• 57,51 ↓
  • 67,89 ↓
  • 2,17 ↓
19 января 2017 г. 15:23:47

Как фронтовая медсестра создаёт шёлковые шедевры

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Анютины глазки Марии Бородиной
Мария Бородина. Фото Юрия Коренько

Розы, лилии, орхидеи, букеты полевых цветов – каких только сочетаний нет на вышивках Марии Бородиной. Благо оригиналы рядом – все подоконники в её квартире заставлены цветами. И среди них оранжевым солнышком свисает с ветки мандарин. Всю свою жизнь она проработала мастером-закройщиком. Выйдя на пенсию, всерьёз занялась вышивкой шёлковой нитью. Цветы – главный сюжет работ Марии Семёновны.

На три года раньше

Пару лет назад у белгородки, ветерана Великой Отечественной, случился инсульт. Стала с трудом ходить, но главное, стала почти обездвиженной левая рука. От рождения она левша, и теперь в 89 лет переученная правая рука ей пригодилась для творчества. Именно так, одной рукой, она вышила недавно главное своё произведение – композицию «Анютины глазки».

На фронт Маша отправилась из освобождённого Белгорода, узнав, что пришла разнарядка на призыв девушек 1925 года рождения. Приписала себе три лишних года, и члены призывной комиссии с недоумением смотрели на худющую, маленькую девчонку, которая старательно тянулась вверх на носочках. Но отказать не посмели. Дома проводы на войну прошли со слезами. Бабушка, не отговорив от безрассудного шага, почти насильно вручила в дорогу иконку святого Пантелеимона.

«Определили меня дальномерщиком в зенитную роту, которая охраняла тыловой объект. Нет, думаю, – вспоминает Мария Семёновна, – так и война без меня окончится. Попросилась в санроту, благо медсёстры были нужны. Иду, помню, по снегу, санитарная сумка в два раза толще меня, бьёт по ногам. Солдаты уговаривают сесть на подводу, но как я могу, раненым и то не всем места хватает. В Восточной Пруссии это было: солдата ранило осколком в живот. Тащу его на плащ-палатке, а он здоровенный, если бы не снег, не добрались бы до полевого госпиталя. Когда доставила его, гляжу, а он мёртвый. Всегда старалась вести себя достойно, но здесь не выдержала, ревела белугой».

Перед самым концом войны в стену их госпиталя попал снаряд. Многих убило, а Машу буквально выбросило взрывной волной на улицу. Тут и вспомнила она о бабушкиной иконке-хранительнице.

В день Победы, заставший их госпиталь в пригороде Кёнигсберга, Маша пошла на рынок и купила чёрное платье – цена была небольшая, буханка хлеба. Некоторые товарищи оценили: мол, все радуются, а она скорбит. Только и сказала: «По не дожившим до Победы!»

Фото Юрия Коренько

Как живые

В архиве Бородиной есть пожелтевшая газетная статья о том, как читательница, купив отрез на платье, пришла в ателье. В приёмном отделении ей сказали, что материала явно не хватает. Впереди у заказчицы праздник, стоит, плачет от безысходности. Тогда ей посоветовали обратиться к закройщику Бородиной. Мария Семёновна, узнав о таком «горе», ободряюще улыбнулась и придумала фасон – всем на удивление.

На многих праздничных городских выставках среди поделок мастеров приходилось любоваться картинами Бородиной. Даже вблизи букеты на них – как живые. Свои работы она никогда не продаёт, хотя предложений было много. Чаще раздаривает. Хотя и здесь есть исключение. Ещё в молодости всю творческую страсть она выразила в полотне «Рыцарь в тигровой шкуре» по мотивам Шоты Руставели. Председатель одного из колхозов, увидев вышивку, долго уговаривал автора продать – ему нужен был подарок для грузинского друга. Маша тогда мечтала о радиоле и соблазнилась предложением. Жалеет до сих пор.

Мария Семёновна – член клуба ветеранов «Фронтовичка», и её подруги хотят сделать выставку работ Бородиной. Экспонатов с лихвой хватит и на две.


для комментариев используется HyperComments