• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
30 ноября 2015 г. 16:49:19

Как появляется внутренняя потребность помогать другим

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Анатомия волонтёрства
Участники благотворительной акции «Бежим в Пекин». Фото Игоря Гончарова

Люди, которые находят желание и время заниматься волонтёрством, для меня если не святые, то, по крайней мере, знакомые с ними за руку. Мы пообщались с молодыми и успешными ребятами, которые занимаются бизнесом, заводят семьи, ездят на море и ходят в кино, но в свободное от всех этих приятных занятий время успевают спасать мир.

Не причини добро

Зачем помогать другим? Наверное, потому что ты можешь. Когда одолел две-три ступени пирамиды потребностей – желудок полон, телефон достаточно свежей модели и знаешь, что, в принципе, ждёт тебя завтра – в душе появляется смутное томление: а правильно ли я живу? Нужен ли я этому  миру или прохожу ещё несколько десятилетий, так и не оцарапав земной коры?

Помощь другому как будто заземляет – я совершил поступок, от которого кому-то стало хорошо – значит, я нужен! Конечно, это только одна из сторон, инстинктивная по природе. А имеет ли значение для человека, получившего помощь, из чистых или эгоистичных побуждений ты ему помог? Удивительно, но, думая, что помогаешь, можно только навредить. Благотворительность должна быть осознанной.

Простой пример: бездомный просит денег на еду. Ты дал ему 50 рублей, почувствовал себя хорошо, умаслил совесть. А он напился и замёрз. Захотелось помочь? Поговори с человеком и узнай, что у него за беда, может, ему всего-то нужен билет до дома. Нет времени и желания погружаться в чужую проблему так глубоко? Тогда можно купить еды в ближайшем магазине. Это потребует десять минут времени, но будет реальной помощью человеку.

Иначе возникают совершенно абсурдные ситуации.

«Простите, что такая молодая к вам обращаюсь…» – звучит в маршрутке.

Старушка морщинистыми руками выковыривает несколько рублей, долго думает, дать ли десятку, и откладывает её обратно в кошелёк. Протягивая мелочь девушке, бабуля поворачивается ко мне и говорит: «Ух, цыгане, развелось, не верю я им». Я изумляюсь: «Зачем же даёте деньги?». В ответ – неопределённый жест плечами.

Коллективный разум

Ребята рассаживаются в круг – кто на стульях, кто на подушках. Роскошное плетёное кресло-качель пустует.

«Это для королев», – шутя, замечает Олеся Антонова, организатор сегодняшней встречи.

«О, тогда я, пожалуй, пересяду», – с улыбкой располагается певица Дина Китаева.

Большинство из присутствующих видят друг друга впервые: это встреча с новыми членами проекта «С музыкой в сердце». Участники, молодые ребята в основном предприниматели в разных сферах, от спорта до организации свадеб. Для Олеси это второй благотворительный проект, в первом «Маленькому сердцу биться» собирали средства на УЗИ-навигатор для детского онкологического отделения («ОнОнас» писал об этом в марте 2015 года. – Прим. ред.).

Встреча волонтёров, решивших помочь Игорю.
Встреча волонтёров, решивших помочь Игорю.
Фото Ольги Алферовой

«Идея возникла на лидерском тренинге, – рассказывает Олеся. – Было задание на командную работу: придумать и разработать стратегию любого совместного проекта. Мы решили заняться благотворительностью, в принципе, можно было оставить это на уровне идеи – для тренинга этого было достаточно, но мы втянулись и решили не заканчивать проект, а продолжать дальше. Когда обдумывали, на что направить силы, я предложила помочь Игорю».

Игорь Антонов – это Олесин сын. Ему 19 лет, он занимается музыкой, поёт и играет на гитаре, учится на звукорежиссёра в Белгородском институте искусств и культуры. У него редчайшее заболевание – мышечная дистрофия Беккера: молодой человек как будто стареет с огромной скоростью – мышцы теряют свою эластичность, становясь хрупкими, как старая резинка. Большинство людей с такой болезнью к 20 годам уже не могут самостоятельно передвигаться, Игорю тоже сложно подниматься по лестнице или долго куда-то идти, он может неожиданно упасть, но, несмотря на это, принял решение быть максимально самостоятельным: переехал жить в общежитие.

«В Китае есть медицинский институт, где эту болезнь не лечат, но проводят восстановительную терапию, позволяющую вызвать рост мышц, – рассказывают волонтёры. –  Это  даёт  шанс  добавить 10 лет активной жизни – как мужчине и творческому человеку ему это очень важно. Для лечения необходимо собрать 1,17 млн рублей».

Игорь Антонов.
Игорь Антонов.
Фото из личного архива

Беги, Игорь, беги!

Каждый из ребят вкладывается в проект по-своему: один жертвует деньги, другой своё время, третий делится талантом. Так появились рекламный ролик проекта, профессиональный пиар, листовки, благотворительный концерт Дины Китаевой и идея марафона «Бежим в Пекин».

За каждый километр, который удалось пробежать, участник делал добровольный взнос в 100 рублей и в Интернете передавал эстафету своим пятерым друзьям. Так акция «добежала» до Казани, Москвы и Нижневартовска.

Антон Мухин бежал в Пекин с загипсованной рукой.

«Нечасто присоединяюсь к благотворительным акциям, но эта убедила тем, что деньги пойдут реальному человеку. Думаю, это вообще для многих аргумент: гарантия того, что средства принесут пользу».

«Я готов участвовать в благотворительных акциях, но не во всех, конечно: их сейчас очень много, и меня одного на всех не хватит, – говорит Максим Фёдоров, тоже совершивший благотворительный пробег. – Много акций направлено просто на сбор денег, а организаторы «Бежим в Пекин» подошли с душой: объединили здоровый образ жизни, спорт, бег – придумали позитивный повод помочь. Молодцы! Мне не нравится, когда люди, например, попрошайничают по маршруткам, говоря одни и те же шаблонные фразы. Напоминает какие-то истории про группировки, где нуждающихся крышует, обучает и заставляет работать криминал. Такое наоборот только отталкивает».

  • Максим Фёдоров.

  • Антон Мухин.

Человек, который хочет развиваться, неизбежно почувствует потребность отдавать что-то другим. Этот процесс похож на колодец: если из него не брать воду, то она уходит либо протухает. Так и здесь – если не использовать силы и энергию, которые тебе даются, вероятно, их будет всё меньше.

«Я почувствовала это пять лет назад, – делится Олеся. – Когда всё более-менее устаканилось – квартира, машина, семья, работа – началась рутина: проснулся, выпил кофе, поехал на работу, забрал детей из школы, поговорил о ерунде, поругался, помирился… Неужели это и всё, из чего состоит моя жизнь? Появилось желание помогать другим: сначала я пошла в детский дом, потом ещё куда-то, но всё это получалось как-то коряво, от случая к случаю. Постепенно я поняла, что нужен подходящий по духу проект и – обязательно! – единомышленники. Мне кажется, в этом сила любого проекта – участие многих заряженных людей. Если кто-то решает больше не продолжать, то всё в порядке, мы благодарны ему за помощь и знаем, что справимся, потому что рядом свои люди».

Фото Игоря Гончарова

Всему своё время

Благотворительность, как лакмусовая бумажка – если есть организация, значит, есть проблема, с которой не справляются созданные для этого общественные институты. В идеале, эти организации как бы выполняют госзаказ: эксперты и добровольцы изучают и решают проблему, государство даёт на это деньги. В идеале…

Известно, что у жителей многих развитых стран принято ежемесячно переводить сумму с зарплаты на благотворительность, а быть волонтёром – это вообще норма повседневности. У нас добровольчество, увы, совсем не в моде, благотворительность часто встречается со скепсисом. Да, нужно время, чтобы наесться, поменять сто телефонов и, наконец, расслабиться: завтра мир будет таким же, как и сегодня. Нельзя навязать или пропиарить высокую потребность помогать другим, нельзя убедить, что волонтёрство – это круто. Можно только созреть и самому прийти к этому в своё время.

P. S. Пока создавался этот материал, акции благополучно завершились, и нужную сумму удалось собрать. 25 октября Игорь улетел лечиться.


для комментариев используется HyperComments