• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
20 октября 2016 г. 16:17:17

Почему белгородцы чувствуют себя в Беларуси как дома

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Белорусские мотивы
Фото Анны Морозовой

Честно признаюсь: когда нас пригласили в пресс-тур по сельхозпредприятиям Минской области, настроение было скептическое. Ну чем наш избалованный (в хорошем смысле слова) аграрный регион (и меня, жительницу этого региона) можно удивить? Сейчас расскажу.

Ставим крестики на нолики

Первые яркие впечатления получили уже в минском аэропорту, обратив внимание на ценники: нижняя цена исчисляется сотнями тысяч, верхняя – с учётом деноминации в рублях и копейках. На первую смотреть не хочется, вторая радует глаз и вызывает ностальгию. Как вам, например, плитка шоколада за рубль 17 копеек? Судя по багажу, туристы загружают их отсюда коробками.

Нас везут в сердце «синеокой страны». Обычно впечатления белгородцев от визита в дружественную республику совпадают: на улицах чисто, поля ухожены, повсюду вывески с приставкой «Бел-». В общем, чувствуем себя как дома. Коллеги из Минска, недавно побывавшие в пресс-туре на Белгородчине, тоже отметили, что наши областные центры похожи.

Угадайте, куда нас повезли в первую очередь? Буквально с самолёта мы отправляемся в Логойский район, где находится одно из крупнейших в республике хранилищ картофеля – «бульбы».

Зелёный свет для картофеля

Этот район частенько называют белорусской Швейцарией – за живописную холмистую местность. Территория порядка 2,5 тыс. кв. км, из них больше 70 тыс. гектаров занимают сельскохозяйственные угодья. Побеседовав с председателем райисполкома Виктором Коледой, прихожу к выводу, что самое любопытное производство здесь – дойное стадо в 350 кобылиц. Говорят, кумыс из лошадиного молока пользуется спросом у белорусов.

«Ещё есть свинокомплекс, птицефабрика и 17 сельхозпредприятий, – перечисляет председатель. – Основное предприятие – «Цнянские экопродукты» – специализируется на выращивании и оптовой реализации картофеля».

Ещё три года назад на месте этого комплекса было чистое поле. А после присоединения к хозяйству некогда убыточного колхоза «Косино» тут выросли рапсовый завод, комбикормовый и перерабатывающие цеха и главное – круглое уникальное картофелехранилище, рассчитанное на 12 тыс. тонн.

Фото Анны Морозовой

«В России такого не найдёте, – уверяет директор хозяйства «Косино» Иван Магер. – У вас все хранилища сплошь квадратные. В то время как круглая форма позволяет сэкономить метраж на дорожках для прохода».

Законы геометрии мы испытали своими ногами, правда, недолго: внутри шумно и прохладно, а зелёная подсветка делает собеседника похожим на инопланетянина.

«Зато благодаря такой подсветке клубни не прорастают и не зеленеют, – парирует директор «Косинских экопродуктов» Глеб Сухарев. – А холодно здесь потому, что под полом стоят вентиляторы, которые прогоняют воздух сквозь вал продукции. Струя такая, что тушит огонь зажигалки. Это чтобы картофель как следует просох».

На 21-й день выкопанные клубни оставляют на «лечебный» период при постоянной температуре. А после её снижают, но не более чем на градус в сутки. Иначе будет собираться конденсат.

«Восемьдесят процентов нашего картофеля экспортируется в Россию. В результате такого способа хранения в этом году последнюю партию, очень качественную, мы отправили в Москву в июне», – пояснил директор.

Фото Анны Морозовой

Драник из банки

Будущее, говорят под Минском, за глубокой переработкой. Белорусы первыми поняли: чтобы выгодно продать картошку, нужно её просто помыть. Бульбу, которая не переживёт зимовку в хранилище, очищают и фасуют готовые смеси в вакуумные упаковки – для того же борща или селёдки под шубой. Например, в борщовый набор входит несколько уже готовых к нарезке картофелин, пара морковок и свёкла. Ровно то количество продуктов, которое необходимо для приготовления кастрюли супа.

Хранятся такие миксы 10 суток. Этот вид продукции закупают детсады и рестораны: меньше отбросов и времени на готовку. В Европе так продают больше половины всего картофеля. В Америке и того больше. У нас второй хлеб пока предпочитают покупать мешками.

Ещё одно картофельное ноу-хау белорусов, которое позднее встретится нам на прилавках – полуфабрикат драников. Открыл банку с перетёртой бульбой, кинул содержимое на сковородку, и через две минуты у тебя на тарелке готовое блюдо. Теперь появилась задумка наладить производство пюре. Но не в виде растворимого крахмального порошка, а в том же вакууме.

И корона не упадёт

Вся некондиция, которой должно быть не более 1–2 %, идёт на корм коровам. А мелочь автоматически перекидывается на другую конвейерную ленту, где её тоже моют и фасуют для запекания в микроволновках. Интересно, что осевшую в мойках землицу возвращают на поля. Ею подсыпают ямки и неровности. Бережёт окружающую среду и локальное внесение минеральных удобрений, которое позволяет добиться содержания нитратов в клубнях в пять–шесть раз ниже допустимых норм.

Главный нюанс: картошку для любых заготовок здесь не чистят, а шлифуют. Разница принципиальная.

Фото Анны Морозовой

«Во время чистки мы срезаем с кожурой не только защитный слой клубня, но и большинство витаминов, которые находятся сразу под кожурой, – поясняют сотрудники. – Шлифовка же позволяет сохранить все полезные свойства овоща и сократить количество отходов».

Вопреки ожиданию, эту работу выполняют не рота солдат, а лишь три дамы. Своими тонкими ручками они отшлифовывают до трёх тонн картофеля в сутки. Стоит ли зарплата таких усилий?

«Средняя зарплата за август – около тысячи белорусских рублей (то есть 34 тыс. российских. – Прим. автора). В планах – выход на европейскую оплату труда в две тысячи рублей», – уверяет Иван Магер.

После объединения колхозов на предприятии стало работать около 170 человек, а производительность труда выросла почти на 180 %. Овощные бизнесмены уверены: это произошло потому, что в хозяйстве нет лишних людей. Если механизатор утром выполняет свои прямые обязанности, то после обеда вполне может перебирать картошку, а с управляющего не упадёт корона, когда возьмётся лично подмести двор.

И лишь одно «но»: белорусские сорта картофеля в хозяйстве выращивать перестали. Их урожайность ниже, чем у французских корнеплодов. Поэтому сегодня здесь сосредоточились на производстве иностранных сортов Ред Скарлет, Родео, Ред Фентези, Гала и Джелли.

Другая любопытная деталь: почти на каждом сельхозпредприятии Белгородской области трудятся тракторы, произведённые в «синеокой», в то время как сами белорусы больше предпочитают зарубежную технику.

Лыжня от президента

Картошкой Минская область славится уже давно, в отличие от горнолыжных курортов. Хозяйственные белорусы даже холмы приспособили к тому, чтобы зарабатывать деньги, оборудовав на них трассы европейского уровня.

Спортивный настрой в республике задают чиновники. Например, комплекс в Логойском районе принадлежит Управлению делами президента. Но рассчитан он не на элиту, а на массовые катания – в выходные дни здесь насчитывается до 10 тысяч человек. При этом если в России цены на занятия горнолыжным спортом не слишком отличаются от куршавельских, то у наших соседей этот вид спорта общедоступен. Поэтому (как утверждают местные) в сезон на лыжной трассе можно запросто столкнуться с обладателем самых известных в Беларуси усов.

Фото Анны Морозовой

Александра Лукашенко мы так и не встретили, зато душевно пообщались с председателем Минского облисполкома Семёном Шапиро. Он рассказал о сотрудничестве с российскими регионами, упомянув Белгородскую область в числе первых. От вопроса о нашумевших яблоках, которых согласно документам Беларусь поставила в нашу страну в пять раз больше, чем вырастила, увиливать не стал:

«Сегодня яблоки, которые производят в той же Польше, практически неотличимы от белорусских. У нас появилось много непорядочных конкурентов в России, которые под видом нашей продукции выпускают свою, совершенно иную по качеству. Бороться с этим очень сложно», – высказал своё мнение Семён Шапиро.

В сети не пускают

Минские мясники особенно гордятся своим практически безотходным производством. От говяжьей туши здесь оставят только рожки да ножки. Всё остальное пойдёт в дело. Может быть поэтому у белорусов так популярна ливерная колбаса и фляки – польское блюдо, которое готовят из коровьего желудка. И то и другое ради чистоты эксперимента мы попробовали. Скажу честно, деликатес на любителя.

Зато местная колбаса – что надо. Признаю это как «заевшийся» журналист из мясной столицы. Наверное, по закону подлости, самой вкусной для меня оказалась та, что в Россию не экспортируется – молочная колбаска с вкраплениями из… тыквенных семечек. Местные аграрии любят такие эксперименты. Но при этом все как один жалуются на подделку своей продукции в нашей стране.

«Нам пришлось поменять из‑за этого дизайн упаковки, – посетовал Николай Радоман, председатель СПК «Агрокомбинат Снов». – Помогло на три месяца, не больше…»

По его словам, условия попадания сельхозпродукции в российские торговые сети «просто драконовские».

«Полчаса изучал договор, где прописано совершенно невыгодное для производителя соглашение. В нём штрафные санкции предусмотрены за всё, даже за непроданный ими продукт. Понял, что я ещё должен останусь, если начнём сотрудничать!»

Об этой же проблеме давно твердят и белгородские аграрии. Получается, что и для местных и для импортных производителей главный барьер на пути к потребителю – сети распространения.

Доля в наследство

Белорусские агрокомбинаты интересны и с юридической точки зрения. Тот же «Снов» представляет собой кооператив, у которого 1300 собственников. У каждого из них своя доля, от которой можно получать дивиденды при успешном развитии предприятия. Председатель уверен: такая система заставляет «шевелиться» сотрудников:

«Каждый, кто проработал у нас больше пяти лет, получает долю в предприятии. Она зависит и от выслуги лет, и от сложности производства. Скажем, полевод по показателю сложности работы получит одну долю в СПК, доярка – 2,5, у меня – пять. Доли эти не продаются, но передаются по наследству. Правда, только в случае, если наследник тоже работает на комбинате».

А ещё минчане могут похвалиться высоким уровнем организации жизни на селе. Достигается этот эффект с помощью агрогородков, созданных за счёт крупных предприятий.

«Моим работникам нет нужды перебираться в город в поисках лучшей жизни. Всё, что нужно для жизни, находится рядом, в шаговой доступности от работы и дома. Школа и детсад, бани и бассейны, спортзалы и фитнес-центр – инфраструктура в агрогородке не хуже городской. И работа у всех рядом с домом. Кстати, жильё для своих работников тоже мы строим», – говорит Радоман.

Всего в Минской области насчитывается больше трёхсот таких агрогородков. Явный минус у них лишь один – запрет на домашнее разведение скотины. Санитарный контроль здесь строжайший: свиным гриппом напугали всех так, что занести заразу на фермы боятся больше огня. И есть предпочитают только свою продукцию.

Так или иначе, проблему с мясом белорусы решили. Сыр моцарелла тоже делать научились. Тропические нектары пытаются вытеснить с прилавков берёзовым соком. На смену оливковому маслу минчане запустили линию рапсового, а местные чиновники задумываются над производством тыквенного масла. Если дело так пойдёт и дальше, то израильские огурцы и польские яблоки станут в наших регионах такой же экзотикой, как окорочка Буша.

Фото Анны Морозовой


Станислав Алейник, заместитель губернатора Белгородской области:

«С понятием агрогородков я познакомился в 2004 году, когда впервые посетил Беларусь. Оказалось, что мы идём параллельными курсами, поскольку в начале 2000-х в нашей области была принята концепция кластерного обустройства села. И она во многом совпадает с концепцией агрогородков в соседнем государстве. Некоторые белорусские наработки мы использовали у себя».


для комментариев используется HyperComments