11.12.2016, Воскресенье 16:52
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
15 июля 2016 г. 16:55:47

Год назад, 15 июля 2015-го, ушёл из жизни Игорь Нарожный, артист Белгородского государственного академического драматического театра имени М. С. Щепкина

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Белгородская драма
Сцена из спектакля «Как боги»

Эта новость оглушила всех, кто его знал. Накануне он репетировал роль полковника Пикеринга в новом спектакле «Пигмалион». Как всегда, в перерывах шутил, рассказывал анекдоты и ушёл из театра в прекрасном расположении духа. Как оказалось, ушёл навсегда, не дожив до 45.

Артист яркого дарования, он был из тех, без кого невозможно представить труппу Белгородской драмы. Зрители любили его, шли в театр «на Нарожного», если видели на афишах имя актёра в премьерных спектаклях. Потому что знали: никто, кроме этого рыжего, не умеет быть на сцене таким смешным, заразительным, обаятельным. Никто, кроме этого весельчака и балагура, не может так пронзительно играть смех сквозь слёзы. Никто, кроме этого «народного Нарожного», не знает так глубинный национальный характер – во всём размахе его амплитуды, в трагических противоречиях, в вечных метаниях между полюсами добра и зла.

Это знание он черпал не из книжек – Игорь родился и вырос в старинной казачьей слободе Алексеевке, где причудливым образом соединились русская и украинская народная культура, где и по сей день на свадьбах и поминках можно услышать такие фольклорные распевы, что сердце заходится и камнем падает вниз от соприкосновения с живой историей, где можно встретить такие колоритные типажи, что только успевай пополнять актёрскую «эмоциональную копилку».

Правда, в детстве Игорь Нарожный мечтал быть вовсе не артистом, а батюшкой! Набожная бабушка нередко брала с собой внука на службы в церковь, и его так завораживали торжественность и красота происходящего, что дома, перед зеркалом, он пытался повторить действия священника.

Любовь к чтению, вкус к художественному слову, литературной игре – всё это у Игоря тоже было из детства.

«Меня отец научил читать рано, – рассказывал он «БелПрессе» в проекте Год литературы. – Так что к трём с половиной годам я читал уже бегло и даже задом наперёд – это папа так развлекался. Первой «литературой» были плакаты типа «Решения ХХV съезда – в жизнь!». Причём римские цифры я читал как кириллические буквы: «Х», «Х», «У»… А книги, которые прочитал осознанно лет в пять, это «Приключения Робинзона Крузо» Даниэля Дефо, «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова и «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека. Швейка любил особенно – цитировали с папой некоторые не очень пристойные выдержки наизусть вслух, чем приводили маму-педагога в состояние эстетического шока».

 

Спектакль «Учитель танцев».  Тельо – Игорь Нарожный, Вандалино – Игорь Ткачёв
Спектакль «Учитель танцев». Тельо – Игорь Нарожный, Вандалино – Игорь Ткачёв

В подростковом возрасте Игорь уже сочинял стихи и песни, аккомпанировал себе на гитаре и, кроме того, серьёзно занимался английским языком. А в 16 лет пришёл в алексеевский народный театр-студию «Вопрос».

«В театр Игоря привела знакомая девочка, перед чем сказала мне: это такой интересный мальчик, он обязательно должен играть на сцене! – вспоминает руководитель театра «Вопрос» Евгений Ливада. – Познакомились. Вижу, и впрямь мальчишка очень интересный: рыжий, солидный, в пиджачке, с галстуком… Конечно, я его сагитировал в наш театр. Помню, он играл у меня Лису в спектакле «Алёнушкино счастье». Чего только ни напридумывал в своей роли! Даже маленький пылесосик из дома притащил! Уже тогда было ясно, что именно театр его призвание».

Однако после окончания школы Игорь решил поступать на факультет иностранных языков, но ему не хватило всего одного балла. Несостоявшийся студент вернулся домой, работал учителем английского языка, физкультуры и черчения в малокомплектной сельской школе Алексеевского района, токарем на заводе и даже окончил парикмахерские курсы. В Белгородский педагогический институт он всё же поступил, но вскоре его судьба совершила крутой поворот.

Дело в том, что в 1988 году вместе Игорь по настоянию Евгения Ливады участвовал в областном фестивале авторской песни и получил Приз надежды. Членом жюри фестиваля был известный бард Александр Лобановский, по его приглашению Игорь уехал в Ленинград, выступал на различных концертных площадках, работал с братьями Жемчужными.

В Белгородскую драму Нарожный пришёл в 1993 году, после окончания режиссёрского отделения Орловского государственного института культуры. Здесь он сыграл свыше 80 ролей, написал множество песен к таким спектаклям, как «Ромео и Джульетта», «Капитанская дочка», «Царская охота», «Соловьиная ночь», а также к театрализованным программам. И, конечно же, ни один актёрский капустник не обходился без его номеров, к которым он сам писал остроумные тексты. 

«Актёр – профессия, связанная со всеми видами искусства, – размышлял Игорь в одном из интервью. –Если же говорить о моих творческих устремлениях, пишу стихи и очень надеюсь, что даже издам когда‑нибудь свой сборник. Сегодня их уже более полутора тысяч. Темы – разные. Меня ведь интересует совершенно всё, что происходит с человеком».

 

Спектакль «Ночь перед Рождеством».  Пацюк – Игорь Нарожный
Спектакль «Ночь перед Рождеством». Пацюк – Игорь Нарожный

Этим интересом к тому, что происходит с человеком, с внутренней жизнью героя, отмечены зрелые актёрские работы Игоря Нарожного. Его умение существовать на стыке комического и трагического, быть невероятно органичным и убедительным на сцене, обращаться напрямую к душе человека и его чувствам ценили мастера российской режиссуры, сотрудничавшие с Белгородской драмой.

Так, в спектакле «Лес» А. Островского в постановке народного артиста РФ Бориса Морозова Игорь Нарожный играл комика Аркадия Счастливцева. Как всегда, играл искромётно, изобретательно, характерно. Но когда Аркашка рассказывал о жизни у родственников, зритель верил, что от этой сонной размеренности бродячему комедианту и вправду захотелось удавиться. И что‑то сжималось в груди после реплики артиста: «Пойду по саду, георгины переломаю все. Может, легче станет?» С такой обреченностью и тоской он произносил её…

Блистательной назвала роль Вукола Бессудного в спектакле «На бойком месте» А. Островского (режиссёр – заслуженный деятель искусств РФ Юрий Иоффе) известный театральный критик Наталья Старосельская.

Острой драматической интонацией был окрашен и образ Жевакина в спектакле «Женитьба» Н. Гоголя (режиссёр – заслуженный артист РФ Валентин Варецкий). Вначале артист рисовал его эдаким жизнелюбом с гитарой, набором расхожих куплетов и анекдотических историй, над которыми бывалый моряк сам же громче всех, подхрюкивая, смеялся. Но сколько жажды любви, трепетного ожидания счастья, искреннего чувства к Агафье обнаруживал артист в этом битом жизнью, простодушном, смешном человеке! И как бесконечно жаль было его, когда Жевакин задумчиво говорил о том, что вот уже семнадцатый раз срывается у него сватовство.

Одной из этапных ролей в актёрской карьере Игоря стала роль Соседа в спектакле «Очень простая история» М. Ладо. Пропащий человек и горький пропойца, этот герой в пьесе наделен ясным пониманием того, что есть грех, чистой душой и незлобивым характером. Именно поэтому ему дано говорить с животными, разуметь их речь и вместе с ними спасти будущего внука. Игорь Нарожный работал в спектакле по‑актёрски так тонко и точно, что зритель не отрываясь следил за каждым его движением, за каждой интонацией. Настолько выразительно, проникновенно, мощно и достоверно рассказывал артист и человек Нарожный порой комическую, а в целом очень трагическую, пронзительно русскую судьбу своего героя.

 

Спектакль «Очень простая история». Сосед  – Игорь Нарожный
Спектакль «Очень простая история». Сосед – Игорь Нарожный

Этот спектакль был дебютом в большой театральной форме и дипломным проектом выпускника режиссёрского отделения ГИТИСа Игоря Ткачёва. Двух Игорей связывала крепкая человеческая дружба и особое профессиональное партнёрство. Игорь Нарожный играл во многих спектаклях Игоря Ткачёва. Стоит вспомнить и обаятельный, почти фольклорный образ старшины Кузовкова, настоящего «отца солдатам» («Соловьиная ночь» В. Ежова), и смешливого толстячка-жизнелюба Гарольда, отчаянно напускающего на себя важность («Дверь в смежную комнату» А. Эйкбурна), и умного, циничного, безжалостного, притворяющегося добродушным простаком бизнесмена Эдуарда Непочатого («Как боги» Ю. Полякова)… 

«Игорь был удивительно светлым и жизнерадостным человеком, – говорит главный режиссёр БГАДТ Игорь Ткачёв. – Он ещё не зашёл в гримёрку, а ты уже чувствуешь энергию, которую он с собой несёт. Доброе слово, замечание, касающееся и профессиональных, и личных отношений, – всё у него было настроено на то, чтобы помочь.

Его и любили все, потому что он был добрым, открытым и созидательным. Игорь любил жизнь, наслаждался ею и своим жизнелюбием заражал других. Он часто говорил: «Жизнь одна, берегите каждый её момент, постарайтесь, чтобы вас потом вспоминали хорошим добрым словом».

Мы с ним 16 лет прожили в одной гримуборной. И поскольку я вырос без отца, Игорь был мне и отцом, и старшим братом, и наставником в профессии и в жизни. А его невероятное чувство юмора! Не дворовое, не бросовое, а поистине универсальное, которое понимали все: и простые люди, и академики. Такого партнёра в театральных капустниках, когда я только начинал шутку, а он её тут же подхватывал и развивал, у меня уже не будет никогда. Но самое главное, чего мне не хватает сейчас, это его всегдашней фразы, его мудрого и неистребимого оптимизма: «Всё будет хорошо, ребята, не загоняйте себя в тупик. Верьте, надейтесь, и тучи рассеются».


для комментариев используется HyperComments