• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
7 августа 2015 г. 17:19:56

История о цене одной родительской ошибки

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Без пяти минут семья

Белгородка Тамила – педагог с многолетним стажем, преподаватель английского языка, в прошлом – хозяйка детского развивающего центра, мама двоих детей, материально обеспечена. Решение усыновить шестерых детей – осознанная давняя мечта. Но всего этого иногда может оказаться недостаточно для создания приёмной семьи.

Вера, надежда, любовь

«В жизни не всегда всё было просто. Так сложилось, что я хорошо знаю, как тяжело детям, которые живут без родителей в госучреждении, – вздыхает Тамила. – Мы с мужем долго шли к этому решению, обустраивали квартиру, делали ремонт. Дочку младшую нужно было подготовить. Нашей семье, конечно, такой большой дом не нужен. Но здесь будут жить дети, а им нужно много пространства, красивого и гармоничного. Не буду рассказывать, как мы собирали необходимые документы, сколько ходили по разным кабинетам – понятно, что процедура не однодневная. Когда мы с мужем отучились в школе приёмных родителей, то получили долгожданное заключение о возможности быть опекунами для шестерых приёмных детей. Это было счастье!»

Семилетняя Вера (имена всех детей изменены – прим. авт.) стала первой приёмной дочкой. Когда её мама попала в больницу, никто из родственников не взял девочку к себе и она оказалась в областном социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних. Без малого год Веру не заносили в федеральный банк данных о детях-сиротах, а значит, взять над ней опеку тоже никто не мог. Так бывает, когда ситуация с родителями неоднозначна, как, например, в Верином случае: когда стало известно, что её мама из больницы уже не выйдет, она официально получила статус ребёнка, оставшегося без попечения родителей, и попала в базу. Её Тамиле и порекомендовали.

«Мне сразу сказали, что ребёнок непростой, на контакт идёт с трудом, ни с кем особо не общается, и за много месяцев, проведённых в госучреждении, её характер испортился. Это не испугало, с первого же взгляда я поняла: Вера – моя дочка. Три недели я ходила к ней в гости, но первые дни она очень дичилась. Я подружилась там со всеми детками, а когда Вера заболела ветрянкой, я навещала её в изоляторе. Это пошатнуло недоверие, и мы смогли взять её к себе домой на гостевой режим с последующим оформлением опеки. Прошло совсем немного времени, и Вера расслабилась, болтала без умолку, постоянно что-то напевала, много смеялась. И моя Алина очень хорошо приняла младшую сестрёнку».

12-летняя Алина, младшая дочь Тамилы, при знакомстве удивила своей сознательностью и независимостью:

«Я постараюсь поддержать маму в её мечте. Я знаю, что её любви хватит на всех».

Четвёрка пик

Прошёл месяц. Всё шло на удивление хорошо: девочки подружились, вместе с Тамилой гуляли в парке, катались на каруселях, читали книги. Вдохновлённая, Тамила нашла в федеральном банке данных четверых Ливановых: родных братьев и сестёр от 5 до 12 лет. Их мать полгода назад лишили родительских прав.

«Это был довольно неожиданный поворот – я рассчитывала взять в семью подросших девочек. Но у них были братья, и, конечно, я и не подумала разлучать их. В Белгороде у ребят живут бабушка с дедушкой, которые хотели, но не смогли оформить опеку над внуками, так как их жильё не соответствует норме: живут в частном доме, удобства соответствующие. Я долго ждала персонального направления, стала завсегдатаем кабинета Александры Соловьёвой, начальника областного отдела опеки, но, не выдержав, сама поехала в детский дом и познакомилась с ними. Мне разрешили взять всех четверых в гости на месяц, – рассказывает женщина. – Ребята оказались совсем домашние, они ещё не успели привыкнуть к жизни вне семьи. Сразу стали звать меня мамой, сами брались помогать по хозяйству как умели и оказались такими голодными до знаний! Я не хотела спешить с учёбой, ждала, пока дети освоятся, но куда там: мы постоянно читали, занимались английским языком».

Нет, всё не было, как в сказке. По рассказам, родная мама страдала алкогольной зависимостью, поэтому дети были не слишком избалованы заботой, не слишком воспитанны. В своём блоге Тамила описывает первые дни совместного проживания.

«Итак, день сегодня получился весьма насыщенный. Чего только стоил один Елисей. Этот очаровательный блондин весь день носился по дому с шваброй, забывая её хоть как-то отжать. <...> В магазине он набрал по моей просьбе в пакет шесть помидорчиков, по дороге к кассе, выделывая немыслимые па, умудрился пакет уронить. Пока я собирала раскатившиеся помидоры, он взял самый симпатичный из них и, с удовольствием его поедая, направился к выходу мимо кассы. Его вернули, нас пристыдили, мы добавили расчленённый помидор к остальным овощам на линии транспортёра. Прихватив из квартиры найденный в тумбочке ключ, он подходил к любой понравившейся ему машине, пытаясь открыть её, уверяя меня, что это его личная машина, и он сейчас меня легко подвезёт и даже покатает. Только отвела от него глаза – глядь, он уже подобрал окурок и идёт, деловито «покуривая».

Были проблемы и посерьёзней: подозрение на колит, непослушание, Верина истерика. Все члены новой семьи притирались друг к другу. А через две недели грянул гром. Бабушка пригласила старших детей, 11 и 12 лет, приехать в гости, нарвать вишни, взять овощей с огорода. Тамила отправила ребят на маршрутку, а бабушка встретила их на нужной остановке.

«В это время на пороге появилась инспектор для плановой проверки. Меня отругали за недопустимое поведение, нарушение гостевого режима, и на следующий день ребят забрали. Забрали и Веру, которая за этот месяц стала совсем родной».

На следующий день Тамила съездила к Вере, но больше с девочкой встретиться не смогла: та была очень расстроена, первые дни отвечала на звонки, а потом перестала брать трубку. Дальнейшее общение органы опеки сочли нецелесообразным, чтобы не наносить ещё большую травму ребёнку.

Без права на ошибку

С этих событий прошло три недели. Сейчас Вера уже находится в другой семье на гостевом режиме. Четверо Ливановых переехали в городской детский дом. Вопрос о дальнейших родительских перспективах Тамилы пока открыт.

Юридически действия органов опеки справедливы. В соответствии с постановлением правительства РФ о правилах временной передачи детей в приёмные семьи, новые родители не вправе оставлять ребёнка без надзора и несут полную ответственность за его жизнь и здоровье. Для перемены его местонахождения необходимо получить письменное согласие опекающей организации. В случае любого нарушения орган опеки обязан незамедлительно забрать детей из семьи.

«Не понятно, почему Тамила Евгеньевна так поступила, – говорит Татьяна Харлова, начальник городского отдела опеки и попечительства. – Ведь ей было известно, что, пока дети находятся на гостевом режиме, подобных вещей допускать нельзя: это рассказывали и на курсах приёмных родителей, и неоднократно при передаче детей. Кроме того, Тамила описывает в блоге истории этих детей, выкладывает их фотографии, вероятно, не задумываясь, какие проблемы у них могут быть в дальнейшем. В скором времени ситуация будет разбираться на опекунской комиссии, где мы совместно с областными органами опеки будем принимать решение о возможности дальнейшего усыновления Тамилой детей. Поскольку провинность эта не тяжёлая, вероятно, заключение на опеку шестерых детей останется в силе. Однако этих ребят она уже не сможет взять в свою семью».

Строгость закона кажется оправданной. Судя по официальной статистике, выявленных сирот и детей без попечения родителей с каждым годом становится меньше. В 2013 году в Белгородской области появилось 329 новых сирот, в 2014-м – 296, и 288 детей в прошлом году были устроены в семьи. Количество возвратов также уменьшается и сейчас составляет около 3 %. Правда, в эти цифры не попадают такие дети, как, например, Вера, которая до недавнего времени не имела соответствующего статуса, и их тоже немало.

Но почему-то, несмотря на то что всё сделано правильно и по закону, история получается грустная. Грустно за пятерых ребят, которые, может, и не успели привязаться к новым родителям, но как-то слишком быстро лишились этого шанса; за Тамилу, которая, пробуя воспитывать приёмных детей так же, как своих родных, нарушила правила; и совсем не по себе от того, что у человека может не оказаться священного права на ошибку.


для комментариев используется HyperComments