• 65,81
  • 75,32
  • 2,33
19 июля 2018 г. 11:45:27

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Антенну уже выбрасывать? Готово ли белгородское село к переходу на «цифру»
Фото Алёны Антоновой

В корочанском селе Алексеевка людей живёт немного: чуть больше двух тысяч. Сюда я приехала рано утром.

Алексеевцы уже встали и трудятся в огороде. Под ослепляющим солнцем я иду вдоль длинной улицы Богомазова и смотрю на крыши домов: почти на каждом установлена телевизионная антенна. Каких только нет: и самодельные различных конструкций, и польские, прикреплённые у окон.

Первый встретившийся мне на улице – дедушка лет восьмидесяти. На крыше его скромного домика – видавшая виды антенна явно советских времён.

— Здравствуйте, я из «Белгородских известий»! Какая у вас антенна интересная…

— Ой, этой антенне уже несколько десятков лет! Она самодельная, из медных трубок, – рассказывает мой новый знакомый Михаил Никифорович.

— До сих пор служит?

— Да, у меня в кухне стоит маленький телевизор, который настроен на эту антенну. Иногда я включаю его. Но показывает он всего один-два канала. А в другой комнате у меня телевизор побольше – работает от вон той триколоровской тарелки, – указывает Михаил Никифорович на боковую часть дома.

— Знаете, что с января вы не сможете поймать аналоговый сигнал или сможете, но частично?

— Не знал.

— А сколько каналов у вас показывает «Триколор»?

— Очень много. Там даже хорошее изображение, хотя телевизор и не плоский. Единственное, есть небольшой недостаток: как уйдёт из поля зрения спутник, изображение становится как шахматная доска. Это бывает в зимний период.

— Много платите за телевидение?

— Да 1 200 рублей в год, наверное. Эй, кот, а ну не лезь под машину! Ну‑ка в дом шуруй!

Попрощавшись с Михаилом Никифоровичем, шагаю дальше по сельской дороге. И снова на пути пенсионер. И тоже Михаил. У него, как и у предыдущего, тоже два телевизора. Также и антенна, и тарелка. Один показывает один канал, другой – двадцать.

— У вас тарелка «Триколор»?

— Нет.

— А какая?

— Не знаю.

— Не задумывались?

— Не-а, – односложно отвечает Михаил Тихонович.

Спрашиваю, готов ли он будет купить приставку, чтобы смотреть цифровое телевидение.

— Готовы.

Просто. Чётко. Лаконично. Иду дальше. В конце улицы Богомазова поворачиваю на Луговую.

Возле ближайшего дома сидят на лавке два мужичка. А рядом, возле забора, громко кудахчут белые куры.

— Вот хозяин – с него спрашивайте, – отвечает на мой «цифровой» вопрос один из сидящих на лавке.

— Да у нас уже давно стоит приставка. Оба телевизора работают от неё.

— А вон я вижу у вас антенна стоит…

— Надо выкинуть её, давно уж не пользуемся, – говорит Леонид Васильевич.

— Сколько каналов работает?

— Вообще? Вообще 20.

— Качество изображения хорошее?

— Плохое! У меня плохое! – перебивает своего товарища сосед по лавочке. – Вчера вообще всё зависало!

— И 10 каналов, бывает, пропадает, – добавляет первый.

К дому подъезжает автомобиль. Из него выходит молодой парень.

— Вот хозяин дома! Ну‑ка, расскажи корреспонденту, какое у нас качество телевидения, – просят парня мужики.

— Ну да, бывает прерывается, всё кубиками становится, – описывает ситуацию новый собеседник.

— Вы знаете, что с января 2019 года прекращает свою работу аналоговое телевидение?

— Не знал. Ну отлично же!

— Почему?

— Да всё равно оно не показывает. Зачем оно нужно?

Отправляюсь вниз по улице Больничной. Напротив кладбища – двухэтажный дом на два подъезда. На крыше дома, словно колючки, стоят антенны. Однако видно, что они уже не востребованы: скоро их снимут и отправят на свалку. Почти возле каждого окна висят пожелтевшие тарелки. Рядом в огороде копается девушка. Запыхавшись от тяжёлой работы, Вика Гудкова соглашается со мной немного пообщаться. Спрашиваю, пользуется ли кто‑нибудь из знакомых односельчан аналоговым телевидением.

— Навряд ли. У нас здесь оно плохо берёт. Работают только первая и вторая программы, – отвечает девушка. – Извините, но мне надо работать.

Спускаюсь до улицы Куток. Из двухэтажного дома с большими воротами выходит пожилой мужчина с внуком.

«Аналоговым телевидением в селе уже почти никто не пользуется, у всех стоят тарелки. Там так много каналов, что половину из них мы и не смотрим», – говорит Сергей Береговой.

— Давно перестали пользоваться?

— Да года два назад.

За поворотом я вижу выходящего из гаража мужчину. Внимательно выслушав, что аналоговое телевидение прекращает работать, Владислав замечает:

«Есть те, кому дети помогают, покупают тарелки, приставки. Но есть и те, кто похуже живёт и не может себе это позволить. Их мало, да, но они есть. Я бы это учёл».


для комментариев используется HyperComments