткий и внимательный. Когда дивизия перешла на Невскую Дубровку, комдив в первую очередь позаботился о том, чтобы все части и подразделения немедленно организовали подготовку к предстоящим трудным боям на «пятачке» (Нев­ский пятачок – плацдарм на левом берегу Невы, захваченный и удерживаемый советскими вой­сками Ленинградского фронта с 1941 по 1943 год в ходе битвы за Ленинград; хотя плацдарм не удалось расширить и развить с него наступление, Невский пятачок является одним из примеров мужества и героизма советских солдат. – Т.А.). Особое внимание он уделял моральной подготовке бойцов, его видели всюду, он вникал во все детали переправы на левый берег Невы. Благодаря этому переправа прошла исключительно организованно и почти без потерь. […] Он заботился о своевременной эвакуации раненых, об организации питания бойцов в сложнейших условиях боя».

Это отрывок из воспоминаний ветерана войны Александра Михайловича Митина, служившего в 168-й дивизии, неофициально именуемой бондаревской.

Андрей Бондарев.
Андрей Бондарев.
Фото из архива Боровогринёвского краеведческого музея Новооскольского района

Осенью 1941 года Бондарев принял командование 8-й армией и воевал уже на других фронтах. Воины 17-го гвардейского корпуса под командованием Андрея Леонтьевича успешно громили фашистов на Курской дуге, за что Бондарева наградили орденом Кутузова II степени. А потом в его военной карьере случился тот самый звёздный час, за который он и получил геройское звание.

Прыжок через Днепр

Погружаешься в воспоминания очевидцев о знаковом для советских войск форсировании Днепра, и в голове начинают звучать бессмертные строки Твардовского: «Переправа, переправа! Берег левый, берег правый, снег шершавый, кромка льда…» А дальше как по писаному сбылась первая часть поэтического пророчества для Бондарева. Ему, Андрею Леонтьевичу, после этого эпического форсирования – и память, и слава.

До наших дней дошла фотография, сделанная накануне форсирования. На ней Бондарев стоит на берегу великой реки, пытливо вглядываясь в ширь водной преграды. Затянутая ремнём в «рюмку» фигура, начищенные до блеска, но уже припорошённые песком сапоги и тлеющая папироса между длинными пальцами…

Прыжок через Днепр (а это был именно прыжок) – быстрая, неожиданная для врага переправа в трудном месте – состоялся.

Вот как о подготовке к переправе и самом форсировании реки 17-м гвардейским корпусом под командованием Бондарева вспоминает генерал-лейтенант, Герой Советского Сою­за Никита Степанович Дёмин:

«Генерал вновь показал на карте синие линии рек: Сейм, Десна, Днепр. «На Сейме и Десне, – Андрей Леонтьевич провёл пальцем по карте, – будем учиться форсированию больших водных преград, накопим опыт. Ну а на Днепре… на Днепре придётся сдавать экзамен».

И вот время экзамена наступило. Враг главные силы сосредоточил там, где были мосты через реку. Особенно трудный участок был в центре, где Днепр впадает в Припять. В междуречье – непроходимые плавни, болота, заросли камыша и кустарника. А на возвышенностях – сыпучий песок, дюны. Но именно там комдив и решил действовать: форсировать одновременно две реки – Днепр и Припять.

Форсирование Днепра началось в третьем часу ночи 21 сентября 1943 года. Первая партия лодок с автоматчиками переправилась на другой берег незаметно для врага. Вторая партия попала под плотный миномётный обстрел, но ни одна лодка не повернула назад.

Солдаты стояли твёрдо, хотя заняли оборону наспех и не было артиллерийской поддержки.

Дёмин продолжает: «Потом нам стало известно, что наши успехи вызвали большую тревогу у гитлеровского командования. Поэтому оно и бросило сюда танковый корпус; он стал наносить таранные удары, стремясь утопить наши полки в Днепре». Не вышло! Советские части перехватили инициативу. 322-я дивизия, форсировав Припять, упредила противника и, стремительно атаковав, захватила Чернобыль, где у гитлеровцев почему‑то не было войск.

Именно за эту чёткую, умелую организацию форсирования Днепра и Припяти, за мужество и отвагу, проявленные в боях, генерал-лейтенант Анд­рей Бондарев был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Парад Победы.
Парад Победы.
Фото из архива Боровогринёвского краеведческого музея Новооскольского района

На легендарном параде

В конце войны корпус генерал-лейтенанта Бондарева освобождал Львов и Прагу. Верховный главнокомандующий высоко оценил заслуги Андрея Леонтьевича: именно ему было поручено возглавить сводный полк 4-го Украинского фронта на Параде Победы 24 июня 1945 года.

О том, что генерал был памятлив на людей и даты, из воспоминаний военного корреспондента фотохроники ТАСС Халина: «Увидев меня на Петровке, генерал Бондарев, направляющийся во главе колонны на Красную площадь, сказал: «Капитан, вы были у меня с Константином Симоновым на фронте в августе-сентябре сорок третьего. Поснимали бы нас на Параде Победы». На груди у Бондарева Звезда Героя Советского Союза и множество орденов и медалей. Вместе с колоннами воинов я прошёл до Красной площади, сделал серию снимков. На них запечатлён и заместитель командира сводного полка по политчасти Л.И. Брежнев, ставший затем главой государства».

Вот она, эта фотография. Бондарев почти по центру, на полшага позади Брежнева. Андрей Леонтьевич широко улыбается и выглядит гораздо старше, чем на днепровском фото, хотя прошло каких‑то два года.

Генерал-председатель

По окончании Великой Оте­чественной Бондарев ещё на десять лет остался в армии. Преподавал в Высшей военной академии имени Ворошилова, затем командовал 37-м гвардейским воздушно-десантным корпусом, а после был помощником командующего 7-й гвардейской армией. Но старые военные контузии давали о себе знать. И он ушёл в отставку. Но не на покой. Вернувшись в родное село, бывший генерал поставил перед собой новую «боевую» задачу: вытащить местный колхоз «Память Ленина» из нищеты. В 54 года он не побоялся вновь начать учиться: поехал в Харьков, где два года занимался на курсах руководителей и экономистов. И, вернувшись, попросил райком партии утвердить его на должность председателя колхоза.

Первое, что сделал на своём посту Андрей Леонтьевич, – разукрупнил хозяйство. Не побоялся отказаться от сверхплановой вывозки зерна и свёклы (знал, что если согласится – оставит без кормов свои фермы). Бондарев первым в районе ввёл денежную оплату труда колхозникам. Платил, правда, в половинном размере, выдавая остальное зерном и продуктами, – денег просто не хватало. И кстати, сам Андрей Леонтьевич отказался от положенной ему зарплаты – жил на одну пенсию.

Работать новому председателю приходилось на износ: вставал чуть свет, засиживался за расчётами за полночь. Навёл в колхозе жёсткий учёт. «Колхоз без учёта – что дом без дверей», – говаривал он.

Такое отношение к делу дало свои плоды: из отсталых колхоз выбился в передовые, об этом даже приезжали снимать фильм из Москвы. В 1961 году в «Памяти Ленина» вырастили большой урожай, принёсший миллионную прибыль. После уборочной председатель организовал колхозникам праздник, пригласив выступить воронежскую певицу Марию Мордасову. Людей свозили на концерт со всех окрестных сёл…

В сентябре 1961 года Андрея Леонтьевича избрали делегатом XXII партийного съезда. Но выполнить эту почётную миссию Бондареву было не суждено: 23 сентября он скоропостижно скончался.

Похоронили генерала на площади села Боровки. Его имя присвоили улицам Нового Оскола и карельского города Сортавала. В сельском краеведческом музее хранятся личные вещи Бондарева и номера газеты «Боевое знамя» за 1942 й и 1943 год, рассказывавшие о подвигах бойцов 168 й дивизии, которой он командовал.


для комментариев используется HyperComments