• 65,98
  • 76,50
  • 2,36
15 марта 2018 г. 14:38:46

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Берущая за душу старина. Как супруги Маняхины создали в родном селе музей народной культуры
Фото Вадима Заблоцкого

Это очень необычный музей. Его «изюминка» – в концентрации артефактов на квадратный метр площади. Подлинная, берущая за душу старина.

Музей народной культуры расположен в селе Нижняя Покровка Красногвардейского района. То, что он поистине самобытен, – заслуга супругов Натальи Ивановны и Николая Ивановича Маняхиных. Они здесь – и смотрители, и экскурсоводы. Да что там: они – душа музея!

Исчез самовар 1812 года

Одноэтажное, обшитое деревом здание. Время постройки – середина прошлого столетия. Сначала это был клуб. Но молодёжи стало в нём тесно – и построили Дом культуры. Часть старого клуба приспособили под школьные классы, а другую половину заняла колхозная контора.

Потом школа тоже поменяла прописку, а бывшая тогда учительницей Наталья Сидоровна Подадаева загорелась идеей: помещение не должно пустовать, пусть здесь будет музей!

Учительница и положила начало благому делу. Но никто, увы, не вечен… Вскоре она ушла на пенсию. Передала ключи школе. Музей фактически оказался бесхозным.

«И стали потихоньку пропадать самые ценные экспонаты, – рассказывает Николай Маняхин. – Ну, например, был самовар 1812 года – и вдруг исчез. Горечь меня взяла. Я забрал ключи из школы и, хоть работал в Доме культуры директором, начал за музеем приглядывать».

Это был 2011 год. В инвентарной книге музея числилось около четырёхсот экспонатов.

  • Наталья Маняхина.

  • Николай Маняхин.

Стали потихоньку копошиться

Прошло ещё какое‑то время, и глава сельского поселения Галина Зиньковская предложила Наталье Маняхиной стать директором музея.

«Не раз подходила ко мне с уговорами, – признаётся Наталья Ивановна. – Но я отказывалась. Ссылалась на возраст. Ведь была уже на пенсии, и мужу вот-вот должно было исполниться 60 лет».

«Однажды, – вступает в разговор супруг, – мы поехали в Бирюч по каким‑то своим делам. Идём по площади. И вдруг слышим, нас кто‑то окликает: «Маняхины!». Обернулись – а это всеми нами уважаемый Николай Артёмович Бровченко. Он тогда был главой администрации района. «Почему не хотите браться за музей? – прямо так нас и спрашивает. – Бросить всегда успеете. Наташа, кроме тебя, никто музей народной культуры не поднимет». Тут спорить мы даже не попытались. Стали потихоньку копошиться», – с улыбкой глядя друг на друга, говорят сегодня супруги.

Дождь, чердак, петух…

А «копошились» так. Жена за завтраком спрашивала мужа, чем он будет днём заниматься. И когда супруг неопределённо пожимал плечами, брала инициативу в свои руки: поедешь туда‑то, заберёшь то‑то – я уже договорилась. Это было как вердикт, требующий немедленного исполнения.

И целые экспедиции вместе затевали.

Здание музея
Здание музея

Как‑то встретила Наталья Ивановна свою одноклассницу. Та приехала из Харькова на похороны матери. Дочь рассказала, что много «старого барахла» выбросила. Наталья Ивановна прибежала домой:

— Коля, заводи машину!

А тут дождь, как из ведра, припустил. Но непогода не остановила. И не зря поехали – супруги, словно клад, отыскали понёву, рубаху, завеску… Всё реставрировали. Выставили в музее в лучшем виде.

А на другом чердаке кагульку нашли.

«Это не люлька, – объясняет Николай Иванович. – В люльке дитя в горнице укачивали. А кагульку женщины брали с собой в поле. Мать платочком ребёнка прикроет, а сама снопы идёт вязать».

Поиски экспонатов доходили до казусов.

Маняхины одолжили у соседей петуха. Думали, что он обрадуется их молодым курам. А петух подружек испугался. Да наутёк!

«Жена с тёщей за птицей погнались, – Николай Иванович рассказывает так, что воочию картину видишь.– А огороды тогда многие побросали, земля бурьяном заросла. И вот супруга моя обо что‑то споткнулась, упала. Оказалось, что она за соху зацепилась».

Случайно обнаруженная реликвия нашла своё место в музее.

Встречное движение

А слава музея росла тем временем в округе, как на дрожжах. Земляк, прослышав, что здесь старине рады, принёс баян. Всю войну с ним прошагал. После победы работал шофёром. И по‑прежнему с инструментом не расставался.

«Играл на праздниках, на свадьбах. Брал с собой младшую сестрёнку, она ещё в бубен подстукивала. Где они были, там свадьба пела и плясала», – Николай Маняхин великолепный рассказчик.

Рядом с легендарным баяном – балалайка. Её смастерил односельчанин. Но поделка у него не зазвучала.

— Николай, почему? – пришёл человек в музей.

— Да ты же допустил великую ошибку, – поставил диагноз Маняхин. – Струнные инструменты никогда не красят масляной краской, их покрывают лаком. Краска поглощает звук.

Так и осталась «бессловесная», но красивая балалайка в музее.

Как и прелестный патефон. Он в рабочем состоянии. Однако Николай Иванович, сколько ни ищет, никак не может найти иголку на головку патефона. Оттого музыка не заводится…

Впрочем, ценность экспоната отнюдь не умаляет отсутствие прикладного значения. Пример – немецкий чемодан. Со сломанными замками. И неимоверных размеров – его некогда на лошади в музей доставили. При всём этом раритет впечатляет!

Трудно не остановиться и перед Библией, датированной началом прошлого века. Временем истёртые страницы. Давно забытые «яти». Фолиант подарил уроженец села, на долю которого выпало немало испытаний. В войну он попал в плен, потом бежал от немцев. Всю жизнь прожил в Литве. А племяннику завещал отдать Библию музею.

«Мы её храним как зеницу ока», – Николай Иванович бережно листает Вечную книгу.

Три тысячи экскурсантов

Музей, считай, работает под общественным контролем.

«Бабушка-соседка как‑то пришла. И прямо допрос мне учинила, – улыбается Наталья Маняхина. – «Что‑то я своей подпояски не вижу», – сказала. Конечно, никуда подпояска не делась. Мы благодарны людям за то, что они передают свои реликвии музею безвозмездно. Под каждым экспонатом подписываем фамилию дарителя. Это наша традиция».

Невозможно написать обо всех экспонатах музея. Сейчас их не четыре сотни, как было ещё несколько лет назад, а в два раза больше. Ткацкий станок и ручная маслобойка, старинная кровать и плетёный ларь для хранения зерна… Одежда, обувь… Одних платков не счесть – к венцу, с гарусом, с гребешками, кумачовый, с позументом…

Ежегодно музей посещают до трёх тысяч экскурсантов.

«Мама владыки Иоанна дважды приезжала к нам на экскурсию на автобусе, – не без гордости говорит Наталья Ивановна, показывает толстую книгу отзывов и добавляет, резюмируя наш разговор: – Сначала, признаться, мы нехотя взялись за музей. А теперь не можем с ним расстаться…»


Справка

Село Нижняя Покровка расположено на берегу реки Малый Усердец. В 1740 г. здесь было построено первое здание, напоминавшее казарму, в котором жили служилые люди. Эта дата вошла в историю как время основания села.

На вольное поселение первым приехал из города Воронежа помещик Покровский со своими крестьянами. Деревня называлась Старобоярская. Для своего поместья Покровский выбрал красивое место над рекой. В день освящения построенной церкви, на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, село было переименовано в Покровку. А уже после появления Верхней Покровки, расположенной выше по течению реки, стало именоваться Нижняя Покровка.

События 1917 г. привнесли свои изменения в жизнь крестьян. Активистами в революционных преобразованиях села были братья Левшины – Василий Стефанович и Арсентий Стефанович. В 1931 г. был создан колхоз «Ударник». В годы Великой Отечественной войны на фронт ушли 213 жителей села, не вернулись в родные дома 169 человек.

Источник: сайт biryuch.ru


для комментариев используется HyperComments